11:30 18 октября 2014 | Баскетбол — НБА

Четыре минуты раздора

Первым новый хронометраж матча опробуют "Бостон" Рэджона РОНДО и "Бруклин" Дерона УИЛЬЯМСА. Фото REUTERS
Первым новый хронометраж матча опробуют "Бостон" Рэджона РОНДО и "Бруклин" Дерона УИЛЬЯМСА. Фото REUTERS

СВОЯ КОЛОНКА

Сергей БУТОВ

Завтра “Бруклин Нетс” Михаила Прохорова примет в предсезонном матче “Бостон Селтикс”, и эта игра запомнится прежде всего тем, что будет длиться на 4 минуты короче обычной. НБА решилась на единичный эксперимент: сократить все 4 четверти матча на одну минуту, с 12-ти до 11-ти, и посмотреть, что из этого получится.

Надо сказать, что НБА – не первая профессиональная американская лига, которая задумалась о том, что ее потребляемый десятками миллионов людей продукт не мешало бы усовершенствовать. Так, Главная лига бейсбола (MLB) десятилетиями мучает своих зрителей трехчасовыми матчами, и интернет и социальные сети переполнены фотографиями спящих на трибунах болельщиков, не выпускающих из размякших рук надкусанного хот-дога.

Майкл Джордан:
"Готовы Леброн и Новицки меньше зарабатывать?"

По ходу регулярного сезона каждая команда в MLB проводит 81 домашний матч – и еще столько же в гостях! Игры в будние дни часто начинаются поздним вечером, люди приходят после рабочего дня выпить стакан-другой пива с друзьями, если те, конечно, достигли совершеннолетнего возраста. А тут еще Wall Street Journal в прошлом году проанализировала несколько бейсбольных матчей со средней продолжительностью 2 часа 58 минут и наскребла в них экшна только на 18 минут. Все остальные 160 минут на площадке не происходило, мягко говоря, ничего. При этом собственно игры – то есть, когда мяч находился где-то в поле и кто-то из игроков куда-то бежал, – оказалось еще меньше: 5 минут 47 секунд. Довольно схожие цифры, кстати, характерны и для американского футбола, где в примерно трехчасовых матчах активные действия идут минут 11, редко больше.

Впрочем, воскресный эксперимент НБА, где обычный матч без овертайма длится примерно 2 часа 15 минут, совершенно не означает, что переход на новый хронометраж уже близок. Или вообще возможен. Разговоры о необходимости что-то менять в бейсболе и футболе идут десятилетиями, но знаете что? Не меняется ровным счетом ничего.

Откусить 4 минуты от 48-минутного поединка не кажется большой проблемой лишь на первый взгляд. Нехитрая калькуляция времени, проведенного игроками на площадке, обнаружит потерю почти 7 матчей регулярного сезона из 82-х. И больше всего это ударит по священной корове американского спорта – статистике, на которой, в свою очередь, сильно завязано хождение денежных знаков внутри самой лиги.

Леброн Джеймс и другие небожители, разумеется, свои 40 минут на площадке все равно получат. Но как быть эшелону игроков второго плана, дорожащему каждой секундой в игре, потому что она – шанс совершить драгоценный подбор на чужом щите, от которого зависит размер внедорожника и благополучие семьи?

44 минуты вместо 48-ми с точки зрения бизнеса – вообще сплошные загадки. Означает ли это, что надо урезать зарплаты игрокам, которые будут банально реже выполнять свою работу, и что на это скажет их профсоюз? Следует ли понижать цену на билеты, раз у зрителя отнимают кусок пирога? Что на сокращение двух обязательных тайм-аутов в каждом матче ответит телевидение, которое во время них крутит рекламу? Не далее как на днях НБА объявила о новом 9-летнем телеконтракте с ESPN и Turner на астрономическую сумму в 24 миллиарда долларов. Это 2,6 миллиарда в год и, если хотите, 7,3 миллиона в день. И если кто-то платит лиги такие суточные, то этот кто-то, пожалуй, имеет право на собственную точку зрения, не так ли?

Все это крайне неудобные вопросы, на которые лиге придется отвечать, если выяснится, что эксперимент в это воскресенье – не просто эксперимент.

На прошлой неделе в Колумбийском университете, где я изучаю спортивный бизнес, выступал генменеджер компании Delaware North Sportservice Бил Лор, который осуществляет кейтеринг на стадионе Metlife: там играют две нью-йоркские футбольные команды – культовая “Джайнтс” и “Джетс”. Обе стабильно собирают на трибунах 82-тысячной арены аншлаги и планируют на каждом матче только с еды и напитков получать 25 долларов per cap – то есть, с кепки, или, как у нас говорят, с носа.

Львиная доля от этих 25 долларов приходится на продажи пива. “Нет пива – нет бизнеса“, – несколько раз повторил Лор, с которым, как мы с вами знаем, несогласно российское законодательство, запрещающее торговлю алкоголем на стадионах. Штат Нью-Джерси, на территории которого находится Metlife, таковую не запрещает, хотя регулирует ее двумя стаканами пива на тот же нос и прекращением продаж немедленно после окончания перерыва.

И вот теперь с невероятным трудом, в результате многомесячных переговоров, стадиону удалось выторговать у властей штата разрешение продавать пиво в течение трех минут после начала третьей четверти.

– Зачем? – переспросил Лор. – Да затем, что речь идет о миллионах чистой прибыли.

Вот и весь хронометраж…

Нью-Йорк

Twitter: @sergeybutov

Материалы других СМИ
Загрузка...