16:16 13 марта 2011 | Биатлон

Последний штрих

Воскресенье. Ханты-Мансийск. Екатерина ЮРЛОВА (справа) передает эстафету Анне БОГАЛИЙ-ТИТОВЕЦ. Фото REUTERS
Воскресенье. Ханты-Мансийск. Екатерина ЮРЛОВА (справа) передает эстафету Анне БОГАЛИЙ-ТИТОВЕЦ. Фото REUTERS

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Где-то в середине 90-х довелось мне присутствовать на переговорах с иностранными партнерами в одном из московских ресторанов. За соседним богато накрытым столом шумно обмывала какую-то удачную сделку типичная для тех времен компания "новых русских". Молоденький официант едва успевал метать на стол все новые и новые яства, что есть сил стараясь услужить богатым клиентам, но когда он в очередной раз скрылся за дверью кухни, из-за стола внезапно раздался дикий, утробный рев: "Официант! Официант!!!"

Паренек шустро выскочил в зал, и в этот же момент ему в голову сопровождаемая потоком матерной ругани полетела тарелка с бифштексом. Не той прожарки, видимо, оказался.

И ведь вспомнилось же...

В какой момент это произошло, вы, думаю, уже поняли. В тот, когда сразу по двум телевизионным каналам, транслирующим эстафетную гонку, комментаторы объявили, что Анатолий Хованцев уже не старший тренер женской сборной России. Вот так, незатейливо: на первых двух этапах еще был старшим, а бесславно добегали до финиша уже без него.

Нетрудно и предположить, когда именно "тарелка" полетела в голову. Произошло это, как мне кажется, после первой стрельбы Анны Богалий-Титовец. Когда стало очевидным, что штрафных кругов у российской четверки не три, заработанных на первом этапе Катей Юрловой, а уже целых шесть.

Столь поспешное решение главного командования лично у меня не вызвало никаких чувств, кроме недоумения. Ну, хорошо, не получилось у команды в этом сезоне. Ну, не оправдал себя таинственный эксперимент. Так ведь по этому поводу уже высказались все кому не лень: и о том, что падение результатов прогнозировалось изначально, и о праве на ошибку. Но публичные истерики-то зачем? Или (вот так, положа руку на сердце) руководство рассчитывало получить в этой гонке ту самую недостающую золотую медаль, чтобы уже с чистой совестью объявить результат чемпионата мира успешным?

А потом о своем уходе из спорта объявила Ольга Зайцева.

Это было печально уже всерьез. Решение продолжить выступления после Игр в Ванкувере далось двукратной олимпийской чемпионке довольно непросто. Зная, до какой степени привязана Оля к семье и ребенку, как страдает, уезжая на сборы и соревнования, я никогда не поверю, что оставалась она ради того, чтобы завершить карьеру именно таким образом. Пожалуй, к ней одной не было претензий по ходу сезона. Не потому, что результаты Зайцевой были особенно успешны, а потому, что за многие годы выступлений Ольга заработала имидж человека, который никогда не жалеет и не бережет себя. Другое дело, что ей никогда не доставалось больших авансов. Не призовым скакуном она была, а, скорее, рабочей лошадкой. В том смысле, что всегда рядом находился кто-то более яркий, более талантливый, более везучий, наконец.

Соответственно все награды Зайцевой не столько выигранные, сколько заработанные тяжким трудом. Кто проходил через спорт, без труда поймет, о чем я говорю.

А теперь она уходит. Понятно, что на стадионе, где, судя по Ольгиному лицу, ей гораздо больше хотелось плакать, чем отвечать на вопросы,  это было сказано чрезмерно эмоционально. Но отнюдь не сгоряча. Такую перспективу Зайцева, знаю, очень серьезно обсуждала с мужем и сестрой еще в начале января - на этапе Кубка мира в Оберхофе. И уже по тому ее настрою было понятно, что в команде все очень не ладно. Настолько, что даже говорить об этом не хочется. И оставаться в ней – тоже.

Будь иначе, не уверена, что Ольга – с ее поистине бесконечным умением терпеть – сказала бы на стадионе свои горькие слова.

Результат эстафеты, если честно, даже не хочется обсуждать. Как, собственно, и критиковать кого-то из четырех российских спортсменок. Сделать им больнее, чем есть, невозможно уже никакими словами. Да и не их это вина, собственно. Никогда не поверю, что не старались, никогда не поверю, что берегли себя. Просто так устроен спорт: просчитываются одни, а публично расплачиваются за это всегда другие.

Кстати, как бежали по дистанции на своих этапах и как стреляли на рубежах Светлана Слепцова и Зайцева, мне увидеть не довелось. Канал Евроспорт, по которому я и смотрела заключительную трансляцию, крайне редко уделяет внимание аутсайдерам. Не стал нарушать эту традицию и на этот раз. И это стало тем самым последним штрихом, который, как известно, запоминается всегда особенно хорошо.

 

Материалы других СМИ