19 января, 12:45

«Была невнимательна к своему организму. Глаза застилали амбиции». Светлана Миронова — о том, когда вернется в биатлон

Корреспондент отдела спорта
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Интервью с серебряным призером Олимпиады о тяжелой осени и планах на сезон.

В Раубичах в эти дни проходит четвертый этап Кубка Содружества. В соревнованиях у женщин на нем выступает только одна россиянка, которая была на Олимпиаде в Пекине, — Ирина Казакевич. Три девушки ушли в декретный отпуск (Кристина Резцова, Ульяна Нигматуллина, Валерия Каюмова), а Евгения Буртасова и Светлана Миронова пока набирают форму. Миронова приехала в Белоруссию, но выступать на Кубке Содружества пока не планирует. О том, когда серебряный призер Олимпиады выйдет на старт, она рассказала в интервью «СЭ».

Худшие мои состояния были в сентябре, октябре и начале ноября

— Почему присоединилась к своей группе именно в Раубичах? Летом ты же именно здесь провела первый сбор.

— Это совпадение. Сейчас я почувствовала, что мой организм еще на этапе восстановления, но уже то состояние, когда могу работать в команде. Сборы — это сборы. Здесь все организовано. Ты пришел, потренировался, покушал, поспал, полноценно восстановился. И так каждый день. Дома все-таки необходимо организовать тренировку, приготовить себе поесть. Это все дополнительно отнимает энергию. Если мы говорим в контексте восстановления, то тренировки дома — абсолютно хороший вариант. Но если говорим о чем-то более серьезном, то, конечно, необходимо тренироваться в команде.

— Состояние приходит в норму?

— Определенно.

— Когда был худший день?

— Худшие мои состояния были в сентябре, октябре и начале ноября.

— Как это проявлялось?

— Состояние полного упадка сил, когда ты не можешь делать ничего и тебе сложно двигаться, что-то делать, просто жить обычную жизнь, не говоря уже о спорте.

— Эмоционально как себя чувствовала?

— У тебя нет сил даже на эмоции. Ты находишься в настолько угнетенном и тяжелом состоянии, что это все передается на эмоциональный фон. Наверное, эти два-три месяца были пиковыми.

Светлана Миронова. Фото СБР
Светлана Миронова.
СБР

— Эти месяцы ты вообще не тренировалась?

— Не тренировалась сентябрь и половину октября. Далее уже начала потихоньку втягиваться. Сначала делала по одной тренировке. После того как немного адаптировалась, начала делать по две.

— Как ты понимала, что есть силы и можно потренироваться? Откуда они взялись?

— Это очень четко ощущается. На фоне полного отсутствия сил ты понимаешь, что вот сейчас можно. Появляется желание тренироваться. Когда находилась в тех состояниях, этого желания, естественно, не было.

— Тяжело ли было принять решение о пропуске начала сезона?

— Я в этой ситуации мыслила рационально. Понимала, что мне необходимо восстановиться и если я этого не сделаю сейчас, то это все будет тянуться очень долго. Плюс сезон не международный. Если бы он был международным, то это было бы вдвойне тяжелее. Поэтому я приняла такое решение. На тот момент еще не было такого состояния, которое бы позволяло мне полноценно тренироваться и хотеть бегать соревнования. Если ты готов, но по каким-то причинам не бегаешь соревнования — это эмоционально очень тяжело. Но если ты не готов, если у тебя нет сил, то здесь все достаточно легко.

— Гонки смотрела?

— Некоторые, когда было время. Все-таки я уже начала больше тренироваться, когда начались старты. Поэтому если на какие-то гонки попадала, то смотрела.

— За эти два-три месяца не было мыслей бросить спорт?

— Именно мыслей, чтобы завершить, не было. Потому что понимала, даже когда такое могло где-то проскакивать, что это не мои мысли, а моего угнетенного состояния, и не стоит на них реагировать. Но было непонимание, смогу ли я восстановиться или нет.

— С другой стороны, ты состоявшийся спортсмен, призер Олимпиады. Зачем еще мучить себя?

— Потому что еще слишком много амбиций, чтобы завершить сейчас. Когда пойму, что неинтересно, тогда и завершу. Пока такого нет. Тем более сейчас присоединилась к команде и почувствовала больше, что еще хочу.

— После Игр ты рассказывала, что есть большое желание участвовать в следующей Олимпиаде. Этот огонь не угас?

— Да, конечно, я хочу еще на одну Олимпиаду. Но когда находилась в более тяжелых состояниях, об этом мыслей особо не было. Ты просто не думаешь об этом.

В первую очередь за свой организм ответственна я

— Стало ли понятно, когда ты начнешь участвовать в гонках?

— Пока что ясно. Целенаправленно хочу готовиться к чемпионату России. Однако если будут хорошие соревновательные кондиции, то начну раньше. Возможно, где-то в Ижевске стартану. Все будет зависеть от состояния, от того, как организм реагирует на нагрузку, насколько быстро он будет приходить в кондиции.

— На двух этапах в Раубичах точно не выйдешь на старт?

— Сто процентов. Здесь я делаю определенную работу, готовлю базу для соревнований.

— Если выступишь сейчас хотя бы в одной гонке, то это риск все испортить?

— Я просто не понимаю, для чего. У нас же есть определенные этапы подготовки, когда мы прорабатываем свое тело в одних зонах, других зонах. Соревнования — это максимальная зона. Скорее всего, если даже сейчас побегу соревнования, я не выйду на свой максимальный пульс. То есть мой организм будет меня лимитировать. Вот здесь я не понимаю, для чего бежать. Если можно просто сделать работу и получить такой же эффект.

— Причину всего этого удалось узнать? Почему так произошло? Это из-за постоянных болезней весной или что-то еще?

— Да, думаю, что связано с болезнями. Наверное, после них я была невнимательна к своему организму. Когда он давал сбой, продолжала тренироваться, хотя необходимо было сразу бить тревогу и идти полностью обследоваться. Мы, конечно, сдавали биохимию. Там все было неплохо. Тем не менее какие-то более узкие показатели мы в команде не сдаем.

— Из всех россиянок, кто был на Олимпиаде, выступает только Ирина Казакевич, но, на мой взгляд, не совсем в свою силу. Трое ушли в декрет, вы с Женей Буртасовой боретесь с состоянием. Нет ли тут совпадения? Что перегрузили организм в олимпийский сезон, из-за чего начались болезни.

— У меня и в олимпийском сезоне начались определенного рода проблемы. Они были не так сильно проявлены, но тем не менее были. С этим тогда я ничего не могла сделать. Хорошо, что сейчас у меня появилась возможность, чтобы полностью обследоваться, выявить причину и восстановиться.

— Михаил Шашилов в интервью «Чемпионату» взял на себя вину за твое состояние. Как ты это восприняла?

— Честно сказать, я такой комментарий не видела. Не считаю, что здесь виноват кто-то один. Когда работает команда, ответственны все. В первую очередь за свой организм ответственна я. Если у меня что-то не так, я обязана подойти и сказать, что у меня что-то не так, а не идти тренироваться. Но когда я продолжаю это делать, когда глаза застилают эти амбиции, этот максимализм, то чья тут вина? Моя. Это мой организм, мое здоровье. Только я за него ответственна.

— С Шашиловым после ухода из его группы общаетесь, здороваетесь?

— Да, конечно. Пересекаемся.

Светлана Миронова. Фото СБР
Светлана Миронова.
СБР

Главная цель сезона — восстановить здоровье

— Есть мнение болельщиков, что Миронова и спорт — все, зачем ей уже бегать? Ты же, как будто в ответ, выкладываешь в соцсетях, как ты спортом занимаешься. Это намеренно или мне показалось?

— Если честно, я не видела таких комментариев. Наоборот — слова поддержки, что люди ждут моего возвращения, что хотят смотреть на мои выступления. Это первое. Во-вторых, люди, конечно же, могут иметь свое мнение, но оно ко мне никак не относится.

— У тебя каждый год был расписан по месяцам. Сейчас не было непривычно, что стало много свободного времени?

— Впервые за 20 лет я не делала ничего такой большой промежуток времени. Но ничего не делала относительно спорта. Все-таки восстановление — это процесс, который тоже требует времени. Обследование, анализы. Поэтому не сказала бы, что лежала и думала: «Ого. Чем бы себя занять?» Такого не было.

— Сноубордист Вик Уайлд мне рассказывал, что больше уставал, когда приезжал со сборов домой, потому что нужно было решать всякие бытовые вещи. У тебя такой усталости не было?

— Это всегда так. Я об этом сказала в начале, что когда ты на сборе, у тебя организовано все. Но, опять же, надо понимать: если я нахожусь в своем обычном состоянии и ничего не делаю — это одно. А если нахожусь в тяжелом состоянии, то это другое. Потому что у тебя нет столько сил, чтобы что-то делать. Ты хочешь тратить все свое время на отдых. Просто спать, лежать и ничего не делать.

— Ты вообще ничего нового не делала? Курсы кройки и шитья, английского?

— Нет. Занималась, но не сильно. Пианино, английский язык. Гуляла, сериалы смотрела. Примерно все.

— Новый год ты провела в Сочи. Почему там?

— Мне захотелось. Никогда не была в Сочи на Новый год.

— Что загадала себе на Новый год и какая сейчас цель, если она присутствует, на этот сезон?

— Ничего не загадывала, потому что если мне захочется, то каждый день могу загадывать желания. А на этот сезон самая главная цель — восстановить здоровье и чтобы была какая-то база для следующего сезона.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости