23:50 4 июня 2011 | Биатлон

Где бы лечь - умереть...

Сборная России в Рупольдинге. Фото официального сайта Светланы Слепцовой Фото "СЭ"
Сборная России в Рупольдинге. Фото официального сайта Светланы Слепцовой Фото "СЭ"

Дневник Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Настя Токарева была близка к истерике. У нее дрожали губы, на глаза наворачивались злые слезы и, словно в бреду, она повторяла: "Я сейчас вообще умру здесь на трассе. Не поеду больше этот подъем, не могу, не буду...". Второй тренер женской сборной Павел Ростовцев обнимал спортсменку за плечи и успокаивающе шептал: "Ну, не надо так, сейчас доедем на автобусе вниз, там и решим, что делать. Не поедешь – значит, не поедешь".

Второй подъем в гору Токарева преодолела на равных с остальными. Третий тоже. Потом был еще и четвертый, после чего команда уже с шутками-прибаутками дружно погрузилась в микроавтобусы и направилась в сторону Рупольдинга – обедать и отдыхать. Заключительная тренировка трехнедельного сбора была позади.

Утреннее задание, действительно, было не для слабонервных. На двух микроавтобусах команда отправилась из Рупольдинга в сторону Траунштайна, где девушек высадили у подножия крутого подъема на вершину горы. Преодолеть подъем длиной 2,2 километра на лыжероллерах следовало почти с максимальной отдачей, в верхней точке спортсменок на тех же самых микроавтобусах встречали тренеры, пулей доставляли их вниз в точку старта, и подъем на лыжероллерах повторялся по новой.

И так четыре раза.

Удивительно, но если после первой серии близки к истерике, судя по внешнему виду, были все девять спортсменок, то после четвертого подъема коллектив заметно повеселел. Типа – и это можем, если захотим. Хотя начало тренировки и несчастные, осунувшиеся от напряжения лица спортсменок невольно навевали строчку из Владимира Высоцкого: "Если правда оно, ну хотя бы на треть, остается одно – только лечь, умереть..."

Официально в субботу была запланирована и вечерняя тренировка, но, как подчеркнул старший тренер команды Вольфганг Пихлер, занятие сугубо добровольное. Если, мол, кто из девочек не захочет вечером тренироваться, можно остаться в гостинице.

Надо ли говорить, что на двухчасовую пробежку отправились все девять человек?

Накануне, в пятницу вечером в Рупольдинге был праздник. Центральную улицу перекрыли для проезда автомобилей, превратив в трассу для кросса, и, судя по количеству людей, заполнивших все прилегающие ресторанчики, бары и сооруженные на скорую руку пивные стойки, болеть за участников ветеранского пробега (в котором принимали участие и два члена российской сборной Николай Загурский и Валерий Лашин) вышел весь город, включая стариков и младенцев.

В разгар мероприятия я неожиданно увидела в центре площади почти двухметровую фигуру Клауса Пихлера – бургомистра Рупольдинга и старшего брата тренера российской сборной. Еще более неожиданным стало то, что Клаус вдруг помахал мне рукой и, расплывшись в улыбке, подошел к нашему столику, словно встретив старых знакомых:

- Очень приятно видеть вас здесь. Мы ведь встречались зимой во время Кубка мира, не так ли?

Объяснив, что в связи с изменениями в российской сборной визиты российских журналистов в Рупольдинг имеют перспективу стать весьма частыми, я услышала:

- Да, я тоже так думаю. Сам пока не успел заглянуть в гостиницу к вашим спортсменкам – им, кстати, достался совершенно замечательный отель в лучшем месте города, на мой взгляд. Планирую нанести визит если не в этот приезд, то в следующий обязательно. Вольфганг, правда, относится к моему желанию с неодобрением. Говорит, чтобы я занимался своими делами и не мешал ему работать. Но мне и правда приятно видеть вашу команду в Рупольдинге.

Сценка, если честно, вызвала у меня чувство откровенной зависти - к жителям этой сказочно уютной то ли деревеньки, то ли городка, где бургомистр вот так запросто может выйти на улицу, подсесть за столик, поинтересоваться жизнью. Где совместными усилиями построен лучший в Европе биатлонный комплекс и где умеют - как бы невзначай - создать жителям праздник на ровном месте, сделав центром события такое незначащее событие, как забег старичков-ветеранов. Просто потому, что захотелось.

Ну а в субботу праздник был продолжен на территории отеля Целлервирт. Его хозяин – Александр, заранее интригующе сообщил, что вечером будет гриль и, соответственно, пригласил в гости. То, что в Целлервирте абсолютно выдающийся повар, мне сообщили в первый же день после приезда, с гордостью заметив: сразу по окончании сбора повар должен отбыть на экономический форум в Санкт-Петербург – кормить гостей. Получил от российской стороны персональное приглашение.

В субботу же гриль удался на славу. Небольшие столики на открытой веранде, за которыми расположились спортсмены и тренеры, как-то незаметно оказались сдвинутыми в один огромный стол, на который то и дело с удивлением оглядывались прочие посетители ресторана. Уж больно заразительный девичий смех то и дело разносился над верандой.

Да и с аппетитом у всех был порядок: часть команды после второй тренировки успела заскочить поплавать на озеро, а сам Пихлер несколько часов играл в большой теннис. Объяснил, что в Рупольдинге давным-давно сложился своеобразный клуб "хороших парней", предпочитающих эту игру, и он не хочет расстраивать партнеров своим отсутствием на корте.

Раньше всех – не дожидаясь ужина - из отеля уехала Светлана Слепцова, которая после четырехдневного полного отдыха планирует вновь вернуться обратно в Рупольдинг.

- Мне пока тяжело работать самостоятельно, - пояснила она на этот счет. – Да и условий для того, чтобы в точности выполнить план тренировок, составленный Пихлером, в Ханты-Мансийске просто нет. Поэтому мы с тренером договорились, что я вернусь и буду тренироваться под его присмотром до тех пор, пока не начнется следующий сбор.

На вопрос, удалось ли преодолеть период психологической угнетенности, который Светлана переживала всю вторую половину сезона, спортсменка удивленно вскинула на меня глаза.

- В этом отношении уже давно все в порядке. А разве не заметно?..

Материалы других СМИ