21:00 17 декабря 2015 | Биатлон

Максим Цветков: "Если я бегу хуже, чем ребята на Кубке IBU, - уступлю им место"

Максим ЦВЕТКОВ. Фото СБР
Максим ЦВЕТКОВ. Фото СБР

23-летний член сборной России – о старте сезона

– В олимпийском сезоне вам обещали, что при попаданиях в шестерку на Кубке IBU вы получите шанс в Кубке мира. Однако на деле не обратили внимания даже на призовые места и три медали чемпионата Европы…

– Именно поэтому я – за ротацию. Побыл в той шкуре. Свою состоятельность нужно показывать на трассе. А если бежишь хуже, чем ребята на Кубке IBU, нужно уступить им и идти тренироваться. Они ведь также пахали все лето! С какой стати занимать их место?

– Рикко Гросс придерживается той же позиции?

– Конкретно об этом разговора не было. Но здесь и так все понятно – какого-то карт-бланша ни у кого в команде нет. При этом мне очень комфортно, что он заранее говорит нам, кто и какие дисциплины побежит. Есть время настроиться.

– То есть широкой общественности это не объявляется, но спортсмены знают свою программу наперед?

– В большинстве случаев. Может быть, не всегда называются все шесть позиций, но, как правило, всем все понятно.

– Летом в интервью "СЭ" вы сказали, что вам давно интересно поработать с европейским тренером. В Гроссе, надо понимать, не разочаровались?

– В самой подготовке большой разницы нет. Но лично мне очень комфортно с Рикко в моральном плане. Нет такого, что на каждых 100 м по трассе стоит тренер и наблюдает за тобой. Каждый предоставляется самому себе, вся работа строится на доверии. В таких условиях для меня никаких проблем не составляет сообщить о своем неважном самочувствии. Летом была пара подобных ситуаций, Рикко спокойно давал мне отдохнуть. А когда все предельно строго, сто раз подумаешь, говорить о чем-то или нет. И, как правило, молчишь. В результате нагрузка идет во вред.

ПСИХОЛОГИЯ

– Не раз доводилось слышать от тренеров, что Цветков – думающий спортсмен. Небось и в школе хорошо учились?

– Троек не было. Иначе меня не отпускали бы на соревнования (смеется). При этом из-за постоянных разъездов ничего не оставалось, кроме как схватывать весь материал на лету.

– Вы с детства бегали на лыжах, но в 11-м классе перешли в биатлон. Из-за его большей популярности?

– Вовсе нет. "Классика" получалась плохо. А в детстве нужно уметь бежать обоими стилями. Плюс ко всему наш регион не очень богатый, а приглашение в Москву, пусть и в биатлонную группу, было шансом на спортивное будущее.

– Любопытно, что стандартному университету физической культуры вы предпочли психологию в МГГУ имени Шолохова. Пригодилось?

– Всякого рода техники, конечно, не использую, но понимание работы некоторых процессов есть. Элементарно справиться с волнением, расслабиться и абстрагироваться от происходящего я могу достаточно быстро.

– Согласны, что успешность в стрельбе складывается из таланта, помноженного на психологическую устойчивость?

– Не скажу, что дело исключительно в природном даре. Можно нарабатывать все, в том числе и работу на огневом рубеже.

– Сколько времени потребовалось вам на привыкание к винтовке?

– Два года я вообще практически ничего не понимал. Но хорошая лыжная школа позволяла мне не замечать по три-четыре промаха. В юношах разница в скорости между лыжниками и биатлонистами просто огромна. Всерьез о стрельбе я задумался лишь в тот момент, когда не отобрался на юношеский чемпионат мира. Тогда осознал, что биатлон – это не только быстрый бег. Начал уделять много внимания стрельбе и постепенно что-то стало получаться.

ПИТАНИЕ

– А прошлым летом вы, выходит, осознали, что сбалансированное питание – неотъемлемая часть спорта высших достижений?

– Нужно постоянно изыскивать резервы для профессионального роста. Как я пришел к изучению литературы по питанию? В какой-то момент стал замечать, что у меня есть проблемы в плане восстановления между гонками. Две-три бегу нормально, а на четвертую не хватает. А ведь хочется выступать на протяжении всего сезона. Начал анализировать и быстро понял, что сильно проседаю в питании. Плотно взялся за это. Перестал пить соки, газировки, очень редко позволяю себе чай или кофе. О чипсах, сухариках и фастфуде вообще напрочь забыл.

– Как насчет сладкого?

– В начале сезона отказался и от этого. Но эффект оказался отрицательным. Из-за отсутствия углеводов на тренировках попросту не было энергии. Вот так вот методом проб и ошибок вырисовывается подходящая мне схема питания.

– С восстановлением сейчас лучше?

– Пользу ощутил еще летом. Бывали тренировки длительностью более четырех часов, но организм адекватно воспринимал нагрузку. Интересно, что вес остался примерно на том же уровне, а соотношение жировой и мышечной массы заметно изменилось в положительную сторону. Теперь важно сохранить вес до конца сезона. В прошлые годы к последним этапам я был уже на 3-4 кг легче нужного, усыхал. Нельзя снова наступать на те же грабли.

ЮНИОРЫ

– На юниорских чемпионатах мира 2012 - 2013 годов вы выиграли шесть медалей. Но там же успешно выступали Доротея Вирер и Йоханнес Бе. У вас есть объяснение, почему им переход во взрослый спорт дался намного легче?

– Они очень быстро нашли подходящую им тренировочную программу.

– Есть мнение, что в России из юниоров все выжимают по полной программе и резервов на взрослый спорт уже не остается…

– У нас всегда так было. Такая схема. Начиная с юниорского возраста все готовятся централизованно. Даже если тренировочный план кажется тебе очень тяжелым, нужно его выполнять. Иначе просто вылетишь из команды. Возможно, это действительно сказывается.

– В юниорах были ребята талантливее вас?

– Сложно сказать. Как правило, за медали с разной степенью успеха мы бились с Александром Логиновым и Александром Мерзляковым. Где сейчас последний, я не знаю.

– Какие мысли были, когда узнали о положительной допинг-пробе Логинова?

– Мы с ним хорошо знакомы, и, если честно, я до сих пор не верю в произошедшее. Надеюсь, Александр еще вернется.

ОЛИМПИАДА

– Какие результаты на данном этапе вы считаете нормальными для себя?

– Считаю, что ходом я готов бороться за двадцатку. Остальное зависит от стрельбы. Причем не только моей, но и соперников.

– Через две недели вам исполнится 24. Довольны тем, как складывается ваша карьера?

– В прошлые сезоны я шел по внутреннему графику. Пока не отстаю. Хотя, бывает, смотришь на того же Мартена Фуркада и думаешь: "Блин, а ведь он уже в 21 медаль на Олимпиаде взял". Но у каждого свой путь. На данный момент я самый молодой в сборной России, поэтому все не так плохо. При этом очень надеюсь, что удастся выступить в Пхенчхане-2018. Мне будет 26 – оптимальный возраст.

– Ольга Подчуфарова считает, что само по себе участие в Олимпиаде ничего не значит. Важны лишь медали.

– В принципе она права. Олимпийские игры проходят всего раз в четыре года. Столько ждать, чтобы просто поучаствовать, это не то. Даже топ-6 не даст полного удовлетворения. На самые крупные спортивные соревнования и цели хочется ставить соответствующие.

– А олимпийские призеры из вашего родного Бабаева были?

– Сильно сомневаюсь…

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ