23:00 2 июня 2011 | Биатлон

Деревенский теннисный турнир

Четверг. Тренировка сборной России. Фото Александра ВИЛЬФА, РИА "Новости" Фото "СЭ"
Четверг. Тренировка сборной России. Фото Александра ВИЛЬФА, РИА "Новости" Фото "СЭ"

Дневник Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

"Тренировка на абсолютную силу" - именно так называлась задача второго тренировочного занятия в четверг, на которое женская сборная России в количестве девяти человек вместе с тремя тренерами, врачом и массажистом отправилась в четыре часа дня в местный дворец спорта – Шпортштадтхалле.

Правдивым в этом немецком слове была разве что первая составляющая из трех – шпорт.

Штадт... Ну какой это, в самом деле город? По нашим понятиям, Рупольдинг по своему размеру и количеству населения не тянет даже на поселок городского типа. Так, деревенька. Соответственного размера и спортивный "дворец" - два этажа небольшой коробки, соединенной крытым переходом со стоящей рядом трехэтажной школой. С противоположной стороны вплотную к спорткомплексу притулился деревянный ресторанчик, чтобы утомленные физической нагрузкой местные жители могли пропустить по стаканчику чего-нибудь освежающего после какого-нибудь спортивного мероприятия, прежде чем отправляться по домам.

В четверг таким мероприятием был деревенский турнир по настольному теннису для граждан чрезвычайно старшего возраста.

День, кстати, был в Австрии и Германии началом большого праздничного уик-энда. Как утром рассказал мне старший тренер женской сборной Вольфганг Пихлер, называется этот праздник "День отца". По степени торжественности он даже близко не идет ни в какое сравнение с "Днем матери", но традиции предписывают немцам всей семьей выбираться в этот день куда-нибудь на природу. Для тех, кто не выбрался, остается... разве что настольный теннис.

Едва женская команда приступила к тренировке в крошечном тренажерном зале площадью не более 25 квадратных метров, туда гуськом и с гусиной же любопытностью потянулись уже выбывшие из сетки теннисного турнира старушки в букольках. Осторожно засовывая головы в дверной проем, они пятились назад и шепотом интересовались друг у друга: что за команда? Русская? О, как! А тренер-то вроде известный – по телевизору его не раз показывали. Брат нашего бургомистра? Да что вы говорите...

И шаркающими шажками, то и дело оглядываясь на российских спортсменок, старушки чинно удалялись обратно – к своим теннисным баталиям и накрытым для общего чаепития столам.

Массажист сборной Валерий Лашин, с которым мы коротали время в узком коридоре, чтобы не создавать в зале чрезмерной толчеи, вполголоса рассказывал, что даже не подозревал наличия в Рупольдинге столь ошеломляюще красивых мест, как те, что показал команде Пихлер. Раньше ведь сборная приезжала сюда только зимой. Летом же много что меняется. Например, разве зимой увидишь в Рупольдинге старенькую маму Пихлера, рассекающую по улочкам города на допотопном велосипеде? Муниципальные власти Рупольдинга обеспечили своих пенсионеров супер-современными велосипедами, переходящими по желанию водителя на электрическую тягу – на тот случай, если становится тяжело крутить педали. А вот мама двух сыновей, один из которых бургомистр, а другой – лучший биатлонный тренер мира, крутит себе педали, как ни в чем не бывало, пристроив на багажник продуктовую корзинку...

Два часа в тренажерном зале сменяются кроссом. "Сорок пять минут", - объявляет Пихлер во дворике гостиницы, куда девушки на пару минут заскочили переодеться. "Забыла взять часы? – вопрос обращен к Евгении Седовой. – Нет, без часов ты никуда не побежишь. Марш бегом в номер – одна нога здесь, другая там".

Такое ощущение, что немцу постоянно нужен собеседник. Заметив меня в машине, припаркованной в стороне от входа, Пихлер приглашающе машет рукой: вылезайте, мол.

И тут же начинает разговор.

- На биатлонном стадионе мы сейчас не работаем, потому что там постоянно идет реконструкция. Да и ни к чему нам сейчас стадион. Завтра с утра занимаемся в тире, а он расположен в том же комплексе, где тренажерный зал. А вот кросс девочки работают самостоятельно. И нагрузку регулируют сами. Считаю, это очень важно – уметь правильно работать независимо от того, стоит над душой тренер или нет. У нас пока, как вы заметили, наверное, двухнедельные тренировочные сборы. Две недели – очень хороший срок, на мой взгляд. Можно сделать много работы и при этом сохранить психику свежей. Между сборами все спортсменки будут работать самостоятельно, ежедневно присылая мне отчеты о тренировках, включая всевозможные показатели, по электронной почте. Соответственно я четко понимаю, в каком состоянии люди должны являться на каждый очередной сбор. Если вдруг произойдет так, что это состояние перестанет меня устраивать - значит, мы перейдем на сборы длиной в три недели. А перерывы между ними станут еще короче, чем сейчас.

После паузы тренер добавляет:

- На самом деле все-таки надеюсь, что эта мера будет излишней. Рассчитываю, что сумею объяснить спортсменкам, насколько важно в современном спорте уметь работать самостоятельно.

Пока кроссовая тренировка в разгаре (Светлана Слепцова вообще выбрала не бег, а велосипед – унеслась по одной из дорог в обтягивающей черно-розовой экипировке и супермодном шлеме), мы отправляемся со вторым тренером команды Павлом Ростовцевым беседовать в режиме интервью. Пихлер при виде помощника как бы невзначай бросает взгляд на часы, на что Павел, не дожидаясь вопроса, на ходу лаконично отвечает: "Через час буду на месте".

Вечером в команде ждали приезда нового смазчика, приглашенного Пихлером из Германии...

Материалы других СМИ