20:30 21 января 2017 | Биатлон

Антон Бабиков: "Больше от меня такой слабости, как в Рупольдинге, никто не увидит"

Суббота. Антерсельва. Дмитрий МАЛЫШКО (слева) отправляет Антона БАБИКОВА на заключительный этап эстафеты. Фото AFP
Суббота. Антерсельва. Дмитрий МАЛЫШКО (слева) отправляет Антона БАБИКОВА на заключительный этап эстафеты. Фото AFP
Один из лидеров сборной России после эстафеты на этапе Кубка мира в Антерсельве дал интервью обозревателю "СЭ".

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Антерсельвы

После того, как в индивидуальной двадцатикилометровой гонке Антон Бабиков финишировал в самом конце четвертого десятка, впору было ожидать от спортсмена расстройства. Он же сказал:

– Такие гонки, напротив, укрепляют во мне уверенность. Поэтому перед эстафетой я знал, что все будет в порядке.

– Старший тренер вашей бригады Андрей Падин сказал накануне этапа в Антерсельве, что вы сильно расстроились в Рупольдинге, узнав, что пропустите гонку преследования. Так и было?

– Да. Отчасти это наверное обусловлено тем, что я все еще считаю себя молодым амбициозным спортсменом, а амбиции всегда идут вразрез с подобными тренерскими решениями. Это действительно непросто – понимать, что хорошо себя чувствуешь, что стоишь в протоколе в тридцати секундах от шестого места – и не стартовать при этом. Но я уже проходил через подобные ситуации и успел понять, что с этим нужно только смириться, перетерпеть, и наверняка в будущем они пойдут на пользу. Пусть даже и не очень понятны спортсмену в тот момент, когда принимаются.

– Вы успели хоть в чем-то почувствовать преимущества пропущенной гонки?

– Пока нет. Мне кажется, что я всегда себя хорошо чувствую, просто не всегда это подтверждается результатами. Может быть мой сегодняшний бег в эстафете – как раз следствие лишнего дня отдыха. А может нет.

– Все еще обидно вспоминать эстафетный финиш предыдущего этапа, где вы уступили в финишном створе Эмилю Хегле Свендсену?

– С одной стороны, конечно же лучше, когда таких воспоминаний у спортсмена вообще не бывает. С другой – это был хороший опыт. И хорошая эстафета на самом деле, если отталкиваться не от того, что произошло на финише, а от того, что в общем зачете мы стали вторыми.

– До Рупольдинга вам хотя бы раз приходилось переживать подобное?

– Нет. Я ведь не бегал последние этапы, выступая за сборную. Финишировать приходилось только на российских соревнованиях, выступая за свой регион, а там Свендсены на последних этапах не бегают. На самом деле я достаточно быстро от всего этого отошел. Сначала, конечно же, дико расстроился. Мне казалось, что причина моего проигрыша лежит исключительно в функциональной плоскости, а не в психологии. Но потом поговорил с тренерами и пришел к заключению, что это все же были чисто психологические трудности, которые привели к тому, что сковало все тело: слишком серьезный соперник, последние метры дистанции. Вот меня и замкнуло.

– А Падин считает, что всему виной то, что вы обернулись на финише. Раз обернулись, значит, подсознательно боялись соперника. А увидели его за спиной – и встали.

– Нет, это не так. Увидел я Свендсена лишь тогда, когда он обошел меня на финише. Хотя и без этого спиной чувствовал, что он меня нагоняет. Но повторю: если бы я реально не был способен бежать быстрее финишный отрезок, это одно. Я же знаю, что это не так. Поэтому и не сильно унывал. Больше никто от меня такой слабости не увидит. В Антерсельве ведь тоже серьезные соперники сзади бежали. Тот же Доминик Ландертингер.

– То есть прошлый сценарий в вашей голове все-таки сидел?

– От таких мыслей несложно избавиться, когда с самочувствием и ходом все в порядке. Я чувствовал и скорость, и запас. Поэтому был абсолютно уверен в своих способностях.

– В таком случае что вам помешало лучше выступить в индивидуальной гонке?

– Первая гонка каждого этапа у меня как правило складывается не лучшим образом. Вот и этап в Антерсельве не стал исключением. Не сказать, что я был сильно недоволен собственным выступлением, но в стрельбе привычной уверенности не было. Дело в том, что по ходу сезона, когда приходится часто стартовать и соответственно времени для тренировок почти не остается, какие-то навыки начинают уходить. То же самое происходит с функциональным состоянием: соревнования сильно выхолащивают спортсмена. Если не восполнять потерянные качества, долго на высоком уровне не продержишься. А на практике с той же стрельбой это происходит так: вроде все идет нормально, и вдруг теряется какая-то нить, и все начинает рассыпаться.

Кроме того индивидуальная гонка сама по себе тяжела. В ней давно уже приходится показывать не только хорошую стрельбу, но и крейсерскую скорость – как была у Антона Шипулина и Мартена Фуркада.

– В Антерсельве на этот раз биатлонистам-мужчинам предложена достаточно садистская программа в плане интенсивности и сложности стартов на протяжении трех дней подряд.

– Меня эта программа не пугает. Наоборот, нравится, что гонки идут подряд и что все заканчивается масс-стартом. Это вообще моя любимая дистанция. Не могу сказать, кстати, что чувствую себя уставшим. От гонки к гонке бегу только лучше, поэтому верю, что все будет в порядке.

2
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (2)

adamantane'

Вайцеховская, как всегда, махнула рукой на синтаксис - не счесть, сколько запятых пропущено.

21:57 29 января 2017

tima_7

"Пришел к заключению, что это все же были чисто психологические трудности, которые привели к тому, что сковало все тело: слишком серьезный соперник, последние метры дистанции. Вот меня и замкнуло." Глупость какая. Тренеры себя и свой не профессионализм выгораживают.

08:29 22 января 2017

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!