19:50 11 марта 2014 | Биатлон

Евгений Устюгов: "Нам помогает кураж от олимпийской эстафеты"

Воскресенье. Поклюка. Евгений УСТЮГОВ после цветочной церемонии. Фото СБР
Воскресенье. Поклюка. Евгений УСТЮГОВ после цветочной церемонии. Фото СБР

Олимпийский чемпион Ванкувера и Сочи в минувший уик-энд спустя несколько месяцев вновь вернулся на подиум в Кубке мира, став третьим в масс-старте в словенской Поклюке.

– Евгений, что этот результат значит лично для вас?

– Если честно, для меня куда более значимо то, что сумел справиться с 4 рубежами. Это отдельный и значимый такой плюс к результату. Вообще эта гонка в очередной раз показала, насколько в биатлоне с каждым годом растет конкуренция. Один промах – и Эмиль Хегле Свендсен, очень сильный спортсмен, уже только четвертый. В такой ситуации я смог справиться, естественно, это очень приятно.

– Судя по тому, как много времени и сил вы уделяли этому компоненту – меняли ложе винтовки, экспериментировали в других моментах – стрельба была для вас особым пунктом в последние годы.

– Время не стоит на месте, в отношении винтовок в том числе. Скорее всего, мне просто хотелось идти в ногу со временем. Наверное, это было глупо. Хотелось чего-то лучшего, но в итоге я вернулся к тому варианту ложа, с которым выступал еще в Ванкувере. С ним же провел и весь олимпийский сезон.

– Этап в Поклюке довольно неожиданно получился для российской сборной лучшим в сезоне. У вас есть версия почему?

– (Улыбается) Даже не знаю, что сказать по этому поводу. Но мы все-таки настраивались на то, что и после Олимпиады есть еще три этапа Кубка мира. Есть личный зачет и Кубок наций. Хотя было видно, что всем тяжело. Даже на тренировках все выглядели уставшими. Но, видимо, дал о себе знать некий внутренний резерв, стержень и дух нашей команды. Плюс, конечно, кураж от олимпийской эстафеты, который помогает нам и дальше биться и бороться.

Честно говоря, после Олимпиады осталось ощущение, что что-то недобрали. Победная эстафета дала очень сильный импульс, сняла нарпяжение, которое было всю Олимпиаду. Стране нужно было золото, мы его завоевали и сразу как-будто открылось второе дыхание. Легко стало. Помню, после финиша все поздравляли, трясли руки и повторяли все время: “Ребята, вы вывели сборную России на первое место в общем зачете! Это большая победа!”. Все это зарядило невероятно.

– Антона Шипулина за первую российскую победу в сезоне в команде как-то отметили?

– Отмечать пока рано, но мы его, естественно, тепло поздравили.

– Времени и сил организовать женской части коллектива сюрприз на 8 марта хватило?

– Конечно! Мы приготовились, приобрели очень красивые букеты цветов, после нашей гонки собрали всех и сказали им теплые слова. Девушки всегда в первую очередь девушки, а уже потом спортсменки.

– Кто бегал за цветами?

– Пусть это останется секретом (смеется).

– Куража от эстафетной победы может хватить на все три оставшиеся этапа?

– Кураж этот – тонкая штука. Не после всех побед крылья вырастают, но олимпийская эстафета была именно такой.. Когда болельщики поздравляли, когда все вокруг ходили счастливые, подъем был невероятный. Надеюсь, что нам хватит этого запала до конца сезона, чтобы отстоять свои позиции в Кубке наций.

– Вы наверняка хоть краем глаза, но следили за юниорским чемпионатом мира в американском Преск-Айле. В свое время вы по-настоящему громко заявили о себе на аналогичном турнире, который тоже проходил в США. Как считаете, исходя из собственного опыта, сколько времени может понадобиться нынешним героям-юниорам для выхода на высший уровень?

– Могу точно сказать, что время им точно понадобится. Каждому юниору для того, чтобы выйти на мужские соревнования, нужно обкататься минимум год-два. Это единичные случаи, когда человек выстреливал сразу. Те же Мартен Фуркад или Тарьяй Бё через это тоже проходили. Сколько времени это займет, вопрос индивидуальный. Но мне кажется, что сейчас молодежи комфортней строить профессиональную карьеру. У нас СБР теперь финансирует даже юношескую команду, молодым спортсменам создают отличные условия на уровне большой сборной. При таких раскладах надо только много работать и уметь ждать. Даже большому таланту нужно время, чтобы окрепнуть и раскрыться.

– Золотую медаль Сочи возите с собой, как партнер по эстафете Алексей Волков? Или решились оставить дома?

– Нет, конечно. Медаль лежит дома. Леха просто забыл ее выложить, вот и возит теперь с собой (смеется).

– Расскажите, как вас встретили дома?

– Самый главный сюрприз мне сделала старшая дочка, которая встречала меня прямо в аэропорту. Я был совершенно без сил, когда приехал – и вдруг тебе навстречу бежит твой ребенок. Что тут можно сказать? Это лучшие ощущения, которые только может испытывать папа.

– В мужской сборной теперь четыре олимпийских чемпиона, а раньше вы были один такой. Во внутрикомандной субординации что-то изменилось?

– У нас дружная команда и ребята все адекватные. Нет таких, кто спит и видит, как бы стать самым крутым в своей сборной. Статусы не главное. Все мы понимаем, что боремся не друг с другом, а с соперниками на трассе. Да и вообще, это же здорово, что у нас теперь целых 4 олимпийских чемпиона! Дорабатываем сезон в отличном настроении. Отдых предстоит весной. Ну, и на пенсии тоже (смеется).

– Вопрос, популярный в свете последних заявлений Оле Эйнара Бьорндалена: а сколько еще олимпийских циклов вы себе предполагаете до этой самой пенсии?

– Тяжелый вопрос. Пока у меня голова по этому поводу не болит, честно.

– А вообще бывает такое, что чувствуете себя ветераном? Не в смысле возраста, понятно, а исходя из стажа и опыта.

– Я понимаю, конечно, что являюсь в команде самым старшим. Причем все поменялось буквально за 4 года на моих глазах. Но вместе с тем я еще не настолько старый, чтобы об этом задумываться.

– Шипулин персонально болел в Сочи за лыжника Александра Легкова, с которым они давно дружат. А вы?

– У меня в Сочи было очень много друзей. Переживал за Александра Третьякова, своего земляка, за ребят-бобслеистов. Вообще по мере возможности я смотрел и болел за все соревнования и дисциплины.

– А как насчет хоккея?

– Тоже. Правда, много матчей увидеть не удалось.

– Читала, что вы не считаете правильным сравнивать Игры в Сочи и Ванкувере.

– Так и есть. Эти две Олимпиады несравнимы. Разные гонки, разное отношение. Там я был моложе, а здесь старше, например. Та Олимпиада была где-то далеко, на другом континенте, а эта – наша, домашняя, историческая для страны. Как их можно сравнивать?

– Поделитесь своим мнением о Контиолахти и Холменколлене, где пройдут два заключительных этапа нынешнего сезона.

– В Контиолахти точно такой же ветер, как в Поклюке. Сколько я там ни был, на стрельбище всегда сильно задувало. Так что на рубежах будет непросто. А трасса там хорошая, рабочая. Опасных спусков нет, зато есть хорошие подъемы. Бегать там интересно. Холменколлен – вообще отдельная история. Там всегда хорошо и тепло. Трасса не тяжелая и не легкая. Назову ее приятной и рабочей.

– Что нужно там показать, чтобы самому себе поставить за сезон "пятерку"?

– В целом сезон оцениваю как удовлетворительный. Так же оцениваю и личные гонки на Олимпиаде. А вот эстафета получилась, конечно, на "отлично". Что касается оставшихся стартов в Кубке мира, они уже ничего в моей оценке сезона не изменят.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ