«Не надо все валить на Польховского. У спортсменов нет контакта с тренерами». Майгуров ответил на критику

20 февраля 2021, 16:55
Майгуров ответил на критику. Фото СБР
На чемпионате мира по биатлону остается всего три гонки, а медалей у сборной России по-прежнему нет. После 11-го места в женской эстафете президент СБР Виктор Майгуров дал ответы на острые вопросы.

Надо отдать должное руководителям команды СБР, после провала в женской эстафете никто не прятался. В смешанную зону вышли и старший тренер Михаил Шашилов, и Майгуров, и биатлонистки Евгения Павлова со Светланой Мироновой. Не увидели мы, пожалуй, только Татьяны Акимовой, которая на дистанции зашла на штрафной круг. Но Татьяну можно понять.

Польховский переживает из-за критики

— Что с нашим главным тренером Валерием Польховским?

— У него общее недомогание. Причина — перенесенное заболевание (коронавирус. — Прим. «СЭ») в новогодний период. Второй фактор — психологические потрясения, человек переживает за результат и за критику, которой подвергается в последнее время со стороны СМИ и биатлонных экспертов, если их можно так назвать. Организм не железный.
Ему провели кучу исследований: МРТ, рентген, анализы крови... По приезде в Москву Валерий Николаевич пройдет дальнейшее обследование.

— Критику вы считаете незаслуженной? Ведь она идет в том числе со стороны спортсменов.

— Я думаю, что каждый должен заниматься своим делом и отвечать за себя и за свои решения.

— Как президент СБР вы разобрались в этом квесте? Обращались ли спортсмены по поводу переезда вниз, и если да, то к кому?

— Я думаю, разборки нужно устраивать постфактум. У нас еще будет время как минимум до середины апреля, чтобы принять верные решения. Вы зацикливаетесь на деталях, которые я не готов сегодня обсуждать. Сделаем определенные выводы, связанные с внутренней дисциплиной в том числе. Как минимум половина спортсменов в мужской и женской командах готовились самостоятельно. Естественно, должного контакта с тренерами нет. Когда я тренировался, тренер был авторитетом, как он говорил — так мы и делали.
Это тоже не совсем правильно, должен быть диалог, спортсмен должен спрашивать, что и зачем он делает... Но, к сожалению, на сегодня у нас диалога между спортсменами и тренерами нет.

— Как этот диалог можно наладить? Отказаться от самоподготовки, например?

— Сесть в апреле за круглым столом, обговорить правила игры, принять определенные решения и двигаться дальше. В общем-то, ничего сложного.

— Возможно создание отдельных тренировочных групп, как в лыжах, когда есть несколько наставников, и они готовят каждый по своей методике?

— Мы будем обсуждать разные комбинации. Но чтобы делать группы, нужно определить список спортсменов, которые гипотетически способны показать результат на Олимпийских играх. На мой взгляд, таких людей у нас не так много. Максимум на две группы хватит.

— Вы разрешите самоподготовку всем желающим, как было в этом сезоне?

— Я таких решений не принимал, поэтому на этот вопрос отвечать не буду.
Я за то, чтобы мы услышали мнение спортсменов и высказали им свое. В чем-то мы можем разойтись, но уверен, что мы готовы к диалогу.

Если бы были медали, никто бы не вспоминал, где готовились

— Почему Миронова и Казакевич смогли переехать вниз только к концу чемпионату мира, и то за свой счет?

— Мне как президенту вопросов по оплате никто не задавал. Понятно, что мы сейчас попадаем на штраф, потому что оплачены места в одном месте, а будем жить в другом. Но ничего страшного.

— Вы же выступали в Поклюке еще как спортсмен. Где вы жили?

— На этапах Кубка мира мы всегда жили внизу. Один раз тут был чемпионат мира, но где мы к нему готовились, не помню. Нужно поднимать тренировочные дневники. Но если вы посмотрите, украинцы и норвежцы завоевывают медали, живя наверху.

— Кто в команде принимает окончательные решения? За кем последнее слово — за главным тренером или за старшими?

— В большей степени — за старшими. Никто лучше них не знает текущего состояния спортсменов, их подготовки. Главный тренер только высказывает свои мысли и пожелания.

— Почему тогда главный тренер решил, что команда будет готовиться именно в Поклюке?

— Вы чего хотите, я не понимаю?

— Хотим понять, почему в одной и той же команде все говорят разное.

— Вот смотрите, если бы у нас здесь был хороший результат, никто бы не вспоминал, кто и где хотел остаться. Я бы не стал все валить на Валерия Николаевича. Есть тренировочный план, его нужно проанализировать весной и разобраться, кто и что делал не так.

— Есть информация, что в сингл-миксте у нас была проблема со смазкой лыж, это так?

— Там были нюансы по механизму принятия решений. Вчера я провел собрание и объяснил политику партии.

— Осталось три гонки. Подведите итог — это был хороший или плохой чемпионат мира?

— Раз нет медалей — конечно, плохой. Мы видим, что способны бороться и выигрывать награды в каждой гонке.

— В чем главная причина неудач?

— Здесь по каждому спортсмену своя причина. У Логинова — одна, у Латыпова — другая. Хотя у Латыпова на этом чемпионате мира был неплохой результат... Хотя, понимаете, все равно это средний результат. Для меня результат — это медаль.

— Правда, что Гараничев уже уехал с чемпионата мира?

— Да, это так. По поводу эстафеты был разговор, он не отказывался, но и не настаивал. На Кубок мира он потом вернется.

Чемпионат мира по биатлону: расписание, результаты гонок и медальный зачет

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
73
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир