21:00 5 августа 2014 | Биатлон

Андрей Маковеев:
"В нашей стране побеждать в 40 лет невозможно"

Андрей МАКОВЕЕВ. Фото REUTERS
Андрей МАКОВЕЕВ. Фото REUTERS

Предстоящий чемпионат мира по летнему биатлону в Тюмени – заключительный официальный старт для бывшего биатлониста сборной России Андрея Маковеева. Найти пятикратного победителя универсиад и обладателя золотой медали в индивидуальной гонке на этапе Кубка мира-2012 в Нове-Место оказалось непросто даже по телефону. Заранее оговоренное время беседы то и дело сдвигалось. "Один сегодня дома, за ребенком надо смотреть", – объяснил нехватку времени 31-летний спортсмен.

– Два года назад в одном из интервью вы обронили, что биатлон занимает около 90 процентов вашей жизни. Сейчас акценты сместились в сторону семьи?

– Да, хотя для меня семейные ценности всегда были в приоритете. А в сентябре случилось знаковое событие – родился сын. Ни одна медаль не идет в сравнение с этим! Спортивная карьера у всех когда-то заканчивается, но в жизни каждого человека есть глобальные ценности. Теперь мне хочется чаще быть с семьей, видеть, как растет сын, воспитывать его.

– Это и есть объяснение вашему решению закончить карьеру?

– Я еще весной собирался сделать это, но меня уговорили выступить на летнем чемпионате мира. Благо, что он пройдет в Тюмени. При этом готовлюсь серьезно – только-только вернулся с трехнедельного сбора в горах. Работали с молодым Иваном Печенкиным вместе со сборной Болгарии. Было интересно и познавательно.

Посвящая какому-то делу всю жизнь, бросать его сложно. Но я ухожу без слез сожаления, поскольку знаю, что отдавался биатлону полностью и делал все, что мог. Заниматься спортом вечно невозможно.

– Но многие начинают выигрывать свои медали только после 30. А Оле Эйнар Бьорндален взял в Сочи личное золото в 40.

– В нашей стране такое невозможно. У нас постоянно строятся молодые команды.

– Если во время летнего чемпионата мира почувствуете былую легкость и уверенность, задумаетесь?

– Нет, я принял взвешенное решение. Уже всё проговорили с близкими, и я сам сжился с этой мыслью.

– Вернемся в прошлый, олимпийский год. Какие у вас были настроения в этот период времени?

– Тогда была совсем другая история – я готовился выступить в Сочи...

– При этом на летнем чемпионате России вы выглядели неплохо, попадали в "призы". Что случилось потом?

– Мы готовились в команде, тренировались исключительно по планам старшего тренера Николая Лопухова. В первый год мне эта работа подошла, но в прошлом сезоне я перебрал объемов. Сейчас понимаю, что нужно было рискнуть и уйти на самоподготовку, но особого смысла рассуждать об этом уже нет.

– В какой момент поняли, что домашняя Олимпиада пройдет мимо вас?

– Наверное, в декабре. Мы с Тимофеем Лапшиным неплохо выступали на Кубке Европы – уже на первом этапе выиграли по гонке, но нам не давали шанса выступить в основной команде. При этом норвежцы и немцы ротировать состав не боялись. И что интересно, те ребята, с которыми мы на равных боролись в Кубке Европы, и приезжая на Кубок мира, не только сразу попадали в десятку, но и забирались на пьедестал. Можно вспомнить хотя бы Ларса Бергера и Даниэля Бема.

– Как вы это все пережили?

– Было тяжело, но в нашей команде такое не впервые. Поэтому нельзя сказать, что это стало большой неожиданностью. Хотя, конечно, было обидно.

– Что в тот момент говорили тренеры?

– Когда мы гонялись на Кубке Европы, прямой связи с ними не было. Но нам давали понять, что выступаем мы недостаточно хорошо.

– Понятно, что с таким настроением ехать на январский этап Кубка мира в Антхольце было непросто. А вскоре после него объявили олимпийский состав, и вас там не оказалось. В комментариях вы в тот момент были сдержанны, но что творилось у вас на душе?

– А я виноватых искать и не хочу. Стараюсь подходить ко всему объективно. Если бы я был на три головы сильнее остальных, меня бы включали в команду в любом случае. Можно сколько угодно корить всех за то, что нам так и не дали шанс. Но я все же предпочитаю искать причину в себе. Наверное, где-то недоработал... Разумеется, в январе я очень переживал, поскольку все последние годы трудился с мыслью о домашней Олимпиаде. Но это спорт – кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Порой из поражения можно извлечь больше пользы, чем от победы.

– Чему вас научили прошлогодние неудачи?

– Еще раз убедился, что в жизни не всегда все складывается так, как ты задумал. Нужно еще больше учитывать нюансы и тщательнее просчитывать ситуацию. Стремиться к своей цели. При этом важно не то, достиг ты ее или нет, а то, как ты к ней шел. Главное, быть честным перед собой, а результат, к сожалению, не всегда зависит только от одного человека.

– Когда-нибудь жалели, что выбрали биатлон?

– Нет, это мое любимое дело. С детства. Были обидные моменты, когда осознавал, что работаю гораздо больше, чем представители некоторых игровых видов спорта, показываю результат, а материальная отдача совсем другого уровня. Раньше можно было всю жизнь пробегать и даже не заработать на жилье. Теперь ситуация меняется в лучшую сторону. Сегодня биатлоном можно зарабатывать хорошие деньги, хотя в этом плане мы до сих пор далеки от любого игрового вида спорта.

– Самое яркое воспоминание в спортивной карьере – победа в "индивидуалке" на этапе Кубка мира?

– Победы всегда запоминаются. А уж если с идеальной стрельбой и с отрывом в минуту от второго места...

– А пять побед на универсиадах как вспоминаете?

– Первая из них послужила трамплином для попадания в сборную – после успешного выступления меня впервые вызвали на этап Кубка мира. Украинцы ведь приехали туда сильнейшим составом. Андрей Дериземля в тот момент очень здорово выступал на этапах Кубка мира, а мне удалось выиграть у него в спринте минуту!

– Этих достижений вам хватает, чтобы считать карьеру успешной?

– Сверхуспешной ее назвать не могу, но все-таки она удалась. Мои друзья, с которыми мы вместе начинали заниматься в детстве, так и не доросли до уровня сборной, а мне довелось защищать честь нашей страны на международных соревнованиях. Это для меня многое значит.

– В глазах многих болельщиков Андрей Маковеев останется биатлонистом с сильным ходом и нестабильной стрельбой, долгое время балансировавшим на уровне лидеров сборной, но так и не реализовавшим себя в ней. Согласны?

– Пожалуй. Хотя что касается стрельбы, я тут недавно повспоминал и выяснил, что за карьеру "чисто" провел практически все разновидности гонок. На "ноль" не отстрелял лишь в преследовании. Все остальное, включая масс-старты и эстафеты, "закрывал" полностью. Не каждый биатлонист может этим похвастаться. Хотя весь свой потенциал я не реализовал. Например, два чемпионата мира просидел, так и не выйдя ни на одну из гонок. Кто знает, как бы все закончилось, если бы мне дали шанс...

– Вы считаетесь одним из самых думающих биатлонистов. Наверняка, приняв весной решение о завершении карьеры, уже определились с будущим.

– У меня действительно есть хорошие предложения. Но пока окончательного решения по поводу дальнейшей деятельности не принял. Выберу тот вариант, в котором увижу больше возможностей для самореализации. Это в спорте 31 год уже много, а в жизни – все только начинается.

Материалы других СМИ