03:20 17 января 2011 | Биатлон

Максимум-результат для программы-минимум

Воскресенье. Рупольдинг. Тора БЕРГЕР. Фото REUTERS
Воскресенье. Рупольдинг. Тора БЕРГЕР. Фото REUTERS

КУБОК МИРА

Вчера гонки преследования в Рупольдинге выиграли швед Бьорн Ферри и норвежка Тора Бергер, которая завоевала золото и в субботнем спринте. Лучшие из наших - Иван Черезов и Ольга Зайцева - стали пятыми.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

На субботней пресс-конференции, посвященной итогам женского спринта, Андреа Хенкель спросили, как в ее представлении будет выглядеть на чемпионате мира в Ханты-Мансийске немецкая эстафета. Мол, очевидно же, что в команде на данный момент всего три спортсменки, сила которых не вызывает сомнений: это сама Хенкель, Магдалена Нойнер и совсем юная Мириам Гесснер, которая год назад второй раз подряд стала победительницей юниорского первенства мира, а в этом сезоне дважды брала серебро на этапе Кубка мира в Остерсунде.

- Вы напрасно волнуетесь, - спокойно ответила спортсменка. - Та же Тина Бахманн ногами показывает прекрасное время, и я более чем уверена, что к чемпионату мира она полностью наладит и стрельбу. Знаю, как тренировались Катрин Хитцер и Сабрина Бухольц, и опять же не сомневаюсь в их способности биться за место в четверке. Так что я более чем уверена, что с эстафетой у нас все будет в порядке. Естественно, мы ставим перед собой задачу бороться в Ханты-Мансийске за победу.

Все эти слова Хенкель произносила настолько спокойным голосом, что становилось понятно: это - не дежурные слова. А то, что на самом деле думает шестикратная чемпионка мира.

Те двое российских спортсменов, которым довелось добраться в Рупольдинге до подиума, - Иван Черезов и Ольга Зайцева, - тоже говорили, что в команде все идет по плану. Просто, мол, все спортсмены целенаправленно готовятся к тому, чтобы выйти на пик формы в Ханты-Мансийске. Вот только верилось в эти слова слабо. Потому что все результаты российских спортсменов (за исключением, пожалуй, одной только Зайцевой), показанные на этапах Кубка мира, включая Рупольдинг, наводят совсем на другие мысли. Например, о том, что даже при идеальной стрельбе и неплохом ходе всегда находится кто-то из иностранцев, кто оказывается лучше. Или о том, что восстановление спортсменов после гонок - по-прежнему самое слабое место российской сборной. Не случайно ведь Черезов заметил после спринтерской гонки, что, несмотря на полный день отдыха между стартами, мышцы так и не успели отдохнуть. Поэтому, мол, и занял лишь третье место.

Примерно то же самое сказала Зайцева, финишировав в спринте с четвертым результатом. Сначала спортсменка произнесла в камеру дежурные слова о том, что всем довольна, но потом на конкретный вопрос о своем состоянии ответила:

- Усталость, безусловно, чувствовалась - ноги были тяжелыми. Я хоть и разминалась как следует перед стартом, но лишь к концу гонки на последнем подъеме почувствовала, что могу нормально бежать. Первые три круга мышцы были откровенно вялыми. Наверное, мы тоже полностью не успели отойти от первого старта.

О Светлане Слепцовой, которая попадает в жуткий физиологический клинч после каждой гонки, пройденной с хорошей скоростью, я уж не говорю. А ведь именно Зайцева со Слепцовой - костяк женской команды, вокруг которого России и предстоит строить эстафету в Ханты-Мансийске. Ту самую эстафету, которую, напомню, собираются выигрывать немки.

Можно, конечно, сказать, что у нас ничуть не меньше оснований рассчитывать на эту победу. Более того, из всех видов программы эстафета представляется именно тем, где шансы на российское золото реально существуют. Просто, глядя на сборную Германии, уже сейчас понятно, каким образом они намерены этой победы добиться. В отношении российских спортсменов не понять ничего. Кроме того, что все они намереваются выйти на пик формы к началу марта.

Вот если бы еще соперники на это время куда-нибудь со своих "пиков" спустились…

Возможно, мы просто слишком многого ждем от своей команды - таковы традиции. Да и не только в них дело. Разве не о стремлении к победам говорил президент СБР Михаил Прохоров, когда возглавил федерацию? Что ж, за два года в СБР произошло множество организационных изменений, только вот за это время в самой команде со спортивной точки зрения не изменилось ровным счетом ничего.

При том, что "не бегут" лидеры, в сборной практически не появляется новых имен. И мы понятия не имеем, какая на самом деле у нашей сборной "скамейка" и есть ли она вообще.

Неприятное чувство оставила в Рупольдинге попытка возвращения в большой биатлон Дмитрия Ярошенко. Комментируя его единственное выступление, завершившееся 68-м местом, старший тренер мужской сборной Михаил Ткаченко ясно дал понять, что никаких шансов на мало-мальски приличный результат у Ярошенко в индивидуальной гонке не имелось из-за крайне неудачного стартового номера и что это было очевидно еще до старта.

Формально тренеры были совершенно правы, не включив Дмитрия в состав участников спринта. Но где логика? Зачем было вообще привозить Ярошенко в Оберхоф, а затем - в Рупольдинг? Чтобы создать видимость того, что шанс вернуться ему все-таки был предоставлен? Если тренерский штаб в какой-то степени рассчитывает на этого спортсмена, то честнее было бы дать Ярошенко еще одну возможность. Если же тренеры изначально не рассчитывали на спортсмена-ветерана, этой логики нет вдвойне. Тогда уж следовало как можно быстрее начинать обкатывать в основном составе Виктора Васильева и Евгения Гараничева, которые прекрасно выступают в Кубке IBU.

Но ведь и в этом отношении все остается по-прежнему: видимо, слишком живуча в российском биатлоне точка зрения, что бросать молодого спортсмена во взрослое пекло нельзя ни в коем случае. И наплевать, что так уже много лет поступает весь остальной биатлонный мир. Спорт - дело жестокое: если человек, попав во взрослую компанию, ломается, значит, ему просто нечего в этой компании делать.

Впрочем, так свойственно рассуждать тем, кто стремится к максимальным целям. Мы же как-то незаметно для себя стали считать безусловным успехом даже бронзу. Именно в этом заключается самый горький вывод.

С другой стороны, если руководствоваться такими критериями, выступление российских биатлонистов в Рупольдинге можно считать фантастически успешным.

Рупольдинг

Спринт- дело семейное

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Рупольдинга

В субботу в женской спринтерской гонке произошло в общем-то историческое событие. Никогда еще не случалось, чтобы на каком-либо из этапов Кубка мира победы одерживали брат и сестра. И вот в Рупольдинге Ларс Бергер выиграл спринт в пятницу, а на следующий день триумфатором стала Тора.

В победе олимпийской чемпионки Ванкувера не было ничего странного. В этом сезоне Бергер уже выигрывала - была первой в индивидуальной гонке в Поклюке. К январю норвежка набрала умопомрачительную беговую форму, так что в сочетании с "нулевой" стрельбой ее спринтерский результат получился более чем закономерным.

С другой стороны, слово "сильнейшая" звучало по отношению к Бергер отчасти формально: от ветерана немецкой сборной 33-летней олимпийский чемпионки Андреа Хенкель норвежку отделили 1,1 секунды, тогда как любимица местной публики, двукратная обладательница олимпийского золота Магдалена Нойнер показала в спринте не только лучшую скорость, но и на редкость вдумчивую (пусть и с единственным промахом) стрельбу. Соответственно, львиная доля внимания досталась после финиша именно ей. Да и в микст-зону после субботнего финиша Лена вышла, широко улыбаясь и явно гордясь собой.

- Думаю, сегодня все прекрасно видели, что я боролась в спринте за каждый выстрел. Была сконцентрирована, старалась не упустить из виду ни единой мелкой детали, соответственно, стрельба заняла у меня больше времени, чем обычно. А получилось в итоге все немного по-дурацки. Самое обидное, что в заключительном выстреле у меня не было ничего похожего на ощущение допущенной ошибки. Более того, именно этот выстрел я старалась произвести с удвоенным старанием. Потому что он всегда особенный. Тем более когда предыдущие девять сделаны чисто.

Этот последний промах жутко меня раздосадовал. Хотя, если оценивать гонку в целом, она, безусловно, относится к разряду удачных. Прежде всего из-за скорости. Думаю, даже по лыжным меркам я показала неплохое время. Ну и, как бы то ни было, попала на пьедестал, хотя при одном промахе в спринте это удается далеко не всегда. Особенно когда гонка проходит в комфортных в смысле стрельбы условиях.

- У вас на лице было столько азарта, когда вы промахнулись в заключительном выстреле…

- Я прекрасно себя чувствовала, мне все нравилось - и как я стреляю, и как скользят лыжи, так что это была досада, а не азарт. Испортить такую гонку!

- Почему в Рупольдинге вы не пользуетесь затычками для ушей?

- Это решение я принимаю в зависимости от того, в какой форме нахожусь. Когда степень уверенности в себе достаточно высока, шум трибун не выбивает из колеи, а, напротив, сильно мотивирует. Возникает очень странное ощущение: я реально начинаю чувствовать, как по коже бегут мурашки, весь организм как бы подбирается и мобилизовывается, а сознание становится предельно четким и спокойным. Еще уходит нервозность. Возможно, это связано с тем, что я стала старше и опытнее. По крайней мере раньше я вообще ничего не могла с собой поделать, когда начинала нервничать. И это состояние порой переходило почти что в психоз.

- Вам нравится выступать в Рупольдинге?

- Это для меня особенное место. В том отношении, что на трибунах очень много болельщиков, которых я знаю лично. Когда вижу, как люди машут с трибуны конкретно мне, силы просто удваиваются. На сложных трассах это особенно ценно.

- Вы как-то рассчитывали заранее свою скорость на дистанции?

- Нет, руководствовалась внутренним состоянием. На втором круге получилось так, что мы бежали вместе с Андреа Хенкель. Я стартовала шестой, она двадцатой, вот и поравнялись. Не скажу, что это было для меня легко: все-таки Андреа только начинала дистанцию и была гораздо свежее. С другой стороны, этот дополнительный азарт, несмотря на дикую боль в мышцах, заставил меня сильнее мобилизоваться: уж больно не хотелось выпускать Хенкель вперед.

А в результате от этого спарринга выиграли мы обе - показали превосходное время.

- Хенкель заметила в микст-зоне: мол, была очень рада тому, что едет за вами следом, поскольку сильно опасалась сложного спуска. А так она просто в точности повторяла все ваши действия и выбранный вами маршрут. А вот на третьем круге, оказавшись на спуске в одиночку, Хенкель, чтобы не рисковать сверх меры, поехала "плугом". Именно там, кстати, она потеряла секунды, которые в итоге не позволили ей опередить Бергер.

Как человек, который и падал уже на этом спуске, и успешно его преодолевал, могли бы сказать, какая тактика более правильна?

- В том, что касается прохождения подобных маршрутов, никаких универсальных советов, как мне кажется, быть просто не может. По крайней мере сама руководствуюсь исключительно своими ощущениями. В спринтерской гонке я, безусловно, рисковала. Понимала, что могу упасть - как упала в индивидуальной гонке. Там я потеряла куда больше времени, чем могла потерять, если бы проходила спуск "плугом". Но тут, повторяю, не угадаешь. Надо просто отдавать себе отчет в своих действиях, понимать, что именно ты принимаешь на дистанции решения, и никого потом не винить, если риск не оправдал себя.

На вопрос, какие предчувствия испытывает Нойнер в отношении гонки преследования, спортсменка ответила:

- Будет интересно. И Тора, и Андреа сейчас прекрасно бегут, да и стартовать мы будем почти одновременно. Если же вы хотите знать, что именно решит судьбу первого места, могу ответить: стрельба стоя.

Загрузка...
Материалы других СМИ