Антон Шипулин: «Когда из-за политики обзывают членов моей семьи, это выводит из себя»

15 марта 2020, 12:20

Статья опубликована в газете под заголовком: «Антон Шипулин: "Сейчас у нас команды нет, все сидят по разным углам"»

№ 8155, от 16.03.2020

Антон Шипулин и Александр Логинов. Фото Андрей Аносов, СБР
Лучший биатлонист России последних лет — об уходе Фуркада, депутатстве и потере олимпийского золота Сочи-2014.

Антон Шипулин. Родился 21 августа 1987 года в Тюмени. Женат, двое детей.
Бронзовый призер Олимпийских игр (2010). Чемпион мира (2017). Шестикратный призер чемпионатов мира. Обладатель малого Кубка мира в зачете масс-стартов (2014/15).
Завершил спортивную карьеру в 2018 году. Депутат Государственной Думы, член фракции «Единая Россия».

Шипулин не руководит российским биатлоном, но последнее время принимает активное участие в происходящих в нем процессах. Именно он на протяжении нескольких часов общался с нашим чемпионом мира Александром Логиновым сразу после полицейского рейда в Антерсельве, и в итоге сумел уговорить Логинова продолжить выступать.

А еще Шипулин неожиданно остался без титула олимпийского чемпиона Сочи-2014, так как его товарищ по победной эстафете Евгений Устюгов дисквалифицирован. Теперь за ту награду предстоит долгая борьба в суде.

Но начали мы разговор с Антоном, конечно, с самой актуальной темы — прощания со спортом его давнего соперника француза Мартена Фуркада.

— Сегодня объявил о завершении карьеры Фуркад. Что чувствуете?

— У меня давно было предчувствие, что в этом году Фуркад закончит. Считаю, он все правильно сделал. Ему на пятки наступают соперники из своей же команды, а самые яркие годы, наверное, уже позади. Можно было, конечно, еще помучить себя и бегать дальше. Но с каждым годом все было бы только хуже.

— Теперь норвежец Йоханнес Бе будет выигрывать вообще все подряд?

— Пока он фаворит, который на голову выше всех. Но новые фамилии появляются практически каждый сезон. Смотрите, как добавила сборная Франции...

Говорить о прошлом или нет — решать Логинову. Это только его жизнь

— Вы три часа общались на чемпионате мира в Антерсельве с Александром Логиновым. О чем?

— Саша по характеру более закрытый, чем я и многие другие спортсмены. Мы говорили сразу после полицейского рейда, и конечно, Саша был очень разочарован. Он был вымотанный, невыспавшийся, злой. Тогда он решил не выходить на масс-старт. Я уговаривал, чтобы он ни в коем случае не завершал сезон, а съездил домой, отдохнул и продолжал бегать. Увидим ли мы его в следующем сезоне, я не могу сказать. Надеюсь, в ближайшее время мы с ним где-то еще встретимся и обсудим. Как любой болельщик, конечно, я хочу видеть его на трассе.

— Вам понятны его мысли о завершении карьеры? Со стороны это выглядит странно: одно дело вы закончили после аналогичного полицейского рейда, уже имея за плечами титул олимпийского чемпиона и в возрасте за 30. И другое — Логинов, в расцвете сил, только что став чемпионом мира. Как можно в такой момент взять и уйти?

— Я закончил не после полицейского рейда, а по стечению нескольких обстоятельств. Что касается Саши, давайте будем честны: ему уже 28 лет. Это возраст, когда пора задумываться о том, что молодые соперники быстрее восстанавливаются, лучше адаптируются к каким-то трассам. Мы не можем ему приказать, у него своя голова на плечах. Что бы он ни решил, к этому нужно отнестись с уважением.

— Вы принимаете его упорное молчание по поводу допингового прошлого?

— Скрывать не буду, мы это обсуждали. Но тут, опять же, решать самому Саше. Это только его жизнь.

— Вы можете себя представить на его месте?

— Это некорректно. Я не буду отвечать на этот вопрос.

Сейчас команды нет, все сидят по разным углам

— Как вам в целом сезон в исполнении российской сборной?

— По пятибалльной шкале поставлю «три с минусом». Есть золотая медаль чемпионата мира, но в целом по сезону команда смотрелась очень плохо. Нет смысла кого-то выгораживать, потому что все видели: по сравнению с прошлым годом у нас нет никакого прорыва, а скорее есть регресс. Если бы не медаль Логинова, сезон можно было бы считать полностью провальным. Впереди большая работа для тренеров и руководства, потому что так оставлять подготовку команды нельзя. Надо что-то менять.

— По поводу медали Логинова есть разные мнения, чья это заслуга: его личных тренеров или все-таки тренерского штаба сборной?

— Прежде всего, это заслуга самого Логинова, его умения сконцентрироваться в самый нужный момент. А уж кто ему больше помог, лучше спросить у него самого.

— Вы понимаете президента Союза биатлонистов России Владимира Драчева, который в интервью сказал, что время Евгения Гараничева проходит и «Акела промахнулся»?

— Он так дословно сказал? Владимир Петрович взрослый, опытный человек, ему решать, что и кому говорить. Может, я бы сформулировал это мягче: Жене стоит задуматься о том, чтобы завершить карьеру. Но с другой стороны, ведь ничье место он не занимает. Если молодые его не обыгрывают, он имеет полное право оставаться в команде столько, сколько сам считает нужным. Рано или поздно его время уходить все равно настанет. Так происходит у всех, даже у Фуркада.

— Как вам условно «молодое» поколение нашей команды — Латыпов, Поршнев?

— Я бы не сказал, что это прям молодежь. У них были хорошие моменты, как в Нове-Место, но в целом, нужен более системный подход. Нельзя надеяться на людей, которые проявили себя в одной гонке. Нужно возвращаться к периоду, когда вся команда была очень сильной и, главное, сплоченной. Сейчас же как таковой команды нет. Все сидят по разным углам, и это, я считаю, ключевая проблема российского биатлона.

— А почему так происходит?

— Все зависит от руководства и тренеров. Сейчас не хватает какого-то связующего звена, которое всех объединит. Например, у нас был тренером Аликин — никого не подпускал, всех держал в кулаке. Мы понимали, что в любой ситуации он за нас будет стоять горой. Или потом я работал с Крючковым — та маленькая команда была лучшей в моей жизни. Мы реально были как семья и могли друг за друга перегрызть глотку.

Хочу верить, что есть шанс сохранить олимпийское золото

— Насколько вы были готовы к тому хейту, который обрушился на вас после избрания в депутаты?

— Я всегда переживал по поводу комментариев в Интернете. И честно скажу, я был к такому не готов. Сейчас уже потихоньку адаптируюсь, начинаю понимать, что без этого в политике никак. Но когда начинают проклинать или обзывать членов моей семьи, это все равно выводит. И самое обидное, что чем больше ты делаешь, тем больше негатива получаешь в ответ. Поначалу даже руки опускались, думал: «Вот зачем я так убиваюсь? Прилетаю из Москвы домой, пару часов провожу с семьей, а потом опять еду по делам?..» Но потом ты видишь реальные результаты, и это помогает продолжать.

— Насколько сейчас сильны ваши политические амбиции? Вы определенно хотите заниматься по жизни именно этим?

— Мне нравится помогать людям. Я ведь и до этого работал в Общественной палате, у меня есть благотворительный фонд. Но для депутата все-таки на первом месте законодательная деятельность. Сейчас у меня есть уже три законопроекта, и это очень интересный опыт. Ни в каких книжках такого не прочитаешь. Я не лезу в темы сельского хозяйства, например, а действую в тех областях, в которых разбираюсь — спорте, некоммерческой деятельности, которой я занимаюсь десять лет. И еще два-три направления.

— Тогда вопрос по спортивному законодательству: как вы относитесь к введению уголовной ответственности за применение допинга?

— Хорошо отношусь. Если интересно мое мнение, я за ужесточение ответственности. Пусть будут штрафы, уголовное преследование. Но самое главное, что наказывать надо не только спортсменов, а тренеров и руководителей. Потому что чаще всего виноваты те, кто уже с юного возраста предлагают своим спортсменам нечестную игру и провоцируют распространение допинга.

— Что скажете о том, что можете лишиться олимпийского золота Сочи-2014 из-за дисквалификации товарища по эстафете Евгения Устюгова?

— Я сильно переживаю ту ситуацию. Хотел бы помочь Евгению, предлагал ему адвокатов, но он сказал, что его делом и так занимаются грамотные специалисты. Сам подать иск и участвовать в процессе я тоже не имею права. Так что остается только ждать и верить в благополучный исход.

— Вы в него верите?

— Конечно. Надежда связана с тем, что положительных проб не было. По словам адвокатов, все строится на показаниях Родченкова и базе LIMS. Поэтому шансы есть. По крайней мере, я очень хочу в это верить.

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Результаты опроса

проголосовало: 15718
Все опросы
Что вам интереснее — биатлон или лыжи?
Биатлон
48.5%
Лыжи
51.5%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
131
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир