Осталась ли у нас надежда на медали чемпионата мира? Мнение Николая Круглова

16 февраля 2021, 00:00
Эдуард Латыпов на огневом рубеже. Фото AFP
Серебряный призер Олимпийских игр и комментатор Первого канала Николай Круглов — о причинах неудач российских биатлонистов на чемпионате мира.

Первая неделя чемпионата мира позади, а поводов для оптимизма у российской сборной немного. Точнее, всего два — выступление новичков Ирины Казакевич и Эдуарда Латыпова. Более опытные члены команды пока, мягко говоря, не блещут.

В отличие от многих коллег-экспертов, Круглов склонен к вдумчивому анализу, а не к эмоциональным обвинениям. В интервью для «СЭ» он объяснил:

— чем сбор в Антхольце мог быть лучше, чем в Поклюке
— в чем корень проблем Светланы Мироновой и как с ними справиться
— почему стоит доверять старшим тренерам
— и как так вышло, что иностранные биатлонисты стреляют на порядок быстрее наших

Тренд на сокращение времени стрельбы наметился давно

— Сложно комментировать гонки, где у россиян вообще нет шансов на награды?

— Биатлон вообще интересно комментировать. И я бы не сказал, что шансов совсем нет. Тот же Эдик Латыпов дважды был в десятке и однозначно может эти гонки занести себе в актив. Немного расстраивает выступление Саши Логинова. Но в остальном все было ожидаемо.

— Причиной наших неудач называют сбор в Поклюке перед чемпионатом мира. Мол, если бы готовились на высоте в Антерсельве и потом спустились бы — команда чувствовала бы себя гораздо бодрее. Это рабочая версия?

— Можно было остаться в Антерсельве, провести там хороший сбор, а жить на высоте 1000 метров, где мы обычно и селимся. Потом приехать сюда и жить снова не наверху, как сейчас, а внизу, в Бледе, и подниматься в горы только для тренировок и соревнований. Эту схему мы неоднократно тестировали, и она зарекомендовала себя как рабочая. Но я не тренер и не могу объяснить изнутри, чем было вызвано желание все две недели жить именно на высоте, в Поклюке. Особенно с учетом того, что мы далеко не французы, которые в горах выросли.

— Светлана Миронова рассказывала, что на стрельбе стоя ее буквально трясет и она не может сфокусироваться на мишени. В вашей карьере было что-то подобное?

— Я думаю, дело в психологии. Человек боится допустить ошибку и в результате как раз ее совершает, хотя в принципе-то стрелять умеет. Но эта проблема не решается за день-два или даже за две недели чемпионата мира. Над этим нужно работать в подготовительный период, то есть специально моделировать соревновательные условия, где в максимальной степени срабатывает стресс-фактор.

— Норвежка Тириль Экхофф, которая выиграла в Поклюке уже три золота, например, участвовала в эксперименте, когда ей на тренировку вешали на шею змею или отвлекали маскарадными костюмами, но при этом нужно было стрелять и попадать...

— Мы в свое время регулярно пользовались подобными приемами. У нас было много контактных, дуэльных стрельб — и на скорость, и на качество. Моделировали крики трибун, кто-то из партнеров мог тебя во время стрельбы подтолкнуть или попытаться напугать. Это на самом деле существенно помогало контролировать свои эмоции на ответственных стартах. Потому что волнуются на главном старте сезона абсолютно все, я не знаю ни одного спортсмена, кто выходил бы на дистанцию спокойным.

— Не кажется ли вам, что нашей команде пора отказаться от самоподготовки? Иначе получается, что у спортсменов как раз нет опыта спарринга, потому что на протяжении лета и осени им просто не с кем соревноваться.

— Это дискуссионный вопрос. Мне кажется, сначала СБР должен определиться с наставником и дать ему определенный карт-бланш. Потом было бы здорово, если бы этот наставник встретился со всеми кандидатами в команду и рассказал им свое видение подготовки. Спортсмены изучили бы эти планы, показали их своим личным тренерам. И потом сделали выбор: либо готовиться в сборной, но тогда ответственность за результат несет старший тренер, либо самостоятельно и взять ответственность на себя. Но в этом случае необходима прозрачная схема отбора.

— До Олимпиады остается всего год. Нынешние тренеры сборной должны остаться или необходима замена?

— Мне давно уже кажется, что вопрос не в персоналиях, а в том, чего мы хотим добиться. Ведь мерить успех только количеством медалей в корне неверно. Особенно если команда не готова выигрывать все подряд, как норвежцы. В прошлый раз у нас были две медали Логинова, до этого — тоже кот наплакал... Получается, что нет разницы, человек четыре раза был в топ-6 или в топ-50. Это порочная система оценки. Куда логичней ставить конкретные цели на сезон перед каждым спортсменом. Например, если он сейчас проигрывает лидерам в спринте 45 секунд, то на будущий сезон — довести отставание до 25-30 секунд. То же самое с процентом и временем стрельбы. И тогда появятся конкретные методы оценки работы как спортсменов, так и тренеров. И если тренер уже работает — ему надо доверять. А если нет доверия, то зачем его приглашали?

— Кстати, о времени стрельбы. Мы видели на этом чемпионате мира, как спортсмены закрывают мишени за рекордные 17-18 секунд. А россияне от этого очень далеки. Сверхбыстрая стрельба — это новое слово в современном биатлоне?

— Тренд на сокращение времени на рубеже наметился довольно давно. Если в мое время считалось хорошим результатом стрелять четыре рубежа за две минуты, то сегодня лидеры стреляют по 1.40-1.50. И это в среднем, отдельные рубежи могут быть еще быстрее! Когда ты не затягиваешь выстрелы, во многом решается вопрос психологии. Ты отвлекаешься от происходящего вокруг и концентрируешься на ритме и последовательности действий, которые ты до этого выполнял многократно.

Пора прекратить поливать друг друга грязью

— Как вы относитесь к словам Йоханнеса Бе, который призывает лишить Россию квоты на чемпионате мира и считает санкции против нас недостаточно жесткими?

— Мне кажется, это просто спекуляция на надоевшей всем теме. Если у Йоханнеса есть конкретные претензии, об этом стоит поговорить с IBU. Но лишний раз пинать упавшего некрасиво. Сейчас вот все говорят о Кристиансене, которому не хватило квоты, но давайте вспомним времена нашей «золотой четверки». Перед началом чемпионата мира я совершенно случайно пересмотрел масс-старт в Холменколлене 2007 года. Так там участвовали пять россиян, из них трое стояли на первой линии, то есть входили в мировую десятку, и еще двое — на второй, то есть были 12-13-м. У нас точно так же, как сейчас у норвежцев, было пять человек в топ-15 Кубка мира, и один из них не попадал на чемпионат мира. Но если есть определенные правила по квотам, то какой смысл их обсуждать?

— Почему некоторые эксперты столь жестко отзываются о наших спортсменах и тренерах, хотя сами еще недавно были на этом месте?

— Понятно, что сейчас с появлением интернета и соцсетей появилась куча возможностей высказать свою позицию. Жаль только, что несмотря на всю критику, я очень давно не читал никаких здравых предложений. Мне кажется, людям, которые разбираются в биатлоне, давно пора прекратить поливать друг друга грязью. А вместо этого сесть и выработать стратегию выхода из кризисной ситуации.

— Будут у России еще медали на этом чемпионате мира?

— Я убежден, что это гадание на кофейной гуще. Нашим ребятам по силам показать результат в отдельно взятой гонке, и я искренне им желаю справиться со всем негативом, который на них обрушивается, и сконцентрироваться на выступлении.

Чемпионат мира по биатлону: расписание, результаты гонок и медальный зачет

Результаты опроса

проголосовало: 18379
Все опросы
Чего вы ждете от чемпионата мира по биатлону-2021?
Побед — и много!
6.8%
Золота, пусть и одного
17.6%
Медалей, но не побед
13.4%
Скандалов
8.5%
Ничего не жду
53.7%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
45
Офсайд