20 января, 14:00

«Что ты выбираешь — баскетбол или бутылку?» Богатырь советского спорта, победивший американцев в Сеуле

Приглашенный автор
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Истории про баскетболиста и тренера Римаса Куртинайтиса.

Кирилл Зангалис — спортивный журналист, эксперт по баскетболу и шахматам, сейчас является менеджером Сергея Карякина и пиар-директором Федерации шахмат России. С разрешения автора «СЭ» публикует главы из его книги «Незвездные встречи со звездными людьми». В новом материале — история известного советского баскетболиста Римаса Куртинайтиса.

Армия

Мне кажется, что у любителей баскетбола, которые были рождены в 70-80-х, сборная СССР того времени плотно ассоциируется с фамилиями четырех литовских мушкетеров: Сабонисом, Марчюленисом, Хомичюсом и Куртинайтисом. Все мы помним великую победу этой команды на Олимпиаде 1988 года в Сеуле. Тогда я маленьким играл и фантазировал: брал картошку и закидывал ее в мешок, представляя себе кольцо. А так как мой самый любимый элемент — трехочковый, то сам Бог велел, чтобы я представлял себя кем-то из этой великой четверки. Все они бросали из-за дуги просто великолепно.

— Получай от Сабониса, лови от Куртинайтиса! — кричал я на весь дом, пугая бабушку незнакомыми фамилиями. Мог ли представить, что пройдет несколько десятилетий и я буду сидеть за одним столом с Римасом и слушать его захватывающие истории?

Познакомил нас в марте 2011 года генеральный директор «Химок» Виктор Бычков. В тот год его клуб не очень удачно входил в весну, уволив крутого и дорогостоящего тренера-итальянца Серджио Скариоло и взяв своего в доску парня — Куртинайтиса.

Симпатичный ресторан в Новогорске. Новоиспеченный тренер «Химок» Куртинайтис с ностальгией оглядывается по сторонам.

— Где-то здесь та самая база, на которой Папа (Александр Гомельский. — Прим. «СЭ») перед сеульской Олимпиадой гонял нас как сидоровых коз, — улыбнулся Римас. — Пота мы здесь пролили — на целый бассейн хватило бы! Это нынешнее поколение ноет, что их заставляют много тренироваться. В наши времена просто попасть в команду мастеров было огромным счастьем...

Римас Куртинайтис (справа). Фото Александр Федоров, "СЭ"
Римас Куртинайтис (справа).
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Римас травил байки одну за другой, не стесняясь рассказывая самые сокровенные подробности. Что меня больше всего поразило — его сумасшедшая уверенность.

— Кирилл, ты чуть помоложе, но видно, что советской закалки, — сказал Куртинайтис. — Конечно, старики всегда ворчат, что их поколение лучше, что нынешнее племя — никакие не богатыри. Но ведь это действительно так. Мы всегда и во всем стремились быть первыми. Я играл в ЦСКА, «Жальгирисе», «Реале», сборной СССР, Литвы, и всегда во мне, в моих партнерах сидел дух победителей. Я до сих пор не могу успокоиться, что из золота мне не покорился только чемпионат мира. В 1986 году мы два очка уступили американцам, а во время победного 1982-го я был еще слишком молод. Я брал первые места со всеми клубами, в которых играл в расцвете лет: с ЦСКА, «Жальгирисом», «Реалом», а чего стоит победа на Олимпиаде в команде СССР и две бронзы — уже с Литвой. Не знаю, мы не были ангелами вне площадки, гуляли так, что вся Литва стонала, но и кольца в спортивных залах порой уставали от наших бросков. А ведь если бы не Гомельский, я вполне мог променять спорт на бутылку.

— Это как, Римас?

— 1981 год, я служу в армии. Отдельная история, почему меня выгнали из института и пришлось натягивать сапоги. Но благо в итоге я оказался в спортивной роте и играл за рижский СКА. Это первая лига чемпионата СССР. Уровень был достаточно высокий, но все же не «вышка». Я мог за матч и «полтинник» забить, ну а 20 очков практически были нормой.

И вот однажды в Киеве проходят соревнования военнослужащих. На них пожаловал сам тренер сборной Союза Александр Яковлевич Гомельский. Игроков и тренеров всех армейских команд собирали в большом зале. Гомельский подходит к микрофону и начинает что-то говорить. Мы с ребятами лузгаем семечки, болтаем, никого не слушаем. Вдруг парни меня толкают — иди, мол, тебя вызывают, а я и понять ничего не могу...

Оказывается, какой-то журналист спросил, когда в сборной появятся новые лица. И Гомельский отвечает:

— Есть такие игроки. И один из них сейчас находится здесь. Он мог бы достичь в спорте самых больших вершин. Только вот знаю, думает он совсем не о том: пьет много, курит, режим нарушает. Вы все этого героя прекрасно знаете. Это Куртинайтис. Если он мне пообещает исправиться, возьму в ЦСКА.

Я уже подошел к Гомельскому. Он смотрит на меня так строго и говорит:

— Ну что, рядовой Куртинайтис, скажи сейчас перед всеми, что ты выбираешь — баскетбол или бутылку?

Как вы думаете, что я ответил? Через пару недель пришел приказ о переводе рядового Куртинайтиса для дальнейшего прохождения службы в распоряжение баскетбольного клуба ЦСКА.

В таких кайфовых историях мы просидели с Римасом несколько часов. В конце он мне пообещал, что «Химки» совсем скоро начнут брать трофеи. И не соврал: в этом же году подмосковный клуб сенсационно грохнул ЦСКА в Единой лиге ВТБ (66:64) — это случилось ровно через месяц после нашей встречи.

А через год Куртинайтис взял для Подмосковья и Еврокубок, разгромив в финале испанскую «Валенсию» (77:68).

Римас Куртинайтис. Фото Дмитрий Солнцев, архив «СЭ»
Римас Куртинайтис.
Дмитрий Солнцев, Фото архив «СЭ»

Развлечения

Не знаю, каким был Куртинайтис после победы в Сеуле, но в тот день после успеха «Химок» он мне казался самым счастливым человеком на свете.

— Я человек прямой. Вот читаю автобиографии многих спортсменов, и мне смешно — какие же они правильные были, с ума сойти! Не пили ничего крепче кофе, любили до гроба только жен, — обнимает меня и смеется правдоруб Куртинайтис. — На самом деле мы жили в те времена, когда постоянно хотелось достать спиртное. Для меня напиток номер один — пиво. Была бы у меня тогда возможность выдуть цистерну, обязательно это сделал бы!

Но я развлекался всегда с умом. Принцип был такой: в выходной гуляй, пока есть силы. Но приходит время матчей — приходит и ответственность.

Как-то в Каунасе открыли новый бар. Мы с Сабасом — сразу туда. Атмосфера потрясающая. Впервые видим официанток в мини-юбках, с вырезом на груди, в белых перчатках до локтей. Заказываем шампанское, достаем сигаретки, и ощущение такое, будто мы короли жизни. Так мы и кадрили девчонок до самого утра. На следующий день весь город знал, что Куртинайтис с Сабонисом хорошо оторвались.

Естественно, в клубе нас по головке не погладили. А один из самых знаменитых литовских баскетболистов старшего поколения Модестас Паулаускас нам так по-отечески сказал:

— Ну вы, молодые, и дураки! Кто же так делает? Палитесь на ровном месте. Вот мы собирались с ребятами в гараже, брали три литра спирта, и ни одна собака об этом не знала...

Мы с Сабасом только рассмеялись. А мы не хотим в гараже, мы хотим по-человечески! Ну как объяснить Моде, что мы гуляли не для того, чтобы напиться? Нам нравилось отдохнуть в хорошем месте, почувствовать атмосферу того, казалось, волшебного бара, полюбоваться на официанток. А тут — гаражи...

— Вот и сейчас, журналист, гуляем — заслужили, — широко улыбался Курт.

К концу вечера мы так наотмечались, что еле говорили.

— Спать пора, нужно домой, — зевнул литовец. — Совсем скоро игра уже в чемпионате ВТБ, нужно готовиться. Едем в Литву?

— Ну это же регулярка, кому этот матч нужен, — неосторожно ляпнул я. — Там уже все ясно, кто в плей-офф. Сольете себе спокойно, дай ребятам отдохнуть как следует.

Я сразу же очень пожалел, что это сказал. Вот тут-то и проявился настоящий характер Куртинайтиса. Его лицо, разгоряченное алкоголем, перекосилось.

Римас Куртинайтис. Фото Дмитрий Солнцев, архив «СЭ»
Римас Куртинайтис.
Дмитрий Солнцев, Фото архив «СЭ»

— Ты предлагаешь мне сдать матч?! — накинулся он на меня чуть ли не с кулаками. — Ты думаешь, что я вот так возьму, выйду на площадку и не буду бороться? Ты за кого меня держишь? — дело пахло дуэлью.

В тот момент я подумал: «Вот это слава, если буду убит — то буду убит мушкетером».

Но через пару минут Римас вновь обнимал меня.

— Я добрый человек, — поднял рюмку Курт. — Но терпеть не могу предательства или трусости. Баскетбол — это война. А на войне мы своих не сдаем, поэтому каждый матч — это как маленькая жизнь. А жить я привык честно, может быть, поэтому еще и выигрываем, порой даже вопреки...

Бизнес

В 2020-м я позвонил Куртинайтису, чтобы поздравить с 60-летним юбилеем. Римас был у руля тех же «Химок»: вернулся спасать команду в январе 2019-го и сразу же вывел в Евролигу, где клуб до коронавируса сохранял шансы попасть в плей-офф.

Тепло пообщались. А на закуску он подарил мне еще один замечательный рассказ, который обязательно нужно сохранить для потомков — сейчас уже не поймут.

Римас Куртинайтис, Арвидас Сабонис и врач команды Василий Авраменко с медали Сеула. Фото из личного архива Василия Авраменко
Римас Куртинайтис, Арвидас Сабонис и врач команды Василий Авраменко с медали Сеула.
из личного архива Василия Авраменко

— Любая поездка за границу для советского спортсмена — это возможность сделать бизнес, — говорит Римас. — Кстати, для этого идеально подходили соревнования военнослужащих. Самыми удобными странами для контрабанды были Венгрия и Восточная Германия. Летали туда на военных чартерах. Их проверяли редко. Закупали все, что можно. Особой популярностью пользовались венгерские ковры. В Союзе они были в дефиците и уходили быстро. Но не всегда все шло гладко. Помню, накупили ковров. Привезли в аэропорт, а там таможенная проверка. Пришлось сделать вид, что контрабанда не наша, кто-то ее забыл. Домой возвращались налегке. Обидно до слез — и валюту потеряли, и товар. Кто из нас только на контрабанде не попадался... Хому (Хомичюса. — Прим. «СЭ») несколько раз отцепляли от сборной. Однажды из-за этого он едва чемпионат мира не пропустил. Кто-то из высокого начальства его отстоял. Только меня, хотя никогда не был хитрым, ни разу не засекли.

Но ладно ковры. Однажды у Алжана Жармухамедова по прилете из Бразилии в чемодане нашли пистолет. Представляете, какой скандал — советский офицер везет контрабандой из-за границы оружие! Жара отстранили от баскетбола, лишили всех званий. А пистолет перед отлетом ему подарил один бывший наш человек, ныне живущий в Бразилии. Видимо, они тогда так хорошо «пообщались», что Алжан сунул подарок в чемодан и забыл.

А ведь это могло стоить ему карьеры. Слава богу, навстречу пошел министр обороны СССР Дмитрий Устинов. На совещании по поводу Жармухамедова он сказал: «Друзья, каждый офицер должен иметь оружие». Эта фраза и спасла Жара. Его вернули в спорт и возвратили все регалии.

***

Куртинайтис для меня — былинный богатырь, человек-эпоха. Мне бы хотелось, чтобы молодое поколение спортсменов взяло хотя бы частичку этого благородного сердца, мастерства и настоящего мужского характера. Римас — это маэстро баскетбола, он словно один из истребителей «Поющей эскадрильи». Ведь в бой сегодня идут одни старики...

Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости