09:00 7 марта 2013 | Биатлон

Биатлон по-сочински:
олимпийские тяготы на улице Пчеловодов

Строящаяся железнодорожная станция в Красной Поляне, где в четверг стартует этап Кубка мира по биатлону. Фото REUTERS
Строящаяся железнодорожная станция в Красной Поляне, где в четверг стартует этап Кубка мира по биатлону. Фото REUTERS

КУБОК МИРА

Специальные корреспонденты "СЭ" на этапе Кубка мира по биатлону делятся своими первыми, причем не самыми восторженными, впечатлениями от встречи со столицей Игр-2014.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Красной Поляны

Олимпиаде придется привыкнуть к тому, что до самого открытия, а может, и после, ее будут, как бы это сказать помягче, журить. Ничего, девушка она взрослая, знала, на что шла, когда выбивала прописку в Сочи. Не растает.

Проблемы начались с двухдневного опоздания при попытке аккредитоваться на биатлонный этап Кубка мира. Дай, думаю, загляну на сайт IBU, узнаю, когда отправлять заявку. Дело было 20 января. Челюсти "дедлайна" защелкнулсь 18-го.

Срок сам по себе неслыханный. Просьбы об аккредитации в Холменколлен, к примеру, перестали принимать за 16 дней до начала этапа. В Сочи - за 48 дней до первой гонки! Без всякого предварительного объявления, из-за чего, собственно, и вышла двухдневная задержка. Причина выяснилась довольно скоро - требования безопасности. У нас в России, как известно, своя особенная безопасность, больше всего донимающая тех, кому она обеспечивается. "Будем вас охранять, готовьтесь. Стоять, бояться. Мало не покажется". Мы готовы, кажется, уже ко всему на свете. Но предупредить охраняемый объект можно? Или пресса - объект нападения? Пойди разбери ее, эту безопасность.

В итоге я все-таки получил довольно сложным путем внутреннюю российскую анкету, в которую внес полную информацию о своем настоящем и прошлом, вплоть до размера бабушкиных ботильонов. И немножко предсказал будущее. После чего на чемпионате мира в Нове-Место лично попросил пресс-секретаря IBU Пера Ланге скостить мне два дня опоздания за примерное поведение. Помню, как Ланге, который в принципе не умеет смеяться, при упоминании российской безопасности диковато улыбался. А однажды, показалось, незаметно перекрестился.

Затем начались неизбежные побочные явления. Из-за просроченного "дедлайна" система аккредитации IBU меня в себя не пустила, и официального жилья мне в Сочи не предложила. Итог: большинство журналистов живет у подъемника на биатлонный стадион за 4500 рублей в сутки с трехразовым питанием - мне достался отель в восьми километрах от фуникулера за 5700 рублей с одним только завтраком. Потому что официальным отелям организаторы чуть-чуть выкрутили ценовые руки, неофициальная гостиница выкручивает руки мне. Переселиться же в первые из второй нет никакой возможности: "Что вы, - сказали мне вчера милые девушки на рецепшне отеля в "Розе Хутор", - поблизости нет ни единого свободного места".   

 Все бы ничего, если бы к моей гостинице ходил биатлонный транспорт. К сожалению, от главной дороги Красной Поляны ее отделяет двухкилометровый подъем в крутую гору по щебню, пропитанному грязной жижей. Добирайся как хочешь, твои проблемы. Это тебе не заграница какая-нибудь, где прессу часто развозят на микроавтобусах по любым норам.

Нет, сама гостиница хороша, владелец - англичанин. И мое опоздание-таки имело место, а незнание, ясное дело, не освобождает. Но на моем примере вполне можно представить себя рядовым болельщиком, а не журналистом. Хотите побывать на биатлонном этапе Кубка мира? Идите на известный сайт по бронированию, заказывайте там отель по цене 28500 рублей за 5 суток, потом договаривайтесь с таксистами, чтобы каждый день возили вас к подъемнику и обратно, покупайте билеты, если ваша анкета девственно чиста от подозрений, по вечерам хлюпайте по грязи и тьме в думах, где бы поужинать... Что во всем этом зрительского, комфортного, приятного? А кто ж его знает.

Далее - конспективно.

Полчаса стою в адлерском аэропорту, жду автобуса на красивой остановке с электронным табло. Не идут отчего-то автобусы по расписанию. И вообще никак не идут, если честно. Зато рыбьим глазом нацелился таксист.

- Чего стоишь? Автобусы сюда уже два месяца не заходят.

- Почему?

- Откуда мне знать?

- Но ведь остановка есть! Вот же написано: "Аэропорт - Красная Поляна".

- А автобусов нет.

Подождал еще немного. Уточнил у посторонних. Точно - нет автобусов. В смысле - вообще нет. Не ходят рейсовые  из аэропорта в данном направлении. Поехал на такси: 1800 рублей у официалов, полторы тысячи - у частников.

Белорусскую биатлонистку пытались обсчитать в магазине. Видеооператора IBU - сразу по прилету, при покупке пива. О здешних ценах говорить излишне: см. стоимость моей гостиницы.

Сочи - единственный из известных мне этапов, где на пресс-конференцию корреспондентам нужно идти по свежему воздуху. Обратное всегда экономит уйму времени: сидишь, пишешь, прямо в пресс-центр приводят призеров, слушаешь, спрашиваешь, призеры уходят, продолжаешь стучать по клавишам. Здесь не так. Между пресс-центром и залом пресс-конференций - занятое, закрытое, непроходное крыло биатлонного стадиона, которое можно обойти только по улице. Кем занятное? Правильно, службой безопасности. 

Сам город Сочи, который удалось проинспектировать накануне, весь в стройках, пробках, ямах в асфальте, временных заборах и пыльных кустах. Превратить его в конфетку за оставшийся год вряд ли успеют. Значит, либо покажут таким, как есть, либо задрапируют полотнами с лозунгами и чьими-нибудь портретами.

Конечно, построены в Красной Поляне и удобные подъемники, и безумно дорогие дороги, и красивый биатлонный стадион, и развязки с туннелями. Разумеется, к Олимпиаде порядка и чистоты тут будет в разы больше. Но хочется еще одной малости - отношения. Чтоб помнила принимающая сторона, для кого все это строилось. Чтобы не смотрела на гостей Олимпиады, как терапевт на очередь. Чтобы на первом месте в списке приоритетов шло не "освоить и отмучиться", а все-таки "провести".

P.S. Когда дописывал последние строки, в моей красивой гостинице, расположенной на окраине Красной Поляны, в районе улице Пчеловодов, пропал свет. Однако, довольно скоро появился. Какой никакой, а повод для оптимизма.

"И ВСЕ ЭТО - РАДИ БЕГА СО СТРЕЛЬБОЙ?"

Татьяна ПОМЕЛЬНИКОВА
из Красной Поляны

Солнечный Адлер показался райским уголком после холодной и снежной Москвы. Улыбчивые стюардессы, лазурное море и пальмы, которые робко заглядывают в окна новенького сочинского аэропорта. "Вот это праздник! - мелькнуло в голове. – Такой солнечной Олимпиады, какая будет через год у нас, не было и не будет ни у кого". Но первые мысли вмиг развеял водитель Эдик, приехавший за мной аэропорт на старой белой "семерке".

- Ну и зачем вы приехали в Адлер из Москвы? Загорать?

- Да нет, вообще-то работать. У вас тут на днях этап Кубка мира по биатлону начнется. Олимпийская репетиция.

- А что такое биатлон?

- Ну, это когда спортсмены ездят на лыжах и потом еще стреляют.

Водитель бросил руль, съехал к обочине, и залился таким звонким смехом, что я действительно поверила: сказала что-то смешное.

- Нет, вы шутите? Разыгрываете меня, да? То есть вы серьезно прилетели из Москвы, чтобы смотреть, как люди бегают по горам и стреляют? Ненормальный народ. У нас тут сносят дома, строят десятки торговых центров, весь город круглые сутки стоит "в пробке" и все только ради того, чтобы смотреть, как кто-то бегает и стреляет!...

Что я могла ответить? Все так. Потрачены миллиарды рублей, меньше года до первой российской Олимпиады, а радости от всего этого нет ни у кого: ни у местного населения, ни у приезжих.

Разбитая дорога, которая дребезжала под колесами рейсового автобуса Адлер – Красная Поляна была отличным аккомпанементом для моих мыслей. Вокруг грязно и серо. Везде стройка. Все это точь в точь повторяет ситуацию, когда выпускник ВУЗа готовится писать диплом. В теории все ладно: есть план, задача, сформулированы идеи. А на практике - пустые листы А4, и до защиты пара месяцев. Так и с Олимпиадой в Сочи. Вроде и железная дорога построена, и обычную автомобильную расширяют. Как сказал Эдик, сносятся дома, строятся торговые центры, цены в такси, магазинах и гостиницах растут, как на дрожжах. А в обычной жизни все, как раньше: разбитые дороги, сонные рабочие, которые потеряно ходят от одной машины к другой и, кажется, не знают, чем себя занять.

Биатлонисты тоже бродят по новенькому олимпийскому стадиону, удивленные. Еще вчера их шесть часов держали на границе и таможне, проверяли винтовки и документы. Сегодня, по словам белорусских спортсменок, дважды пытались надуть в магазине. А француженка Мари-Дорен Абер и вовсе сказала, что Игры в Сочи – бесполезная трата денег, ведь олимпийским духом тут и не пахнет.

Может быть, конечно, мы многого ждем и требуем. В конце концов, до Игр еще почти год. Дорогу можно достроить, волонтеров научить работать, а организаторы того и гляди решат проблемы с логистикой. Но если сегодня сильнейшие биатлонисты мира прямым текстом говорят, что "мы попали в ад", может, пора задуматься? И уже совсем не важно, что в пресс-центре перебои с электричеством, а цены на пирожки почти как на красную икру. Просто как-то не по-нашему пока все обставлено. Без особого размаха и радушия.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...