00:22 18 февраля 2013 | Биатлон

Антон Шипулин: "Разгоняться мы начали
уже по ходу чемпионата"

Воскресенье. Нове-Место. Антон ШИПУЛИН. Фото AFP
Воскресенье. Нове-Место. Антон ШИПУЛИН. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Серебряный призер чемпионата мира-2013 в масс-старте Антон Шипулин заметил: он ожидал, что Эмиль Хегле Свендсен будет бороться с ним за серебро до самой финишной черты. Биатлонист также подвел итоги чемпионата мира, на котором именно он принес России две медали.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Нове-Место 

- Антон, не считаете своей ошибкой, что начали обходить Эмиля Хегле Свендсена слишком поздно?

- Думал об этом. Но не рискнул. Тактически я действительно мог бы уйти вперед чуть раньше, но могло ведь случиться и так, что Свендсена я протащил бы за собой, а на финише отдал бы ему второе место.

- То, что норвежец фактически бросил бороться в финишном створе, вас не удивило?

- Не ожидал этого, скажу честно. Рассчитывал, что мы с ним поборемся до самой финишной черты. Но получилось так, что, когда мы уходили в заключительный подъем, тренеры сказали мне, что Свендсен начинает отставать. Это воодушевило меня настолько, что я даже сделал несколько лишних толчков. И с конца спуска стал уже расталкиваться в полную силу, чтобы Свендсена обойти. Думал о том, что должен обязательно отомстить ему за гонку преследования. Это чувство мести было очень сильным. Готов был драться не только ногами, но и зубами, локтями – всем, чем можно.

- Не было ощущения, что Свендсен намеренно вас тормозит, отодвигая от Бе?

- Нет. Он шел на пределе, все ведь бежали очень быстро. Просто Бе оказался готов, чтобы убежать, а Свендсен нет. В ожидании пресс-конференции я успел посмотреть распечатку гонки – у нас троих лучший ход, а ведь и сзади нас народ шел очень сильно. Другое дело, что я слишком устал на четвертом круге, когда пытался отыграть штраф. Понимал, что если не использую этот шанс, второго уже не будет. Ну а на заключительном круге меня пугал не столько Свендсен, сколько мысль, что сзади бежит целая толпа, от которой во что бы то ни стало нужно отрываться всей нашей тройкой. Кто именно в ней лидирует и как будут происходить разборки на финише, было в тот момент гораздо более второстепенно.

- Судя по результатам, вы только к заключительному дню чемпионата "разбежались" в полную силу. А что можете сказать по ощущениям?

- Уже говорил: с каждым днем чувствовал себя на лыжне все лучше и лучше. Единственной заминкой стала индивидуальная гонка. Это единственное мое выступление в Нове-Место, которое мне не понравилось. Наверное, слишком сильно хотел выступить хорошо. Вот и не получилось.

- Старший тренер вашей команды Николай Лопухов сказал, что в команде нет лидера. По результатам лидер вы. А психологически готовы взять на себя этот груз?

- Не готов. Считаю, что каждый из четверки, которая у нас выступала в Нове-Место, заслуживает того, чтобы считаться лидером. И каждый способен подняться на пьедестал. Не думаю, что следует выделять кого-то одного.

- Ваша борьба со Свендсеном на заключительном отрезке масс-старта заставила задуматься: может быть, пора брать на себя заключительный этап и в эстафетах?

- На самом деле я готов к этому. Просто по ходу сезона мы нарабатывали именно тот вариант, который в итоге был реализован.

- Невероятно высокий уровень конкуренции в масс-старте, о котором говорили после финиша и Свендсен, и Тарьей Бе, вас удивил?

- На этом чемпионате уровень конкуренции вообще чрезвычайно высок. Взять даже то, как мы сражались на первом этапе эстафеты: с первых же метров было очевидно, что все очень хорошо готовы и будут упираться до последнего.

- Вы принимали участие в обсуждении эстафетного состава?

- Николай Петрович (Лопухов. – Прим. Е. В.) поступил в полном соответствии со спортивным принципом, так что обсуждать было особо нечего. По ходу сезона Женя Гараничев достаточно хорошо выступал в эстафетах, тем более он заметно сильнее Алексея Волкова "ногами". Предложения поставить Волкова на первый этап, а меня на четвертый, тоже были. Это тоже предлагал Лопухов. На самом деле на Лопухова было тяжело смотреть в этот момент: бросалось в глаза, что он сам не знает, как поступить, – оставить старый, наработанный состав, или решиться на новый. Ну вот и оставили старый - решили, что ничего страшного не произойдет.

- Неуверенности в партнере по команде такие ситуации не вызывают?

- Мне кажется, Женя сам себя уже очень сильно наказал. Ему будет теперь очень тяжело "перетянуть" тренерские взгляды в свою пользу. Чтобы его кандидатура по-прежнему рассматривалась.

- В своем кругу вы обсуждали итог эстафеты или постарались сразу выбросить случившееся из головы?

- Мы с ребятами старались поддержать Гараничева. Все-таки провал эстафеты – это провал всей команды. Нам еще много лет бегать вместе, и не думаю, что нужно зацикливаться на негативных моментах.

- Нервничали сильно перед заключительным видом программы?

- Волновался. Говорил себе, что это никакой не чемпионат мира, а всего лишь контрольные соревнования. Что результат не имеет никакого значения. Что нужно думать только о том, чтобы отстрелять две "лежки" на ноль. А там как-нибудь и со стойкой получится разобраться. В этом плане сильно помогли тренеры: хорошо вели меня по трассе, делали очень точные подсказки. Ветер-то был сложным: приходилось делать поправки как в одну, так и в другую сторону.

Ну а после того, как отстрелял "лежку" без промахов, понял, что это шанс побороться за медали. Удивило, правда, что на первую "стойку" одновременно пришло чуть ли не 12 человек. Не думал, что все окажется так плотно.

- Комментируя свое выступление в эстафете, Гараничев сказал, что не сумел справиться во время той злополучной стрельбы с посторонними мыслями. А о чем думали на дистанции масс-старта вы?

- Старался полностью абстрагироваться. Единственный момент, когда такая "лишняя" мысль проскочила, был как раз на том рубеже, где случился промах. Подумал после первых двух удачных выстрелов, что все идет на удивление хорошо и тут же получил штрафной круг. Обидно было, не передать. И ведь видел, что выстрел удалось "положить" туда, куда нужно. Возможно, просто не прошел габарит. Не знаю, не обсуждал пока свою стрельбу с тренерами.

- Российские девушки почти после каждой гонки жаловались на работу лыж. Год назад вы тоже много критиковали сервисеров. Что можете сказать сейчас?

- Лыжи работали превосходно. С мужской командой работают наши специалисты – Михаил Колосков, Валерий Шашкин. И не возникает никаких проблем.

В прошлом сезоне были попытки несколько отодвинуть российскую сервис-группу от работы с лыжами, но мы воспротивились. И очень довольны. Лыжи всегда едут классно. Один-два "косяка" за сезон – это нормальный показатель: готовить лыжи так, чтобы они безупречно работали во всех гонках без исключения, не удается никому.

- Переходом на Fisher вы довольны?

- Очень. Даже не ожидал, что это даст такую прибавку в результате. Это большое дело – постоянно быть уверенным в лыжах, которые используешь.

Жаль, конечно, что нам не совсем повезло на этом чемпионате. Понятно, что команда у нас молодая. В таких случаях принято говорить, что на своих ошибках мы будем учиться, но это не дежурная фраза. Лично я для себя уже сделал немало выводов.

- Сейчас, когда чемпионат позади, можете сказать, что хотелось бы изменить в подготовке, если бы представилась такая возможность?

- Ни в коем случае не хочу, чтобы мои слова прозвучали как критика в адрес тренеров, но повторю то, что уже говорил после гонки преследования: наверное, имело смысл пробежать накануне чемпионата какую-то гонку, чтобы почувствовать скорость. Было ведь видно, что разгоняться мы начали уже в процессе чемпионата. А нужно было чуть раньше.

- Сейчас у вас нет ощущения, что сезон закончен?

- У нас впереди очень важный старт – предолимпийская неделя в Сочи. Хотя сам я больше всего жду момента, когда, наконец, окажусь дома. И ужасно рад, что тренеры дают нам такую возможность после чемпионата мира.

 

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...