12:00 25 октября 2011 | Биатлон

Яна Романова: "Ростовцев с Пихлером
идеально дополняют друг друга"

Яна РОМАНОВА. Фото Алексея ИГНАТОВИЧА Фото "СЭ"
Яна РОМАНОВА. Фото Алексея ИГНАТОВИЧА Фото "СЭ"

После встречи с болельщиками в московском магазине "Лыжный мир" биатлонистка сборной России Яна Романова дала интервью корреспонденту "СЭ Интернет".

Мария НИКУЛАШКИНА
из Москвы

- Во время одного из первых сборов вы говорили, что готовы сбежать от Вольфганга Пихлера куда подальше и хоть пешком идти в аэропорт. Сейчас уже привыкли к предлагаемым им нагрузкам?

- Конечно, это было сказано немного в шутку, хотя нас действительно шокировали его нагрузки. Между нами были такие разговоры: "Может, сбежать отсюда?". Нам казалось, что выполнить все его требования просто не-ре-аль-но. Теперь же вспоминаем об этом со смехом. Мы со всем этим справились и в какой-то степени довольны собой.

- Какое вообще впечатление оставляет работа с немецким специалистом?

- Он, как иностранец, внес новизну в наш тренировочный процесс. У Пихлера довольно много положительных качеств. Одно из них - сочетание тренера и психолога. Он умеет разрядить обстановку, развеселить нас, вовремя куда-то свозить - в ресторан или, скажем, на Октоберфест. Когда уже кажется, что все из-за усталости потеряли интерес к работе, он предпринимает такие шаги, после которых в коллективе восстанавливается здоровое, нормальное общение и, конечно, возвращается желание работать.

- Что из того, что случилось с вами в это межесезонье, было самым страшным?

- То, что на второй день сбора на Кипре мы сели на велосипеды и отправились в "путешествие" на 100 километров. После первых двадцати я посмотрела на часы и поняла, что еще даже половина пути не пройдена, что впереди еще добрых семьдесят километров, а я уже не могла крутить педали. Подумала: "Что это вообще за издевательство? Это просто невозможно". У меня затекли спина и руки, про ноги я вообще не говорю. Ту тренировку, 4 часа 50 минут по времени, я до сих пор вспоминаю с ужасом. Перед глазами, можно сказать, проплыла жизнь. А еще задавалась вопросом, зачем я вообще пришла в биатлон?

- А что больше всего понравилось?

- Это, наверное, необычные тренировки вроде подъемов в гору. Раньше мы такое не практиковали. Просто, например, бежишь полтора часа в гору. Это было сложно, но интересно. Такие занятия мне запомнились больше всего.

- За стрелковую подготовку в женской сборной теперь отвечает Павел Ростовцев. Почерпнули из работы с ним что-то новое?

- Конечно, от любого тренера можно научиться чему-то новому, и работа с Ростовцевым приносит свои плоды. Как человек, совсем недавно закончивший свою спортивную карьеру, но уже получивший опыт административной и организационной работы, он отличается от всех тренеров, которые были у нас до этого. Он, можно сказать, специалист новой формации. Я считаю, что они с Пихлером идеально дополняют друг друга.

У нас получился весьма неплохой подготовительный период, и я очень надеюсь, что он даст результаты. Оценивать-то все-таки будут по ним. Какими бы хорошими или плохими ни были наши тренеры, результат либо есть, либо его нет.

- Как вы оцениваете собственное выступление на летнем чемпионате России в Уфе и насколько по нему можно судить о вашей готовности?

- Судить по нему, конечно, не следует. Спортсмены рассматривают летний чемпионат России как один из этапов подготовки, как итог "бесснежной" части сборов. На таких турнирах можно выявить какие-то ошибки и недоработки, которые за оставшиеся полтора месяца можно успеть исправить. Думаю, что каждый сделал выводы.

- Можете сравнить свою форму сейчас с той, что была год назад?

- Год назад я тоже была в неплохой форме, хорошо чувствовала себя на чемпионате России. Но разница в том, что в прошлом году объем проделанной работы был все-таки гораздо меньше, и зимой нам этого не хватило. Сейчас же мы сделали большой объем, и интенсивность работы была высокая. Так что есть вера в то, что все это принесет свои плоды.

- Цели на сезон перед собой ставите?

- Конкретных - нет. Просто хочется ощущать себя конкурентоспособной в каждой гонке, чувствовать, что, даже если что-то не получается, ты все равно можешь бороться за самые высокие места. Иногда у спортсмена бывает чувство безысходности, когда он понимает, что просто не готов соревноваться на самом высоком уровне. Этого хотелось бы избежать. Хочется чувствовать, что я могу.

Материалы других СМИ