00:18 21 января 2012 | Биатлон

Клаус Зиберт:
"Думаю, Пихлер поможет российскому биатлону"

Старший тренер женской сборной Белоруссии Клаус ЗИБЕРТ. Фото AFP
Старший тренер женской сборной Белоруссии Клаус ЗИБЕРТ. Фото AFP

КУБОК МИРА

Вчера собеседником спецкора "СЭ" стал знаменитый Зибыч - старший тренер женской сборной Белоруссии

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Антерсельвы

"Зибыча не видели?" - этого вопроса, причем на любом языке, в биатлонном мире достаточно, чтобы вам подсказали и указали. Немца с лицом викинга знают все. Уважают. Любят за общительный характер и силу духа. В декабре 2010 года у Зиберта обнаружили рак толстой кишки, причем в тяжелой стадии. Один из сильнейших в прошлом биатлонистов мира, а ныне - успешный тренер, нашел в себе силы пройти курс лечения и вернуться к работе с белорусской командой.

"Так вот же он, Зибыч, - на лыжах летит!". И действительно, гоняет по трассе наравне с подопечными, корректируя что-то на ходу. Остановился возле меня, вспомнив о вечерней договоренности, назначил встречу через полчаса в специальной комнате для спортсменов. И прибыл на нее не через 29 или 31 минуту, а ровно через 30. Одно слово - немец.

- Давайте начнем со сборной Китая, которую вы возглавляли с 2006 по 2008 год. Куда подевались ее результаты?

- Там сломалась вся биатлонная структура. Резко сбавила юниорская команда, ушли хорошие смазчики, европейские тренеры. Китайцы решили все делать по-своему, но этого недостаточно.

- С чего вдруг такой поворот?

- Не знаю. Возможно, сократилось финансирование. Но, скорее всего, причина в специфической китайской философии.

- Она даже в спорте отличается от западноевропейской и славянской?

- Отношение к тренировкам во многом такое же. И атмосфера внутри китайской команды в принципе напоминала ту, что сложилась в сборной Белоруссии. Но Азия есть Азия, там всегда стремятся идти особым путем. А здесь знакомый менталитет, с которым тренеру проще добиваться результатов.

- В чем, по-вашему, главные причины феномена Домрачевой?

- Во-первых, она прекрасный человек. Во-вторых, всегда смотрит в будущее с оптимизмом. У Даши очень устойчивая психика. Наконец, она большой талант и настоящий трудоголик.

- Сколько процентов таланта в ее заслугах?

- Я бы сказал, 40. Остальное - тяжелый труд.

- В белорусской команде есть другие столь же талантливые спортсменки?

- Дашу нельзя оценивать мерками одной команды. Во всем женском биатлоне таких единицы: Нойнер, Макарайнен, Кузьмина, Зайцева... Еще Гесснер, пожалуй, если говорить о беге. А кто-то силен в стрельбе. Но быть лучшим по сумме обоих компонентов - редкий дар. И людей, обладающих этим даром, крайне мало.

- Насколько велики шансы на появление среди ваших подопечных второй Домрачевой?

- Не так велики, как хотелось бы. Фактически мы располагаем шестью спортсменками высокого класса из главной команды и одной перспективной юниоркой. Вот тот материал, с которым можно и нужно работать. Другие таланты рано или поздно заявят о себе. Но когда именно - сказать сложно. Надеюсь, в течение двух-трех ближайших лет мы услышим имена потенциальных белорусских чемпионок.

- Довольны ли вы материальным и финансовым обеспечением своей команды?

- Конечно, оно не столь велико, как у сборных Германии, Франции, Швеции. Норвегии или России. Мы находимся на другом уровне. Но у нас есть возможность тренироваться, ездить на зарубежные сборы, нормально есть и спать. А значит, мы можем конкурировать с остальными, не думая постоянно о том, чего нам не хватает. Куда вернее оценить то, что у нас есть, и постараться выжать из этого максимум.

- Вам часто приходится бывать в Белоруссии?

- Всегда, когда мы проводим сборы на базе в Раубичах.

- А где еще их проводите?

- Перед этим сезоном работали в Австрии, Германии и Финляндии.

- Давно знакомы с Вольфгангом Пихлером?

- Лет сорок, наверное.

- Поможет он российскому биатлону?

- Думаю, да. Пихлер очень плодотворно поработал в Швеции, но сейчас ему приходится иметь дело с другими менталитетом. С учетом этого наивно ждать красивых побед на следующей неделе. Необходимо время.

- Сколько именно нужно хорошему тренеру, чтобы вывести команду на топ-уровень?

- На этот вопрос вам никто не ответит. В биатлоне можно на что-то надеяться и во что-то верить, но нельзя говорить о железных медальных планах.

- Почему уходит Нойнер, как думаете?

- Ее ситуация немного напоминает мою собственную. Я тоже ушел в 25 лет, став к тому времени чемпионом и обладателем Кубка мира, выиграв медали Олимпиады в Лейк-Плэсиде. Сбылось почти все, о чем мечтал. И я решил найти новые цели, сказав большому спорту "прощай".

- Хотите сказать, что вы и Магдалена утратили интерес к победам и славе?

- Не забывайте: биатлон - тяжелейший спорт, в том числе и психологически. Лена серьезно занимается им уже 12 лет. За это время у нее была возможность выбрать между каторгой и славой. Между нормальной жизнью и необходимостью выходить на каждый старт с единственной целью - победить, как это делают Домрачева и Нойнер.

- Не могу не задать этот вопрос: как ваше здоровье?

- Надеюсь, что хорошо. По крайней мере об этом говорят последние анализы. Правда, быть уверенным в моей ситуации - большая роскошь, можно только надеяться и верить. А чувствую я себя сейчас неплохо. Болей нет.

- Вы продолжаете постоянный курс лечения или проверяетесь время от времени?

- И то, и другое. Мой кишечник прооперировали, потом был курс химиотерапии, и вроде бы дела стали получше. В октябре случился рецидив - тогда пришлось тяжеловато. Но затем полегчало. Сейчас готов сказать, что я в норме.

- От имени всех российских болельщиков биатлона желаю вам крепкого здоровья и долгих лет жизни.

- Спасибо. Приятно чувствовать, что меня знают в России.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ