3 января, 14:30

Проспал гонку, а по дороге на трассу попал за решетку. Самая дикая история в «Формуле-1»

Шеф отдела информации
Накануне «Гран-при Великобритании» — 1992 финский гонщик Мика Хаккинен был задержан полицией за превышение скорости и езду по встречке.

Завершившийся сезон «Формулы-1» стал последним для финского пилота Кими Райкконена. Чемпион мира 2007 года ушел на пенсию после 19 лет в королевской серии. Помимо своих побед Райкконен был известен своим неоднозначным поведением вне трассы — пьяными выходками и странными историями со сном прямо в болиде в ожидании старта. Однако в этом Кими отнюдь не был первопроходцем. Его соотечественник Мика Хаккинен, чемпион мира 1998 и 1999 годов, бывал в ситуациях и покруче. Одна из легенд о «летучем финне» повествует о том, как на заре карьеры Мика чуть не пропустил гонку из-за того, что после бурной ночи не смог проснуться вовремя, а потом, опаздывая к старту, гнал по встречной полосе, за что был задержан полицией.

Публикация от Mika Ha?kkinen (@f1mikahakkinen)

Хорошо сидим!

В 1992-м 23-летний на тот момент Мика второй год выступал за «Лотус». Уже в следующем сезоне Хаккинен перейдет в «Макларен», с которым окажутся связаны все его главные успехи. Но пока подающий большие надежды финн был вынужден гоняться на машине, которая не давала ему шансов бороться за подиумы — «Уильямс» и «Беннетон» были заведомо сильнее. 11 июля, накануне «Гран-при Великобритании», Хаккинен с трудом квалифицировался на гонку в первой десятке и с горя устроил вечерние посиделки со своим другом и тезкой — финским раллийным гонщиком Микой Зольбергом. Посидели хорошо, однако последствия оказались настолько жесткими, что чуть не поставили точку в формулической карьере Хаккинена.

Когда утром в день гонки Мика продрал глаза, он понял, что жестоко опаздывает на трассу. Зольберг, который вечером гарантировал другу своевременный подъем, сам никак не реагировал на звонки с ресепшена. «Моя гостиница располагалась в Милтон-Кинсе, примерно в 15 километрах от автодрома, — вспоминал потом Хаккинен. — Казалось бы, недалеко, но в окрестностях Сильверстоуна во время «Гран-при» всегда были огромные пробки. Есть только один способ доехать спокойно — встать пораньше, тогда проблем не будет. Но я проспал. Когда я увидел, что за окном давно рассвело, меня охватила паника».

Зольберга удалось привести в чувство, только дав тому опохмелиться, но лицо друга все равно не оставляло сомнений в том, чем гонщики занимались накануне вечером. Ну, а когда приятели все-таки сели в свой автомобиль, стало очевидно — утренние пробные заезды пройдут без Мики. Мобильных телефонов тогда еще не было, и команда оставалась в полном неведении, куда делся ее пилот. А пилот тем временем стоял в глухой пробке на трассе и пытался доказать женщине-инспектору, что он на самом деле гонщик «Формулы-1» и опаздывает на старт. «Мы еле ползли вперед, и у меня просто не укладывалось в голове, что утреннюю разминку придется пропустить. Да и полной уверенности в том, что получится успеть к гонке, уже не было», — вспоминал Хаккинен.

Это же конец всей карьере

В конце концов патрульные полицейские поверили финну и разрешили тому выехать на встречную полосу и со всей осторожностью со включенными фарами двигаться в сторону автодрома. Но едва «Форд» Мики миновал поворот на пит-лейн, в зеркалах заднего вида показались мотоциклы с мигалками. «Мне дали эскорт, сейчас все проблемы решатся», — обрадовался финн и вдавил педаль в пол. Однако мотоциклисты быстро настигли автомобиль Хаккинена и приказали тому остановиться. «Я открыл окно и понял, что полицейские очень злы, — вспоминал Мика. — Первым делом они спросили, не пьян ли я. «Только этого не хватало», — подумал я и объяснил, что еду на «Гран-при», назвав свое имя. «Да хоть Найджел Мэнселл», — парировали дорожные инспекторы.

Мэнселл в то время являлся главной звездой «Формулы-1», во всяком случае в Великобритании. Юмор полицейских основывался на том, что находившийся с Хаккиненом в машине Зольберг был действительно пьян — это можно было понять безо всякого освидетельствования. Стражи порядка логично предположили, что сидевший за рулем Мика тоже подшофе, и немедленно задержали обоих приятелей, отконвоировав их в ближайший полицейский участок. Полиция отняла у гонщика документы и сказала: «Вы останетесь здесь и не станете участвовать ни в каких «Гран-при». Вы нарушили правила, выехав на встречную полосу. И сейчас мы выясним, каков уровень алкоголя в вашем организме». «Я не мог поверить. Вместо «Гран-при» гонщик Хаккинен проведет воскресенье в тюремной камере. Это же конец всей карьере», — сокрушался Мика.

«Когда они посадили меня в камеру, я едва сдерживал слезы, думая, что все потеряно, — продолжал Хаккинен. — Ведь у меня даже не было возможности связаться с командой. Потом полицейские все-таки изучили мой паспорт и дали мне возможность совершить звонок. Тем временем я услышал, как взревели моторы на автодроме. Все было кончено — команды выезжали на разминку». По ходу часовой тренировки напарнику Мики по «Лотусу» Джонни Херберту пришлось тестировать оба болида — свой и Хаккинена. Но к тому времени команда уже знала, где находится финн и что у него есть шанс успеть к старту самой гонки. Так и получилось — взбешенный руководитель «Лотуса» Питер Коллинз примчался в полицейский участок. «Не знаю уж, что он им говорил, но меня в итоге выпустили на свободу», — завершает свою сагу Мика.

Ответственность в автоспорте и на обычных дорогах

«К счастью, сейчас вся эта история уже позади и можно сконцентрироваться на гонке, — говорил Хаккинен в интервью перед стартом. -- Джонни проверил утром обе машины — по его словам, моя оказалась на четыре десятых быстрее». Херберт попросил команду о возможности сменить болид, если Мику не отпустят из полиции, но финн все-таки прибыл на старт. И не просто прибыл, а финишировал в топ-6. В те времена именно первая шестерка пилотов зарабатывала очки. А вот более ответственный, но менее везучий Херберт не добрался до конца гонки, сойдя на 31-м круге из-за проблем с трансмиссией. Одним из уроков той истории стал то, что пилотов на трассу в Сильверстоуне команды начали доставлять централизованно. Сейчас это делается при помощи вертолетов, так как пробок на подъезде к автодрому меньше не стало.

Что касается Мики, то буквально через три года гоночная карьера подкинула ему еще более крутое испытание. Во время пятничной тренировки перед «Гран-при Австралии» в ноябре 1995 года на машине финна лопнуло левое заднее колесо, в результате чего болид врезался в стену на скорости около 200 км/ч. Удар раздробил основание черепа финна, и пилот потерял возможность дышать. Врачи прямо на трассе сделали гонщику трахеотомию, чем спасли ему жизнь. Мозг Хаккинена не пострадал, Мика пролежал в коме несколько дней, а через три недели уже выписался из больницы и приступил к тренировкам. Вскоре он дважды подряд выиграл титулы чемпиона мира.

Случившееся в Аделаиде произвело на финна такое сильное впечатление, что он выделил из своих личных средств два миллиона долларов на оборудование вертолетной площадки в местной больнице — той самой, где он проходил реабилитацию после своей аварии. Ну, а после завершения карьеры в 1999 году Мика занялся общественной деятельностью. В частности, он стал лицом кампании за трезвость на дорогах. Финский пилот пропагандировал умеренность в потреблении спиртного, особенно среди водителей. «Годы, проведенные на трассе, доказали мне, насколько важны самоконтроль и ответственность в автоспорте и на обычных дорогах», — объяснял свою миссию Хаккинен.

Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости