22 апреля, 10:45

«Еще раз убедился, что титул можно взять только через дисциплинированную пахоту». Максим Учайкин — об исторической победе «Зенита»

Тренер «Зенита» Учайкин дал интервью о молодежном баскетболе в России
Корреспондент
Читать «СЭ» в
Большое интервью с одним из самых перспективных тренеров страны.

На этой неделе в московском «Баскет-Холле» прошел «Финал восьми» Единой молодежной лиги ВТБ. В решающем матче сезона «Зенит-М» обыграл «ЦСКА-Юниор» во главе с игроком национальной сборной России Филиппом Гафуровым (71:68). Все решилось в драматичном овертайме. Самым полезным игроком «Финала восьми» был признан 19-летний Андрей Топтунов, который в этом сезоне успел поиграть в Лиге ВТБ и Суперлиге-1. Также в символическую пятерку вошел форвард сине-бело-голубых Егор Рыжов (12 очков + 14 подборов в финале), подтвердивший статус одного из самых талантливых баскетболистов страны.

Главным же творцом успеха «Зенита» стал Максим Учайкин, признанный лучшим тренером. В качестве помощника главного тренера «Спартака-Приморье» он дважды выигрывал Суперлигу-1 (2016, 2018), входил в тренерский штаб сборной U-20, а в сезоне-2019/20 в качестве наставника привел клуб из Владивостока к победе в регулярке. Авторитетный портал eurobasket.com назвал Учайкина тренером года в Суперлиге-1. Летом 2020 года стало известно, что клуб из Владивостока потерял профессиональный статус, а Учайкин транзитом через «Купол-Родники» оказался в молодежной команде «Зенита». В прошлом году добраться до титула не получилось, а в этом Учайкин взял золото самым молодым составом среди всех участников «Финала восьми».

Максим Учайкин. Фото пресс-служба БК «Зенит»
Максим Учайкин.
пресс-служба БК «Зенит»

Топтунов постоянно работает с тренером по индивидуальному развитию

— «Финал восьми» вы играли довольно короткой ротацией. Не боялись, что на решающий матч у лидеров может не хватить сил?

— Не сказал бы, что у нас была короткая ротация. В четвертьфинале и полуфинале мы использовали по 11 игроков. В финале уже доверяли проверенным людям, способным выдержать высокое давление. Уверен, что и на баскетболистов ЦСКА также серьезно давил результат. Они играли практически в родных стенах, плюс их лидеры за эти три дня провели по четыре игры (также выступали за ЦСКА-2 в Суперлиге-1. — Прим. «СЭ»). Все-таки речь идет про молодых ребят. После победы выброс адреналина идет им только на пользу. А вот как мотивировать играть после поражения — это самое сложное. В этом возрасте все зависит от эмоций и химии, которая происходит внутри тела. Когда ты играешь в полуфинале или финале, то мотивировать никого не надо. Силы найдутся. Можно и вшестером побеждать, но, повторюсь, у нас была хорошая ротация.

— Были опасения, что Топтунов не сыграет в финале?

— Были в течение полуфинального матча. После игры мы поняли, что никаких серьезных повреждений у него нет. В четверг утром Андрей тренировался и подтвердил, что все в порядке. Были опасения, как мы продолжим игру с МБА без него. Сможем ли выстоять. Но Топтунова очень хорошо подменил Иван Прокопенко. Сыграл больше минут, чем мы планировали. Не только не подвел, но мы даже увеличили свой отрыв.

— Прокопенко всегда так уверен в своих силах?

— У него были взлеты и падения. После тяжелого прошлого сезона в ДЮБЛ он на три месяца поехал в сборную. На наш сбор прибыл с опозданием. Тяжело вкатывался в сезон. До Нового года у него мало что получалось, но затем Ваня забил решающий мяч в игре с МБА в Москве и с того момента стал набирать.

— Сколько Топтунов тренировался с командой перед «Финалом восьми»?

— Пять дней он был в команде, но провел всего три-четыре полноценные тренировки. Два дня пришлось пропустить из-за полученного удара в мягкие ткани. В начале года была ситуация, когда он тренировался с нами больше, но когда у основной команды возникли проблемы с разыгрывающими, его забрали в «Зенит» на постоянной основе. Какое-то время Андрей был в активной ротации Хавьера Паскуаля, и мы очень долго не могли использовать его в играх.

— Андрей до и после тренировок с основой — это небо и земля?

— Мне кажется, что игрок в любом случае будет прибавлять после тренировок с топовыми партнерами, под руководством одного из сильнейших тренеров Европы. Тем более когда речь идет про такого талантливого парня.

Когда он был в нашей ротации и мы играли с ним постоянно, это был один игрок. Потом был перерыв, он выпал. Пришел к нам, и физическая форма упала. Его отправили в «Новосибирск» за игровой практикой. Оттуда он приехал в хороших кондициях и уже не терял. Андрей неленивый спортсмен. Постоянно работает дополнительно, с тренером по индивидуальному развитию. Такой подход всегда даст свои плоды. На «Финале восьми» мы увидели, что человек вытаскивал матчи, делал разницу в решающие минуты. Выделялся на общем фоне.

— То же самое можно сказать про Егора Рыжова?

— Максимально сильный игрок, у него хорошая генетика. Надо дальше развивать скилы и понимание баскетбола. Есть хорошая база, надо насаживать на нее новые навыки. Теперь все зависит от него и его окружения.

— Он готов присоединиться к основе в следующем сезоне?

— Думаю, он готов и в этом сезоне помочь «Зениту». Если бы не ситуация с продлением контракта, то он был бы в тренировочном процессе Паскуаля. Возможно, попадал бы в заявку. На мой взгляд, он не слабее тех молодых игроков, которые постоянно тренируются с основой.

Максим Учайкин. Фото пресс-служба БК «Зенит»
Максим Учайкин.
пресс-служба БК «Зенит»

Земского могу сравнить с Узинским

— В прошлом году «Финал восьми» проходил в Санкт-Петербурге. На вас делалась большая ставка, но «Зенит» проиграл в четвертьфинале «Химкам». В этом сезоне вы выиграли золото, хотя мало кто верил в вашу команду. Что вы сейчас чувствуете?

— Опустошение. В прошлом году ожидания не совпадали с объемом той работы, которая была проделана. Я пришел по ходу сезона. До этого были одни стандарты, я старался поменять их на другие. Не хватило времени. С этого года мы начали интенсивно тренироваться, ставить дисциплину с первых дней сборов. Какое-то время была ломка, но в итоге, как мы и обещали, это принесло нам успех. После этой победы моя вера, что дисциплинированная пахота приносит успехи, только укрепляется.

Я сказал парням, что за пределами площадки мы должны равняться на ЦСКА. Если мы хотим их победить, то должны работать столько же или даже больше.

— Команда сильно изменилась по сравнению с прошлым годом?

— Очень сильно. Мы единственная команда, которая в «Финале восьми» имела в ротации трех игроков ДЮБЛ — Егора Рыжова, Артема Антипова, Павла Земского. Люди, которые были на паркете в решающие минуты матча с ЦСКА, будут играть в «Финале восьми» ДЮБЛ в Питере. Это круто.

Максим Учайкин. Фото пресс-служба БК «Зенит»
Максим Учайкин.
пресс-служба БК «Зенит»

— Про Земского тоже ходит много разговоров. Какие у него перспективы выступать на высшем уровне?

— Паша — тот человек, который способен заиграть в Лиге ВТБ. Он постоянно развивается, готов выполнять много черновой работы. Могу сравнить его с Дмитрием Узинским. Парень из Амурской области дорос до игрока уровня Евролиги. Он поступательно развивался в системе «Спартака-Приморье», где мы с ним успели поработать. Не хочу сказать, что Узинский — мой воспитанник, но я приложил руку к его становлению. Он яркий пример атлетичного игрока, который пашет, никогда не устает, никогда не говорит с судьями. Как универсальный солдат. Такие люди и отвоевывают места в командах Единой лиги.

Надо понимать, что когда ты придешь в клуб Лиги ВТБ, никто не даст тебе мяч. Тебе скажут: стой в углу, бей и защищайся. Ты начинаешь попадать. Тебе говорят «ок», ты можешь делать один удар и идти дальше. При этом ты продолжаешь пахать в защите. У нас же смещен акцент. Мы хотим вырастить разыгрывающего, который будет классно играть пик-н-роллы, создавать возможности для себя и партнеров. Но сделать это с кондачка смогут единицы. Суперталанты, которые рождаются раз в пять лет, а то и в десять лет. Баскетболист должен развиваться постепенно. Если ты не будешь попадать put up, тебе никто не даст бросать pull ap. А у нас все хотят бросать pull ap, да еще и со степ-беком. Через три ступеньки перескакиваем.

— Приглашение в ваш штаб многоопытного Сергея Гришаева (серебряный призер чемпион мира-1986. — Прим. «СЭ») придало команде чемпионского духа, характера?

— Получается, что придало. Сергей Эдуардович был максимально строг с ребятами. Я хотел прививать команде жесткую дисциплину, а он поддержал меня в этом. Тяжело одному противостоять группе людей. Мы же встали друг за друга. Как стена.

— Говорил с рядом бывших партнеров Гришаева. Все отмечали, что это очень тяжелый человек, при этом профессионал высочайшего уровня. О том, как он готовил себя к играм, ходят легенды. Он передавал этот опыт ребятам?

— Все это было. Мы с ним впервые поработали на Сахалине и сразу нашли общий язык. Я тот тренер, который дает работать своим помощникам. Предоставляет им право голоса. Не боюсь, что от этого пострадает моя репутация. Вместе мы налаживали процесс, дисциплинировали ребят. А это самое важное. Давайте возьмем финальный матч. Что можно подготовить за сутки? Разучить весь Playbook ЦСКА? Нет, конечно. Но можно не дать сопернику убежать, не дать подобрать. Это все дисциплина. Если ты не дисциплинирован, то можешь все разобрать, а тебе забьют 20 очков с транзишена. Или 20 раз подберут на твоем щите и напихают 30 очков второго шанса. Мы ничего такого не позволили. Хотя с подборами и были кое-какие проблемы.

— Если бы за ЦСКА еще играл Александр Евсеев, то было бы тяжелее...

— Везет тому, кто везет. У нас тоже было много травм по ходу сезона. Играли некоторые игры вшестером. Задействовали порядка 11 человек из ДЮБЛ. У каждой команды свои проблемы. Важно решить их в нужный момент. Для нас хорошо, что не играл Евсеев. Один игрок, возможно, что-то бы поменял, а возможно, и нет.

— Есть ли у вас контакт с Хавьером Паскуалем?

— Да, он был на наших играх. Мы постоянно общаемся по тому или иному игроку. С Паскуалем, со спортивным директором Маносом Пападопулосом. Когда в первой команде был отток легионеров, мы отправляли шесть человек в основу и получили хороший отклик от Маноса. Сказал, что им нравится наша работа, нравится развитие ребят, их отношение к баскетболу. Плюс у меня есть доступ на тренировки основы. Если надо посоветоваться с Паскуалем, то к нему всегда можно подойти.

— Значит, сейчас немного отдохнете и будете ходить на тренировки основы?

— До мая как минимум можно походить, поучиться. По ходу сезона тоже можно было, но накапливалась сумасшедшая усталость. Надо было выбирать: прийти на тренировку первой команды или провести свою тренировку с удвоенной энергией. Понял, что если не заряжать ребят на личном примере, то тебе ничего не вернется.

Максим Учайкин. Фото пресс-служба БК «Зенит»
Максим Учайкин.
пресс-служба БК «Зенит»

Тренировался с Антоновым, играл против Кулагина и Воронцевича

— Вы родились в городе Арсеньеве с населением около 60 тысяч человек (в 160 км от Владивостока). Там была баскетбольная секция?

— В Арсеньеве есть градообразующее предприятие — авиационный завод «Прогресс». При таких заводах в СССР были свои сады, ДК и спортивные СДЮШОР. У нас было несколько СДЮШОР, одна из них баскетбольная. Шесть тренеров — по три на мальчиков и девочек. Зал, который в свое время построил завод, был полностью отдан под баскетбол. Тренировки проходили с 8 утра до 11 вечера. Группы уходили, приходили. Когда становился старше, то была возможность проводить на паркете все свободное время. Помню, я заходил в зал в 16.00 и проводил там семь часов кряду. Потренировался, поиграл со старшими, покачался... Так что у тех, кто занимался спортом, была большая мотивация развиваться и чего-то добиться.

— Как вы попали в «Спартак-Приморье»?

— В то время было много турниров между учебными заведениями. Проводились чемпионаты города и края, к этому было более серьезное отношение, чем сейчас. В университете я был на спортивном контракте, должен был посещать тренировки, выкладываться, выполнять поставленные задачи. Чуть позже, когда образовалась молодёжка и ДЮБЛ «Спартака-Приморье», то лучшие студенты Владивостока стали их основой. Кто серьёзно относился к этому проекту, тот сумел пробиться в команду мастеров.

— У вас это получилось. А кто-то еще заиграл на серьезном уровне?

— На самом высоком уровне — нет. Но были серьезные ребята, с кем я пересекался на различных этапах карьеры. Например, с Семёном Антоновым мы готовились к Спартакиаде по нашему возрасту на базе молодёжной команды «Спартака-Приморье». У Семёна развалился клуб в Тамбове, и он приехал в нашу команду. После этого он попал на просмотровый сбор национальной команды под руководством Дэвида Блатта и построил отличную карьеру. Играл против Димы Кулагина в «Суперлиге» дивизиона В, когда он выступал за «Нижний Новгород». С Андреем Воронцевичем встречались на первенстве ДЮБЛ, когда он еще был в Новосибирске.

— Как вы стали тренером «Спартака-Приморье» в довольно юном возрасте?

— Я окончил университет и пошел в армию. Когда вернулся, то занялся поиском работы. Так получилось, что в «Спартак-Приморье» тогда пришло новое руководство, которое уделяло много времени молодёжному и детскому проекту. Был создан детский лагерь «Спарта», который впоследствии перерос в интернат. Меня пригласили поработать там, попробовать свои силы в качестве тренера. Тот объем работы, те новые тенденции, которые были в лагере «Спарта», — это было новое для края. Мы хотели заимствовать опыт у наших сербских коллег, начали приглашать оттуда тренеров, брать их систему. Тренировали с утра до вечера. В 8 утра общая зарядка, потом четыре занятия у каждого тренера — два до обеда, два после обеда, после ужина работа продолжалась. Были разные мероприятия: девочки играли против мальчиков, индивидуальная работа. После этого начиналась уже образовательная деятельность, мы могли до четырех ночи сидеть и слушать лекции и семинары сербских коллег. Так и началась моя тренерская карьера. В первый год провёл пять смен в этом лагере, на каждую смену приезжало по 100 человек — дети со всего Дальнего Востока. В итоге я проработал в «Спарте» пять сезонов, знал всех детей, кто занимается баскетболом в регионе. После этого меня назначили помощником Алексея Васильева в ДЮБЛ «Спартака-Приморье». Мы отработали с ним год, а потом случился скачок в профессиональный баскетбол.

— Вы прошли стажировку у Андрея Тринкьери, когда известный итальянец возглавлял «Партизан». Что можете о нем рассказать?

— Он харизматик. Интересно наблюдать, как он заходит в зал, как здоровается. Каждый его ход просчитан до мелочей. Когда я наблюдаю работу тренеров, работающих на уровне Евролиги или Еврокубка, то слушаю их открыв рот. Впитываю каждое слово по тактике, стратегии, мотивации. Мне кажется, иногда тренерам даже становится не по себе от такого внимания.

— Можно назвать вас баскетбольным гиком?

— Я не люблю хвастаться. В моем окружении есть люди, которые работают больше меня и больше меня изучают. Про себя могу сказать, что я все свое свободное время посвящаю баскетболу. Смотрю семинары, читаю книги. Но на первом месте для меня все-таки семья.

Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости