20 января, 13:15

«Не почувствовал, что негативный фон вокруг меня изменился. Кто-то его создает». Интервью тренера Истомина

Корреспондент отдела спорта
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Вопросы к руководителю одной из сильнейших биатлонных групп в стране.

Одним из самых обсуждаемых событий межсезонья было назначение Артема Истомина руководителем мощной группы биатлонистов, в состав которой входят три призера Олимпиады — Светлана Миронова, Кристина Резцова и Карим Халили. Многих смущал возраст специалиста (на тот момент Истомину было 26 лет) и его опыт. Стартовавший сезон вопросы по поводу профессионализма и компетентности тренера поубавил. Спортсмены его группы регулярно попадают на подиум и находятся на лидирующих позициях в общих зачетах Кубка России и Кубка Содружества. На этапе в белорусских Раубичах Истомин ответил на вопросы корреспондента «СЭ».

Хотели бы пропустить этап в Рыбинске

— Вы не поехали на этап в Рыбинске. Как следили за Кубком России в Раубичах? Приходилось ли подстраивать тренировки здесь под трансляции гонок?

— Нет, тренировались и параллельно смотрели некоторые гонки. Изучали аналитику. Я же все равно не повлияю на выступление. Если пропускал трансляцию, то после в записи смотрел.

— Довольны ли тем, как выступили ваши спортсмены там?

— Ксюша Довгая хорошо выступила, порадовала, Лиза Каплина собралась, Катя Носкова в спринте неплохо себя проявила, Настя Гореева постоянно была рядом, не хватало ей одного-двух выстрелов, чтобы бороться за призы. Конечно, был тяжелый этап, но только потому, что они сами его себе усложнили стрельбой. Все можно было сделать легче.

— Но там был не самый простой ветер.

— Да, но справлялись же. Та же Лариса Куклина. Это все стрелковая база и их подготовленность в этом компоненте.

— Не сказали про Халили.

— Его состояние сейчас оставляет желать лучшего. В стрельбе понятно, что он в порядке. Три промаха на спринте связаны с сильным порывом. Но состояние его далеко от идеального.

— В Раубичах на сборе вы оставались с тремя спортсменами — Серохвостовым, Мироновой и Гербуловой?

— Да.

— Пообщался с Мироновой. Она сказала, что, возможно, вернется к гонкам на соревнованиях в Ижевске. Какое у вас видение ситуации?

— Будем оценивать по первым интервальным работам и дальше принимать решение. Пока все складывается неплохо. Нормально двигается, динамика хорошая, восстанавливается, набирает тренировочную форму, но пока не гоночную.

— Она говорит, что в том, что случилось с ее состоянием, виновата в первую очередь она. Вы свою вину в этом видите?

— Так я еще не успел с ней поработать. Она еще ни одного сбора не отработала.

— В Раубичах летом она была.

— Там был не полноценный сбор. Ей приходилось постоянно восстанавливаться.

— Как себя чувствует Гербулова?

— Получше, чем до этого. Сейчас было главным восстановиться после болезни. Она еще в начале сбора в Раубичах приболела. Приходилось корректировать нагрузку.

— Она не поехала в Рыбинск на Кубок России по состоянию здоровья или потому что на Кубке Содружества была лидером общего зачета, поэтому надо было лучше подготовиться к этапу в Раубичах?

— Нет. Мы изначально планировали стартовать везде. Конечно, мы бы хотели пропустить этап в Рыбинске, чтобы в более нормальном состоянии подойти к Кубку Содружества в Раубичах. Но просто если бы мы туда не поехали либо какие-то гонки пропускали, с нашей стороны это было бы некрасиво. Все равно на это тратятся большие деньги, болельщики приходят на соревнования. Если мы их еще будем пропускать...

— Можно было бы Халили дать отдохнуть, учитывая его не самое оптимальное состояние.

— А как? Болельщики пришли на него посмотреть, а он не бежит. У нас что, Олимпиада или чемпионат мира на носу?

— В Рыбинске целые группы пропустили этап, а тут один Халили из вашей команды.

— Это их подготовка. Не буду за них отвечать, только за себя.

Артем Истомин на тренировке. Фото СБР
Артем Истомин на летней тренировке. Фото СБР
Фото СБР

Мы должны расти и подбираться к уровню Кубка мира

— Важно ли для вас и для ребят, какие позиции они занимают в общих зачетах Кубка России и Кубка Содружества?

— Для меня больше важно, чтобы они в каждой гонке были эффективны, чтобы отрабатывали качественно и по дистанции, и на рубеже, чтобы не было постоянных качелей.

— Сейчас эти качели есть?

— Да, практически у всех.

— Если брать в среднем, довольны ли вы началом сезона?

— Наверное, да. С другой стороны, не все получилось, что хотели. Сейчас это можно констатировать. Карим не выступает так, как должен, Данила не бежит так, как должен. У девочек тоже качели были в подготовке после всех болезней. Надо стараться все нивелировать. Но в тех рамках, в которых находимся, пока не можем это сделать. Все равно живем в одной гостинице, питаемся в одной столовой. Не можем изолироваться никак. Эти болезни были на Кубке России всегда, просто нас здесь не было. Каждый год одно и то же. Дело в том, что спортсмены под нагрузкой, еще и когда надо бежать соревнования, они становятся очень уязвимыми. А там идет по цепочке — задевает одного, второго, третьего... И группа уже нарушилась. В этом плане нельзя быть довольным. Потому что мы должны расти и подбираться к тому уровню, который показывают на Кубке мира.

— Если посмотреть голые зачеты Кубка Содружества и Кубка России без аналитики, то видно, что ваши спортсмены находятся в них наверху. Считаете ли вы свою группу сильнейшей в стране?

— Во-первых, группа не у меня, а у нас, потому что не один в ней работаю. Есть еще тренеры и специалисты, которые мне в этом помогают. Спасибо им за это большое. Тот коллектив, который у нас собрался, достаточно профессиональный, за исключением меня, наверное. (Смеется.) Они более профессиональны, чем я. По поводу того, что у нас сильнейшая команда — не знаю. Пока еще половины сезона не прошло. Плюс мы должны подойти к главному старту и там выступать хорошо. Если это получится, то можно будет так говорить. Пока по девочкам можно сказать, что хорошее начало, а по поводу парней — нет. Как минимум не то, на что я ориентировался. Ставил для себя другие цели. Если говорить про Даниила, там нельзя было по-другому, когда он два месяца пропустил подготовки, а еще месяц восстанавливался.

— Чувствуете ли конкуренцию вашей группы и группы Михаила Шашилова?

— Лично я не чувствую. Может быть, чувствуют спортсмены. В целом мои переживания связаны с тем, чтобы они каждый год росли и эти темпы роста были выше, чем сейчас.

— Кто вас удивил с положительной точки зрения?

— Лиза Каплина раскрывается. Но я еще в июне в одном из интервью говорил, что она может претендовать на высокие результаты. Можно сказать, что работа с Натальей Гербуловой была достаточно эффективной. Потому что у нее основным лимитирующим компонентом были ее финишные круги. В декабре она хорошо с ними справлялась. Настя Гореева в профессиональном уровне растер, сбалансированна. Не в каждой гонке, конечно. Над стабильностью надо работать. Думаю, что ее темп роста мог быть выше. Не так ярко выступает пока Катя Носкова, но думаю, что сейчас доберет. Ксюша [Довгая] прогрессирует. Надо понимать, что для нее непросто тренироваться в такой сильной группе.

— Почему?

— Потому что у других спортсменок группы был изначально уровень выше. Они все попробовали международную арену, знают, как там люди бегают. Конечно, как в стрелковом компоненте, так и в физическом плане их уровень выше. Поэтому ей нелегко с ними тренироваться. Но, с другой стороны, она с ними растет. Это видно.

Елизавета Каплина. Фото СБР
Елизавета Каплина.
СБР

Не могу все время думать за спортсменов

— Вы говорили, что парни будут другу друга подгонять. В итоге Серохвостов много болел. Халили от этого не пострадал?

— Конечно, отчасти пострадал, так как только два месяца с Даниилом смог поработать. Дальше уже он работал в одиночку. Но больше не в этом пострадал. В принципе, август и сентябрь он нормально отработал.

— Не думали на следующий сезон добавить в гонку еще одного мужчину в группу? Например, есть Матвей Елисеев, который сейчас разгоняется и с которым вы в свое время хорошо работали.

— Честно говоря, пока вообще не думал. Живем сегодняшними гонками. Конечно, выстраиваем планы на перспективу. Но все равно должны ориентироваться на те кандидатуры, которые бы хотелось попробовать в преддверии следующих Олимпийских игр. Но, с другой стороны, достаточно работы с теми восемью спортсменами, которые у нас здесь есть. Плюс еще есть Кристина Резцова, которая, дай бог, после беременности вернется. С ней тоже нужно будет работать.

— Еще по поводу Серохвостова. Вы не хотели, чтобы он бежал в Уфе, но он не послушал и выступил. Почему вы не настояли?

— Потому что спортсмены должны быть профессионалами и сами оценивать. В первую очередь они — самые главные тренеры у себя. У меня такой подход, что не хочу за них все делать. Даже не то чтобы не хочу. Но они будут более профессиональны. А когда, если не сейчас, этим заниматься? Просто я же не буду все за них думать. Когда у спортсмена со своей стороны более профессиональный подход к делу, тогда и проще с ним работать.

— Серохвостов, как мне кажется, самый строптивый в вашей группе. С ним сложно договориться.

— На самом деле не сложно. Как он сказал в интервью, что хотел перебороть себя. Попробовал. Не скажу, что пожалел, но не думал, что так тяжело гонка дастся. В другой раз будет по-другому оценивать свое состояние.

— Сейчас спортсмены из группы выступают на хорошем уровне. Но не было ли волнения перед началом сезона, что все обернется провалом? Все-таки вы впервые в роли старшего тренера группы.

— Я говорил, что мне придется набивать шишки. С другой стороны, не попробовав каких-то изменений, никогда не нащупаем ничего. Понятно, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Мы можем ошибаться в подготовке. Думаю, что хуже от этого в данном моменте точно не будет. У нас всегда есть контроль переносимости нагрузок. Самое главное, чтобы там нигде не перебрали и не было грубых ошибок, которые влияют на карьеру спортсменов.

— Давило ли общественное мнение?

— На самом деле я на него даже внимания не обращал, если даже оно какое-то было. А так естественно волнение присутствует. Но мне всегда давала уверенности сама команда.

— Говоря про общественное мнение, имел в виду то, о чем говорили с вами летом. Что многие критиковали, что доверили группу молодому и неопытному специалисту. Не почувствовали, что этот негативный фон изменился с началом сезона?

— Нет, не почувствовал. Мне кажется, что он не изменился.

— От результатов ваших спортсменов, как вам кажется, он не зависит?

— Думаю, что нет. Фон есть фон. Кто-то же его создает.

Матвей Елисеев. Фото СБР
Матвей Елисеев.
СБР

Возможно, у Куклиной были сомнения в плане моего профессионализма

— У вас было 10 человек в группе. Сейчас осталось, грубо говоря, семь, так как Миронова всю осень пропустила. Стало ли полегче в плане тренерской нагрузки?

— Команда достаточно разношерстная. У каждого свои лимитирующие стороны. Помимо этого, работа со спортсменами такого уровня, она требует более тонкого подхода. Конечно, вдвоем справиться с такой командой достаточно тяжело. Как минимум в этой команде есть ярко выделенные лидеры. С ними по-другому ведется работа и выстраивается процесс. Конечно, кто-то недополучает внимания. Это выливается в какие-то ошибки в соревнованиях. Результат уже не такой, какой хотелось бы видеть. Потому что когда спортсмены примерно одного уровня, с ними проще работать. Плюс много приходилось заниматься теоретической подготовкой, а на это тоже нужно время. Конечно, это непросто.

— Почему не влилась в группу Лариса Куклина?

— Если честно, для меня самого это вопрос. Может быть, она просто не до конца поверила в то, что мы хотели сделать. Может быть, я не до конца объяснил или она это не поняла. Конечно, подготовка отличалась от того, что они проходили до этого. Возможно, просто были сомнения в плане моего профессионализма и компетентности. Тут ее тоже можно понять.

— У вас не было никаких взаимных претензий или конфликтов?

— Нет, конечно. Мы и сейчас нормально общаемся.

— Как она уходила?

— Мы просто с ней встретились. Она сказала, что хотела бы попробовать поработать в группе Каминского. Я за желание спортсменов. Ему отвечать в первую очередь. Даже не то чтобы отвечать. Это его карьера, его жизнь. Почему я должен распоряжаться?

Лариса Куклина. Фото СБР
Лариса Куклина.
СБР

Интересно посмотреть, как бы выступали на Кубке мира. Но что мы можем сделать?

— Сказали, что большая нагрузка на тренеров. Насколько понимаю, сейчас часть организационных вопросов ляжет на Павла Ростовцева — вице-президента СБР по спорту с функционалом главного тренера. Нужен ли вообще главный тренер сборной в нынешних условиях?

— Для координации работы он, конечно, нужен. Это упростит жизнь тренерам. Нас, на самом деле, не так много. Когда работают два тренера на группу из 8-10 человек, надо понимать, что это спортсмены не одного уровня. Либо мы будем вдвоем стоять на стрельбище, но не будем на трассе. Либо один на стрельбище, один на трассе, но кто-то не будет получать достойного внимания. Это сложно организовать. Поэтому часть нагрузки главный тренер снимет.

— Как восприняли назначение Ростовцева?

— Пока никак. Это только случилось. Даже не знаю, как воспринимать. Только начинаем работать, определили ближайшие задачи и на перспективу. Там уже будет видно. Сейчас пока ничего не могу сказать.

— Дополнительный контроль не напрягает?

— Никто же не будет вредить тренеру и команде. Зачем это просто? Думаю, что, наоборот, это будет помогать.

— Сейчас ваши спортсмены показывают хорошие результаты. Не обидно, что они их показывают на Кубке России?

— Конечно, было бы интересно посмотреть, как выступали на Кубке мира. Но что мы можем сделать?

— Если бы сейчас вернули нас на Кубок мира при полной квоте в шесть человек, сколько бы ваших спортсменов попало в основу?

— Даже не могу сказать. Если бы сейчас был отбор на Кубок мира, подготовка была бы выстроена чуть по-другому у всех.

— Как бы смотрелись они на нем?

— Не могу сказать. Допустим, возьмем француженку Шово. В прошлом году она получала минуту ходом от девочек, а то и больше. В этом году она одна из лидеров ногами на Кубке мира. Поэтому, если так анализировать, то мы должны еще минуту Шово привезти. Непонятно.

— Это же частая история: наши хороши по юниорам, но когда приходит пора Кубка мира, то выстреливают те, кого россияне обгоняли. Почему так?

— У меня есть мысли. Но не хочу их озвучивать. Пока сам отвечаю на эти вопросы и ищу ответы.

— Вы обозначали свою цель — подготовить спортсменов к Олимпиаде. Какая краткосрочная цель на этот сезон?

— Повысить уровень их тренированности. Нагрузка у всех повысилась. Для них, конечно, это было непросто. С другой стороны, было необходимо их обогатить теоретическими знаниями, что касается подготовки, питания, самих соревнований. Все, что влияет на результат. Это стояло основными задачами. Плюс выступать весь сезон ровно и более стабильно. Чтобы не просто подготовиться к какому-то конкретно старту, а на достаточно высоком уровне пройти весь сезон.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости