Допинг

22 ноября, 23:00

Полиция против спорта: как австрийские стражи порядка завершили карьеру Шипулина

Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Кому был нужен ночной рейд силовиков в расположение сборной России на Кубке мира в Хохфильцене в 2018 году?

Австрийский Хохфильцен, 2018 год, второй этап Кубка мира, день перед первой гонкой... В дверь постучали — к российской биатлонной сборной пришла местная полиция. При себе у стражей порядка был список из десяти фамилий и документ, позволяющий провести допрос. Среди кандидатов на беседу были звездные биатлонисты Антон Шипулин, Александр Логинов, Евгений Гараничев, Алексей Волков и Ирина Старых, а также тренер Александр Касперович и врачи и массажисты нашей команды.

Всем свидетелям «спецоперации» запретили пользоваться телефонами и выходить в интернет. Каждого, чья фамилия была в списке, допросили и настоятельно рекомендовали не распространяться об этой истории. Но рупор российского биатлона, Дмитрий Губерниев, узнал о произошедшем и предал историю огласке в своих социальных сетях.

«Внимание! Несколько часов назад в расположение сборной России по биатлону нагрянула австрийская полиция. Перед вами список спортсменов, тренеров, врачей и массажистов, кому предъявлены обвинения в нарушении антидопинговых правил во время чемпионата мира в Хохфильцене в 2017 году. В Австрии это уголовное преступление. Все, кто указан в этом списке, обязаны дать свои объяснения полиции. Интересно, почему именно сейчас и спустя почти два года предъявлены эти обвинения? За последние несколько лет наша команда регулярно проходила и проходит допинг-тесты, и вопросов нет. А теперь они есть у австрийской полиции», — написал комментатор.

Вопросов по поводу случившегося было достаточно. Например, почему прийти к российской сборной решили за день до гонки, хотя разрешение на допрос было получено намного раньше? Почему нельзя было это сделать сразу после прибытия наших спортсменов в Австрию или уже после завершения этапа, когда допросы не могут повлиять на результат? Или полицейские полагают, что они выше подобных резонов?

Полицейские. Фото Global Look Press
Полицейские.
Фото Global Look Press

А что, собственно, случилось?

Наших биатлонистов обвиняли в том, что они якобы занимались переливанием крови на чемпионате мира в Хохфильцене в 2017 году. Данная процедура запрещена Антидопинговым кодексом. В качестве источников, подтверждающих данный факт, использовались некие анонимы и бывший глава московской лаборатории Григорий Родченков. Последний с 2015 года находился в США, но, видимо, оттуда все знал и видел. Ну, и испытывал особые чувства к нашим биатлонистам — это давно известно.

История быстро стала набирать обороты. В тот же день инцидент прокомментировал СБР. «Союз биатлонистов России официально подтверждает, что вечером 12 декабря в расположение национальной сборной команды, приехавшей в Австрию для выступления на этапе Кубка мира, прибыли представители полиции Австрийской Республики. Представители полиции провели опрос ряда российских спортсменов и специалистов. Вопросы касались возможных нарушений антидопинговых правил, допущенных в период чемпионата мира 2017, который проходил в Хохфильцене. Сборная России по биатлону продолжит свои выступления на Кубке мира, Кубке ИБУ и других международных турнирах», — следовало из обращения СБР.

Не остался в стороне и тогдашний глава организации Владимир Драчев, отправившийся в Хохфильцен к команде. «Подтверждаю: получили уведомление о начале следственных действий! Подтверждаю и то, что команда стартует [на этапе Кубка мира в Хохфильцене]. Посольство РФ проинформировано и приступило к работе, сигнал принят. Выделены специалисты. Завтра утром вылетаю в Австрию», — написал в своих социальных сетях Драчев.

Поддержка оказывалась на всех уровнях. С заявлением выступила и пресс-секретарь МИД Мария Захарова: «Честно говоря, немножко диковаты сообщения из Австрии. Не очень понимаю, что возрождается такое в Европе, какие традиции вдруг начали проявляться на европейской земле, чтобы ночью врываться к спортсменам накануне важных спортивных мероприятий и создавать странную, дестабилизирующую и угнетающую для спортсменов атмосферу угроз, недоверия, что-то пытаться объяснить, вручить».

Александр Логинов. Фото Андрей Аносов/СБР
Александр Логинов.
Андрей Аносов/СБР

Охота на ведьм

Эмоциональнее всех на все происходящее отреагировали, конечно, сами спортсмены, которые уже давно вымотаны всеми допинговыми скандалами. Для Александра Логинова вопрос допинга был суперпринципиальным. Ведь он уже отбыл одну допинговую дисквалификацию и в случае повторного инцидента оказался бы отстранен пожизненно.

«Видимо, для того чтобы современному русскому спортсмену бегать, уже недостаточно сдавать допинг-тесты, — написал Логинов в своих социальных сетях. — Я уже был в плохой ситуации за то, чего не делал, и вчера меня, и не только меня, обвинили в каких-то махинациях с переливаниями крови и ещё с чем-то (конкретно нам ничего не сказали). И всё это в феврале 2017 года, когда я бегал всего два месяца. И самое интересное, что это всё на основании [показаний] 100 каких-то опрошенных людей и лично Родченкова. Могу на 1000 процентов сказать, что-то, в чем меня обвиняют, — неправда. И хочу задать риторический вопрос: неужели русские спортсмены настолько не дорожат своей спортивной жизнью и просто жизнью, чтобы заниматься тем, в чём нас обвиняют?»

Евгений Гараничев был краток, но все равно посчитал нужным высказаться: «Попал в число подозреваемых в нарушении антидопинговых правил! Снова скандал! В чем же дело? Мы чисты».

Эмоциональнее всех на ситуацию отреагировал Антон Шипулин, у которого все еще болела свежая рана от Пхенчхана, куда его не допустили без объяснения причин. «Я никогда в жизни не употреблял допинг. Я никогда не нарушал антидопинговых правил. Я всегда добросовестно проходил все допинг-тесты и всегда был открыт для всех антидопинговых служб. У меня нет никакого объяснения происходящему. Я крайне зол, что продолжается охота на ведьм, которая подрывает мое доверие как абсолютно чистого спортсмена не только к борьбе с допингом, но и к нашему виду спорта в целом. Любые обвинения, даже любые домыслы в свой адрес иначе как полным бредом я назвать не могу. Это абсолютно безосновательный бред, ничего, кроме возмущения, не вызывающий. Я всегда честен перед собой, биатлонной семьей и болельщиками. Мне не в чем упрекнуть себя», — написал Шипулин в своих социальных сетях.

Антон Шипулин. Фото Global Look Press
Антон Шипулин.
Фото Global Look Press

Последняя капля

Казалось бы, обвинения очень серьезные. Если найдутся доказательства, что переливание крови было, то Россия лишится всех медалей чемпионата мира 2017 года, Логинов будет пожизненно отстранен, а остальные спортсмены получат четырехлетнюю дисквалификацию. Но эта история началась неожиданно, неожиданно и закончилась. Полиция провела допросы и больше не беспокоила.

Российская сборная спокойно покинула Австрию, отбегав все гонки. Никаких препятствий и задержаний не было. Хотя расследование было завершено не сразу. Лишь в сентябре 2019 года президент СБР сообщил, что наконец-то все обвинения сняты. «Как вы помните, во время этапа Кубка мира в Хохфильцене к нам в гостиницу приезжала австрийская полиция. Так вот, практически все обвинения сняты. На днях мне пришла резолюция по каждому спортсмену и тренеру. В ней говорится о снятии обвинений в отношении нашей команды», — заявил Драчев ТАСС.

Ни извинений, ни публичных заявлений — ничего. Просто тихо закрыли расследование. Для тех, кто инициировал его, жизнь никак не изменилась. Они наделали шуму, заставили понервничать всю сборную и под шумок все свернули, но для биатлонной команды все закончилось тем, что один из лидеров сборной, Антон Шипулин, завершил карьеру, поскольку расследование стало последней каплей.

«Из-за последней ситуации в Австрии, когда бездоказательно начали нас обвинять, у меня опустились руки. Я не выходил из комнаты три дня, старался отвлекать себя тренировками, но это не помогало. Основной и последней точкой был приход австрийской полиции. Я понял, что на этом все не закончено. Тебе в любой момент могут сказать: «Антон, вы отстранены по подозрению». А ради чего я потратил лучшие годы? Я жертвовал ими ради того, чтобы участвовать в чистом, профессиональном, справедливом спорте. Сейчас я этого спорта не вижу», — сообщил Шипулин на пресс-конференции, которую созвал через две недели после австрийского инцидента.

Антон Шипулин. Фото Андрей Аносов/СБР
Антон Шипулин.
Андрей Аносов/СБР

Просили сидеть на месте в одних трусах

Визит полиции в расположение сборной стал уже не первым таким случаем. В январе того же 2018 года на этапе Кубка мира в Антхольце итальянская полиция нагрянула к биатлонистам Казахстана: тщательно перетрясла все вещи, обыскала комнаты, проверила машины — никакого допинга не нашла, но довела тренера Рафаила Мирсалимова до сердечного приступа. Правда, полиция Италии была готова и к такому развитию событий.

«Мы уже проходили через это, поэтому не сильно испугались. Правда, моему личному тренеру стало плохо с сердцем. Полицейские хорошо отреагировали, сразу дали ему медикаменты», — рассказала биатлонистка Казахстана Галина Вишневская журналистам в микст-зоне.

Полиции определенно понравилось «навещать» не только казахстанскую, но российскую сборную. Еще один визит итальянских карабинеров состоялся в 2020 году на чемпионате мира в Антхольце. На этот раз время выбрали ранее, 6 утра, чтобы точно застать всех в номерах.

«Спали с Евгением [Гараничевым], проснулись оттого, что к нам вломились. Они (карабинеры. — Прим. «СЭ») сами открыли дверь. Сразу забрали «оружие» (винтовки. — Прим. «СЭ»), видимо, как у самых опасных преступников. Просили сидеть на месте в одних трусах. Мы смотрели, как проверяли вещи. Их интересовали только мои вещи, потом я попросил, чтобы пришел компетентный переводчик — наш менеджер Екатерина. Перевели документы, которые они привезли, это был запрос от IBU. Какое-то недоверие от них. Были ли какие-то разговоры, что я опоздал на какие-то допинг-тексты? Нет, конечно. Им (IBU. — Прим. «СЭ») это нужно было. Забрали компьютер, личные вещи, телефон. За телефон больше всего обидно. Я не против, если бы они его проверили, что-то скопировали, но это же личное. В 2020 году это необходимо для жизни. Ничего не предъявляли. Это все очень сильно расстраивает. Верю, что это не будет замято, а будет хороший, положительный итог. Если это не беспредел, то близко к этому. Спасибо болельщикам за поддержку, мы не сломаемся. У нас менталитет не такой, [чтобы ломаться]», — рассказал Александр Логинов.

Запрос на проверку Логинова поступил от антидопингового менеджера IBU Сары Фуссек-Хаккарайнен, хотя IBU все отрицал и говорил, что никакого отношения к обыску не имеет. На этот раз причина оказалась еще оригинальнее прежней: у тренера Логинова, Александра Касперовича, была неправильная аккредитация, а он являлся личным тренером «бывшего допингиста» — пазл сложен.

«Это шоу, как обычно, чтобы порадовать болельщиков. Подняли всю команду перед эстафетой, сделали такой жест. Конечно, это все с подачи Международного союза биатлонистов (IBU). Постановление пока не буду показывать. Это заявление в полицию от IBU, чтобы провели проверку, почему Александр Касперович находится в команде России, так как у него была найдена не его аккредитация. Вместе с этим просят проверить его дальнейшие шаги по Александру Логинову. Сейчас будем разбираться, при чем здесь уголовное преследование и допинг. В постановлении написано, что Логинов имел допинговый случай, поэтому они считают, что возможны какие-то случаи его применения еще раз. Всех подключили, я звонил и заместителю руководителя нашего МИД, наша прокуратура подключается. Мы сейчас едем в участок, Логинов остается готовиться к гонке. Слава богу, к Старых не приехали», — заявил президент СБР Владимир Драчев.

В итоге все снова закончилось ничем. Полиция не нашла каких-либо следов допинга, изъяла технику Логинова и уехала. А год спустя на вопрос журналистов, вернули ли ноутбук, Александр ответил следующее: «Связывалась ли со мной итальянская полиция? Телефон и ноутбук до сих пор не вернули. Я не владею никакой информацией».

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости