15:00 29 марта | Биатлон
Газета № 7596, 30.03.2018

Антон Бабиков: "Психолог нужен не мне, а тренерам, которые со мной работают"

Антон БАБИКОВ. Антон БАБИКОВ. Антон БАБИКОВ. Антон БАБИКОВ. Алексей ВОЛКОВ, Максим ЦВЕТКОВ, Антон БАБИКОВ, Антон ШИПУЛИН. Фото Андрей АНОСОВ, СБР Андрей КРЮЧКОВ, Андрей ГЕРБУЛОВ, Алексей ВОЛКОВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Антон БАБИКОВ.
Откровения 26-летнего чемпиона мира о самом тяжелом в карьере сезоне.

– Тут много ребят из других видов спорта, – подошел я к Антону на одном из недавних мероприятий. – Что нового почерпнули из общения с ними?

– Мне любопытно, как на свои виды с профессиональной точки зрения смотрят спортсмены. Мы говорили с Ромой Репиловым, Аленой Заварзиной, было интересно узнать, какая у них атмосфера, тонкости. В этом году я очень хорошо убедился, что на спортивные результаты очень сильно влияет не только физическая готовность, но и психологическое состояние. Это как раз то общее, что есть у атлетов из различных видов.

– Какова доля "физики", а какова психологии для успеха в спорте?

– 60 на 40 в пользу "физики". На одной крепкой психологии не сделаешь ничего, но и имея отличные физические кондиции, будучи подавленным, результата не покажешь.

Антон БАБИКОВ.
Антон БАБИКОВ.

ПОПАЛ В ДВОЙНУЮ ЯМУ

– В этом сезоне были хотя бы две недели, когда вы были в оптимальных физических кондициях?

– Двух недель, к сожалению, не было точно.

– Правильно понимаю, что вы все время чувствовали себя перегруженным?

– Проблема в том, что совпало сразу две крайности: я был физически перегружен, плюс дал слабину психологически. Не нашлось людей, которые смогли бы мы меня поддержать, перенастроить, объяснить. Получилось, что я попал сразу в двойную яму.

– Говоря о помощи людей, которых не нашлось, вы имеете в виду кого-то из тренерского штаба? Ведь это не тот пример, когда вам помогла бы поддержка, например, родителей?

– Родителям действительно было бы сложно найти слова, касающиеся каких-то профессиональных моментов. Они могут поддерживать по-человечески и благодаря этому можно переживать негативные эмоции, связанные с плохими результатами. Это очень важно. Но вместе с тем была необходимость в человеке, который затрагивал бы спортивную психологию, объяснял бы какие-то тренировочные процессы и соревновательные моменты.

– Алена Заварзина в какой-то момент работала с психологом, который был в команде. Вы бы хотели попробовать?

– Пообщавшись немного с Аленой я понял, что она – очень интересный человек. И я хотел бы посмотреть на психолога, который смог бы держать ее на каком-то поводке. Сразу видно, что у нее серьезный внутренний стержень, и чтобы с ней сработаться, специалист должен быть огромным профессионалом.

Что касается меня, думаю, вряд ли какой-то психолог сможет найти ко мне подход. Я бы сказал, что психолог скорее нужен тренерам, которые со мной работают. Не самая однозначная фраза получилась (смеется). Я имею в виду не то, что им нужна какая-то психологическая поддержка, речь о том, чтобы психолог помогал им находить общий язык со спортсменами. В России тренеры крайне редко устанавливают хороший контакт сразу со всей командой. С одним-двумя спортсменами – бывает, а больше – редко.

Антон БАБИКОВ.
Антон БАБИКОВ.

КОНТАКТ С ТРЕНЕРАМИ ПРОПАЛ

– У вас в карьере был период, когда вы работали со специалистом и понимали: "Да, это мой тренер"?

– Была хорошая атмосфера в юниорской команде, но это все-таки не то. Там совсем другое психологическое давление.

– С кем вы тогда работали?

– С Александром Касперовичем. Но с тех пор многое изменилось. В первую очередь, мы сами. Да и остальные. Например, работая три года назад с Андреем Падиным все воспринималось иначе. На протяжении нескольких лет у нас был контакт. К сожалению, мы его потеряли. Но такое в спорте случается, ничего криминального тут нет.

– Сейчас в сборной есть хоть один специалист, с которым у вас этот контакт есть?

– Со мной общается Андрей Крючков – тренер Антона Шипулина. Но тренерских планов это никогда не касается, говорим только на общие темы. Просто мы все время живем с Антоном, вместе выходим на зарядку, еще куда-то, вот и пересекаемся с Крючковым. Он не пытается залезть в душу, но какие-то общечеловеческие советы может дать. Трудно сказать, есть ли в штабе еще такие люди.

– Как насчет Рикко Гросса?

– Нуу (Антон тяжело выдохнул). Гросс хорош в том плане, что никогда не говорит о плохом, не обвиняет в чем-то спортсменов. Он трезво оценивает ту работу, которую мы проделали, признает, что выполнены большие объемы. Только вот, увы, в результат они не вылились. И найти причины этой нереализации Рикко мне помочь не может…

Антон БАБИКОВ.
Антон БАБИКОВ.

У НАС БЫЛА СЛИШКОМ РАЗРОЗНЕННАЯ КОМАНДА

– Если после любого из этапов Кубка мира подойти к тренеру нашей команды, его комментарий будет такой: "Соревнования только-только закончились. Нам нужно тщательно все проанализировать и сделать выводы. Пока рано о чем-то говорить". К следующему этапу все забывается, а потом повторяется по новой. Скажите, были ли сделаны выводы и проведен анализ внутри команды хотя бы раз?

– Я считаю, у нас была слишком разрозненная команда. Если честно, мы даже не понимали, кто должен проводить с нами такие разговоры, заниматься анализом. В сборной были разные группы и, возможно, никто так и не понял, кому стоит взять ответственность. Интересно, кстати, что, несмотря на разные группы, проблемы зачастую были общие.

– Например, никто не бежал.

– Да, хотя все тренировались по разным планам. Не знаю, может быть, я просто проспал этот момент, но мне никто ничего не объяснял. Хотя и сам я – не самый простой спортсмен. На открытый контакт сходу не иду. Так что в этом всем, однозначно, есть и моя вина. Но я в этом году не смог исправиться, не смог пойти к тренерам и сказать: "Извините меня за все". Хотя действительно думал об этом.

– То есть после этого сезона вы должны извиняться перед тренерами, а не наоборот?

– Передо мной никто извиняться не будет точно. Да и не за что.

– Хотя бы за то, что вы доверились, фактически дали им свой организм в распоряжение, но желаемого результата в ответ не получили.

– Многие могут сказать, что все равно виноват я, поскольку на каком-то из этапов доверять я перестал.

– Хорошо, насколько вы считаете себя в этой ситуации виноватым?

– Больше половины в любом случае на мне. Даже в том, что я следовал указаниям тренеров, не все из которых были верные, моя вина. У меня своя голова на плечах и я, как профессионал, должен чувствовать свой организм. Просто у нас такой менталитет. С детства приучен, что, если сказано работать, нужно все выполнять. Устал, чувствуешь, что нагрузка идет во вред, но все равно продолжаешь выполнять ее. Потому что так принято.

Денис Спицов рассказывал, что он как раз может сказать себе "стоп" на тренировках. Из-за чего порой даже возникает недопонимание с его тренером Юрием Бородавко.

– Это отличная способность. Она, наверное, отчасти и сделала его олимпийским призером. Это реально важный пункт, которого многим спортсменам в России не хватает.

Алексей ВОЛКОВ, Максим ЦВЕТКОВ, Антон БАБИКОВ, Антон ШИПУЛИН. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Алексей ВОЛКОВ, Максим ЦВЕТКОВ, Антон БАБИКОВ, Антон ШИПУЛИН. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

МИНИ-ГРУППЫ В СБОРНОЙ – НЕ САМЫЙ ПРАВИЛЬНЫЙ ПУТЬ

– Вы в хороших отношениях с Шипулиным, есть контакт с Крючковым. Нет мыслей перейти в их мини-группу?

– Если честно, такие мысли были в прошлом году. Но я понимал, что они стали такой маленькой командой не для того, чтобы увеличиваться и увеличиваться. Они извлекают плюсы как раз из тесного общения и взаимного доверия. А с Крючковым, повторюсь, я общался только на общие темы. Мне уже некоторые приписывают, будто нынешние результаты связаны с советами Андрея Сергеевича, но он никогда ни в малейшей степени не вмешивался в мои тренировочные планы. У меня даже его телефона и электронной почты, о чем тут вообще говорить. Он – хороший человек, но не знаю, нужна ли ему большая команды.

– Сейчас у него только Шипулин и Алексей Волков. Если вы станете третьим, это уже большая команда?

– Не очень. Но я еще считаю, что продолжать разрываться на маленькие группы – это не самый правильный путь. Три человека здесь, три там, а пять вон там – так тяжело будет прийти к какому-то общему знаменателю. Разве что будем проводить некоторые сборы вместе. Но и то, при условии, что мы не будем там стремиться перегрызть друг другу глотки. Должно быть здоровое спарринг-партнерство.

У нас же даже состыковаться сложно, вот в этом сезоне мы, например, пересечься с группой Крючкова так и не смогли – планы высотных сборов были совершенно разные.

Андрей КРЮЧКОВ, Андрей ГЕРБУЛОВ, Алексей ВОЛКОВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Андрей КРЮЧКОВ, Андрей ГЕРБУЛОВ, Алексей ВОЛКОВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

ПОСЛЕ СПРИНТА В ТЮМЕНИ ИЗ ТРЕНЕРОВ КО МНЕ ПОДОШЕЛ ТОЛЬКО КРЮЧКОВ

– То есть сейчас заканчивается сезон, и вы ждете нового тренера, как кота в мешке? Повезет – хорошо, нет – повторение этого сезона.

– Такого, как в этом сезоне, быть уже не должно. Я верю, что после такого шага назад можно двигаться только вперед. Даже за этот неудачный год я приобрел огромный опыт. Буду больше прислушиваться к себе. Главное, чтобы был контакт с тренером и все это не выглядело, как какая-то моя "хотелка".

– Может, стоит перед началом сезона зайти к тренеру, поговорить по душам, сразу объяснить свою позицию?

– От тренера тут тоже много зависит. Поверьте, далеко не каждый сочтет мой голос достойным того, чтобы его вообще воспринимать.

– Лучше русский специалист или иностранец?

– Даже не знаю.

– Некоторые уверены, что зарубежному специалисту куда тяжелее понять наш менталитет.

– Есть такое. Но я не думаю, что это самое главное. Куда важнее, чтобы человек был грамотным. Идеальный вариант, конечно, русский, но с каким-то европейским опытом. А не с закоренелыми методиками. Бери больше, кидай дальше, увы, работает, не всегда.

– В самом начале разговора вы говорили, что попали в двойную яму. Из эмоциональной на данный момент выбраться удалось?

– После спринта в Тюмени я чувствовал себя так ужасно, что не хотел бежать преследование. Думал, после гонки кто-то из тренеров подойдет, что-то скажет. Но единственным, кто сделал это, оказался Крючков, которому, по идее, до меня не должно быть никакого дела. Он не говорил ничего о спорте, а просто хотел по-человечески поддержать, говорил, что я обязательно должен перебороть этот момент и ни в коем случае не сдаваться. После этого я смог отпустить ситуацию и следующие гонки провел куда более достойно. Сейчас настроение нормальное.

Надеюсь, чемпионат России тоже закончу с положительными эмоциями. Поставим запятую в конце этого сложного сезона, и дальше будем работать в хорошем психологическом состоянии.

Газета № 7596, 30.03.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...