16:00 6 июня 2011 | Биатлон

Анастасия Токарева:
"Все хотят знать, как работает Пихлер"

Тренировка сборной России на сборе в Рупольдинге. Фото официального сайта Светланы СЛЕПЦОВОЙ Фото "СЭ"
Тренировка сборной России на сборе в Рупольдинге. Фото официального сайта Светланы СЛЕПЦОВОЙ Фото "СЭ"

Дебют Анастасии Токаревой на чемпионате мира в Ханты-Мансийске получился нетривиальным: в спринтерской гонке спортсменка провела на стрелковых рубежах меньше всех времени и заняла... 82-е место. А в гонке преследования и вовсе была снята с дистанции за отставание от лидера более чем на круг. С этой темы мы и начали разговор. Не вспоминать же было заключительную тренировку в Рупольдинге, где Настя хоть и выполнила тренерское задание, но далось ей это ценой неимоверных усилий и даже слез.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Рупольдинга

- В Ханты-Мансийске я просто переволновалась, - объяснила спортсменка. – Старт спринтерской гонки был назначен на семь часов вечера, что оказалось для меня слишком непривычно. Я с самого утра предвкушала, как именно побегу, раз за разом прокручивала предстоящую гонку в голове, так что к вечеру не осталось уже ни эмоций, ни сил. Ну и физическое состояние было уже не на пике. Гораздо лучше я себя чувствовала во время отборочных стартов.

- Критиковали вас потом от души...

- Я старалась не обращать на это внимания. В конце концов каждый волен думать обо мне то, что он хочет. Сейчас я могу сказать, что оказалась морально не готова к чемпионату. Когда ехала в Ханты-Мансийск, была уверена, что не попаду в стартовый состав ни на одной из дистанций. Поэтому пять дней подряд тренировалась в своем обычном режиме, не снижая нагрузок. Когда в столь загруженном состоянии тебе вдруг говорят, что завтра старт... Можно сказать, бросили под танк.

- Вы как-то очень быстро заработали себе репутацию хорошего стрелка.

- Скорее, быстрого. Могу ошибаться, конечно, но мне кажется, что за девять лет выступлений я еще ни разу не отстреляла на "ноль". Только в эстафетах случалось.

- Быстро стрелять вас научил тренер?

- Мне всегда было комфортнее стрелять быстро. Никакой специальной работы я никогда для этого не делала. Это – мой нормальный темп. Если вдруг по каким-то причинам начинаю стрелять медленнее, ничего хорошего из этого не выходит – начинают дрожать руки.

- Помните свою первую реакцию на то, что тренировать женскую сборную отныне будет Вольфганг Пихлер?

- А никакой реакции не было. Безусловно, удивилась. Со времени чемпионата мира в Пьонгчанге все российские средства массовой информации преподносили Пихлера как главного ненавистника нашей страны. Поэтому сам факт, что такой человек изъявил желание тренировать российскую сборную, меня удивил. В остальном никаких сильных эмоций не было. Сейчас я с тренером напрямую почти не общаюсь, поскольку не знаю языка, поэтому могу рассуждать о нем только в общих чертах. Вне тренировки он добрый. В тренировке очень жесткий человек. Но профессионал.

- Поясните, что вы вкладываете в это понятие?

- В один из дней нашего первого тренировочного сбора на Кипре Пихлер, например, дал нам с Катей Юрловой дополнительный выходной. Посчитал, что мы хуже других восстанавливаемся после нагрузок. Точнее, увидел по биохимическому анализу крови, что наши показатели немножко отклонились от нормы. Если бы подобное произошло в группе российского тренера, я больше чем уверена, что на отклонение показателей крови от нормы никто вообще не обратил бы внимания.

- Заключительная тренировка на лыжероллерах далась вам так тяжело, что я, признаться, даже испугалась. Каких сил стоит это ежедневное преодоление?

- На самом деле на Кипре было тяжелее. Там я не была готова к такой работе ни физически, ни морально. Мы же на море ехали. Понимаете? На море! Ну, как обычно первый сбор у нас проводится? Максимум разве что на зарядку утром выйдешь. Остальное время загораешь и купаешься. А тут как в омут головой. Где-то на третий день я всерьез думала о том, что вообще уже не хочу продолжать заниматься биатлоном. Сейчас все дается легче. К тому же тренировки, несмотря на всю их тяжесть, интересны и разнообразны. Сейчас вот предстоит период самостоятельной работы в Тюмени.

- Уезжая на сборы, вы поддерживаете контакт с тюменскими биатлонистами?

- Да, конечно. Я, правда, в основном все рассказываю мужу, а он уже делится информацией с тренерами и ребятами в клубе. Всем ведь хочется знать, как работает Пихлер. Кое-что из его занятий у нас, знаю, уже начали заимствовать. Интересно же, каким будет результат?

Материалы других СМИ