15 марта 2010, 02:40

Первые 13 кругов

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Вчера российский пилот "Формулы-1" Виталий Петров в своей первой гонке - "Гран-при Бахрейна" - вынужден был сойти на 14-м круге из-за технической неисправности машины. На старте же наш гонщик "Рено" совершил впечатляющий рывок с 17-го на 11-е место.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ 
из Бахрейна

БЕЗ ГИБДД - НИКУДА

Рассказав в субботу о неприглашении организаторами для шоу-сопровождения нынешнего этапа деятелей российской эстрады, я вовсе не имел в виду, что в Бахрейн не приехал вообще никто из известных россиян. Приятно было узнать, в частности, что поддержать Виталия Петрова в трудных ближневосточных условиях (ну, и поболеть за него, естественно) прилетел руководитель Российской автомобильной федерации Виктор Кирьянов, замеченный вчера в паддоках в компании шоумена и автогонщика Николая Фоменко.

Заранее приношу извинения, если что-то напутал. Дело в том, что обнаружить на официальном сайте РАФ имена руководителей федерации мне не удалось, а потому узнать, является ли в настоящий момент начальник департамента ОБДД МВД России, генерал-полковник, кандидат юридических наук главой вышеупомянутого автосообщества, не представилось возможным. С другой стороны, именно в этой должности, согласно недавнему пресс-релизу РАФ, Кирьянов выступил с важной инициативой на Генеральной ассамблее ООН. Да и никаких объявлений о смене руководства автомобильной федерации (в ответ на известные высказывания президента России) пока что не было. А раз так, кем же нам еще считать высокопоставленного государственного чиновника, как не главой РАФ?

Столь неожиданное вступление к рассказу о первом этапе "Формулы-1" сезона-2010 объясняется, как нетрудно догадаться, глубочайшей авторской уверенностью в том, что визит главного "гибэдэдэшника" страны в Бахрейн наверняка обогатит Россию ценным опытом организации дорожного движения. К тому же РАФ, хотя и общественная организация, но компетентности от своего руководителя в формулических вопросах, безусловно, требующая. Отчего бы генерал-полковнику, в таком случае, и не прокатиться на Ближний Восток, если на дорогах родной страны - полный порядок?!

Спецкора "СЭ" в Бахрейне, однако, в субботу и вчера куда больше заботили другие дороги - быстрые, гоночные. По которым в ходе своих дебютных заездов в "Больших призах" мчался выборгский житель Виталий Петров.

Квалификация, прошедшая по почти не изменившимся с прошлого года правилам с выбыванием, получилась очень любопытной. Напомню систему. В течение официального квалификационного часа запланированы три пятнадцатиминутные сессии. После первой выбывают семь гонщиков из 24. После второй - еще семь. Оставшиеся разыгрывают 10 первых мест на стартовом поле.

В Q1 - первой сессии - пилоты "Рено" с задачей справились: Роберт Кубица стал восьмым, Петров тринадцатым. В Q2 дела пошли туже. Кубице удалось взобраться на 7-ю строчку. Петров, проехав свой лучший круг примерно на полсекунды медленнее, чем в первой пятнадцатиминутке (и на полторы секунды хуже Кубицы), стал последним из 17 оставшихся бойцов и в Q3, соответственно, не попал. А самым горячим во второй сессии получился момент, когда за несколько секунд до ее конца Дженсон Баттон на "Макларене" вытеснил из заветной десятки Рубенса Баррикелло на "Уильямсе".

Последняя сессия нарисовала следующую картину. В числе 10 лучших на стартовом поле оказались все 4 чемпиона мира, участвующие ныне в "Больших призах" (Алонсо, Хэмилтон, Шумахер и Баттон), а также "Ред Булл", "Мерседес", "Феррари" и "Макларен" в полном составе. Две оставшиеся вакансии поделили между собой Кубица и Адриан Сутиль из "Форс Индия". Причем именно эта конюшня наравне с "Уильямсом", если судить по квалификации, билась в субботу за право считаться пятой по силе в "Формуле-1". То есть за то самое, на что подспудно настраивалась перед началом сезона и "Рено".

ОСТРОВ УЦЕЛЕЕТ

Впрочем, вряд ли кто-то, кроме самого Петрова, был способен лучше прокомментировать интересующие нас итоги квалификации. В субботу вечером, как и было условлено заранее, ваш корреспондент взял у российского гонщика эксклюзивное 15-минутное интервью.

- Что вам самому понравилось по ходу квалификации и что не понравилось?

- Понравились ощущения. Первая квалификация в "Формуле-1"... Много раз видел по телевизору, хотелось на себе испытать, что это такое. Показалось, что по телевизору иной раз интереснее... Шучу. Просто когда участвуешь, приходится делать очень много разной работы. А того, что не понравилось, и вовсе нет. Существует регламент, устанавливающий жесткие требования к настройкам машины для всех пилотов. Ему мы и следовали.

- Поведением болида довольны?

- Машины никогда не хватает на сто процентов. Сегодня мы далеко продвинулись с настройками, поняли, как лучше подготовиться к следующему - австралийскому - этапу. Многое придется менять.

- Вы успевали следить за ситуацией на трассе или были сосредоточены только на своем выступлении?

- Конечно, мне говорили, сколько нужно прибавить, чтобы пробиться в более высокую стадию. Пробился во вторую. И не сказал бы, чтобы это было легко.

- А какую задачу ставили перед собой до квалификации?

- Никакой не ставил. Мне важно было сконцентрироваться, не нервничать, сделать как можно меньше ошибок, выполнить все, запланированное командой. В принципе это удалось.

- Перед свободными заездами вы сказали, что команда устраняла последние недостатки ночью. Перед квалификацией тоже так было?

- Я пока не спрашивал. В прошлый раз привезли новые диффузоры, их надо было закрепить... А перед квалификацией меня никто к работе не привлекал, дали отдохнуть. Нас всегда перед стартами спать гонят.

- Пообщавшись здесь с вами, понял: пилоту "Формулы-1" многих деталей прессе говорить нельзя. Это обычная осторожность или боязнь технического шпионажа?

- Второе. Соперники читают, делают выводы: что меняем, как ездим... Зачем им знать, к примеру, про какой-нибудь новый аэродинамический обвес?

- Вы говорили о некоем дискомфорте, связанном с работой тормозов. Эта шероховатость осталась?

- Да. Думаю, она и не уйдет никуда еще довольно долго. Дело в том, что между мягкой и твердой педалью тормоза у нас нет чего-то промежуточного. Если команда сможет что-то придумать, это будет здорово. Но в данный момент педаль слишком мягкая, из-за чего очень легко блокируются колеса. А когда она жесткая, в квалификации контролировать блокировку легче. Зато в гонке невозможно затормозить на полную, потому что машина останавливается.

- Быть может, это связано с вашими личными предпочтениями и привычками?

- Нет, это особенность машины. Кубица чувствует то же самое.

- Сколько раз придется менять резину в гонке, как думаете?

- Пока никак.

- С этого года гонку нужно начинать на той же резине, что и квалификацию, так?

- Это касается только первой десятки на стартовом поле. Остальные менять резину вправе.

- Это хорошо или плохо?

- Для меня, естественно, хорошо: можно выбрать оптимальный из имеющихся комплектов. Для первой десятки - плохо: кто-то мог испоганить резину в квалификации. Так что у догоняющих в этом вопросе небольшое преимущество. Хотя квалифицироваться впереди все равно лучше.

- Такое правило было введено для того, чтобы подравнять шансы первой десятки и остальных?

- Вполне возможно. Это способно обострить борьбу.

- Но более двух смен резины в воскресенье вряд ли стоит от кого-то ожидать?

- Думаю, да. Более того, может хватить и одной.

- Вы со своими 185 сантиметрами самый высокий среди гонщиков?

- Нет, Марк Уэббер выше, по-моему.

- За весом приходится специально следить?

- В этом году делать это чуть проще - действуют специальные лимиты. А в прошлом сезоне было так: чем меньше весишь, тем лучше. Потому что это позволяло перераспределять баланс нагрузок по длине машины, варьировать настройки. С другой стороны, и сейчас, если бы я весил на 20 килограммов меньше, машина шла бы гораздо быстрее.

- Команда не требует от вас похудеть?

- Команда всегда этого хочет, но больше 5 - 6 кило я не сброшу, даже если совсем перестану питаться.

- Сколько сотрудников "Рено" находится в боксах во время официальных заездов?

- По регламенту допускается 43. Кроме шефов команды, все они делятся поровну на обоих пилотов. У каждого свои механики, дозаправщики, инженеры по моторам.

- По правилам каждый гонщик может сменить за сезон не более восьми двигателей - если перебор, то следуют штрафные санкции. Трудно будет уложиться в это число?

- Пока не знаю: посмотрим, как пойдет.

- Какой у вас рабочий график после Бахрейна?

- На три дня останусь здесь - потренируюсь, отдохну, в футбольчик поиграю. Потом еще на три дня слетаю в Париж на завод к мотористам. Посмотрю, как они двигатели собирают, обсудим с ними ряд моментов.

- После первой вашей гонки в "Формуле-1" как отметите это событие здесь, в Бахрейне?

- Остров уцелеет, это могу гарантировать. Посидим в ресторане с друзьями, с отцом - вот и все.

МАНЕВР НА СТАРТЕ

Началу гонки предшествовала трогательная церемония под кодовым названием "Восставшие из древнего кокпита". На стадион в Сахире съехались легенды "Формулы-1", экс-пилоты великих самоходных повозок прошлого. Знаменитости не стали гоняться на время, ограничившись несколькими чинными кругами на своих боевых тачанках и демонстрацией народу самих себя, отнюдь не помолодевших.

Смотрелось все трогательно. Наиболее запоминающимися моментами шоу стали те, в которые к зрителям приходило осознание: вон тот безусый луноликий толстяк - Найджел Мэнселл, а вон тот седой благообразный мистер с серой эспаньолкой, очень напоминающий Ричарда Гира, - Дэймон Хилл. А вот тот, с фермерской выправкой и овальными щеками, - Мика Хаккинен...

Сразу после волнительной встречи с преданиями старины глубокой стадион как следует встряхнули два самолета. Один, маленький и вертлявый, вытворял в нижних слоях атмосферы что-то запредельное, прикидываясь то атакующим шершнем, то опадающим с дерева листиком. А второй - огромный пассажирский "боинг", взлетевший с расположенного неподалеку особого королевского аэродрома, - ничем не притворялся, но пролетел над стадионом на той же высоте, что и его меньший собрат. Думаю, в США после 11 сентября 2001 года подобные трюки в принципе невозможны. А вот арабам понравилось. И не арабам тоже - сужу в данном случае по себе.

Однако ничего волнительнее самой гонки в "Больших призах" еще не придумано. И эта гонка, которую с учетом понятных обстоятельств мы обязаны рассматривать через призму слова "впервые", в урочный час началась.

Старт получился классным. Для нас классным. Александр Петров, отец российского гонщика, с которым мы пообщались после этапа, рассказал, что рывок со стартового поля - вообще сильное место Виталия. Что ж, вчера был повод в этом убедиться. Нырнув в гущу разбегающихся, как тараканы, машин, Петров оказался едва ли не самым проворным - и выбрался после первого поворота со своего 17-го стартового места на 11-е.

При желании можно утверждать, что ему отчасти повезло. "Ред Булл" Марка Уэббера в общей сутолоке густо и дымно чихнул, что дезориентировало Адриана Сутиля из "Форс Индии". Третьим замешанным в эту историю оказался Роберт Кубица, напарник Петрова. После контакта с Сутилем, которого вообще вынесло с трассы, "Рено" Кубицы развернуло поперек течения. На этом, однако, везение и закончилось, ибо врезаться в машину поляка имел наибольшие шансы как раз Петров.

Не врезался, увернулся. И когда "чих" над трассой рассеялся, остался в гонке уверенно одиннадцатым.

ДЕТАЛЬ РАЗДОРА

Дальше в Бахрейне пошла наша тема. Пока глубоко позади сходили первые "лузеры" во главе с самым явным из них индийцем Каруном Чандхоком из HRT, Петров принялся прессовать самого опытного пилота нынешних больших призов - Рубенса Баррикелло на "Уильямсе". Что само по себе, согласитесь, звучит неплохо.

Прессинг у Петрова получался плотный, для бразильца весьма неприятный, а для нас - азартный. К седьмому кругу стало ясно, что это не просто попытка удержаться за Рубинью, как когда-то называли Рубенса (теперь, наверное, зовут Рубинау), а полноценная погоня, совершаемая, надо заметить, в довольно агрессивном стиле. Петровский "Рено" шел заметно быстрее "Уильямса". А "Рено" Кубицы тем временем болтался на 16-м месте. Что при всем уважении к поляку и французской "конюшне" не могло не радовать. Ведь нас-то в "Формуле-1" интересует теперь не только общий, но и внутрикомандный зачет в одном отдельно взятом автоколлективе.

К 10-му кругу, однако, в сознание стало прорываться: что-то у Петрова идет не так. Россиянин шел стабильно одиннадцатым, но его отставание от впереди идущих стало расти. Лидеру - Себастьяну Феттелю - Петров стабильно проигрывал более двух секунд на круге.

Когда он среди первых заехал в боксы, волнение переросло в тревогу. 14-й круг - не та отсечка, на которой в 49-круговой гонке пора менять резину. Тем более что стартовал Петров не в первой десятке, а значит, в отличие от лидеров, имел возможность поменять покрышки после квалификации.

Предчувствия не обманули. Пока с десяток желтых муравьев-механиков остервенело меняли колеса, чьи-то "реношные" руки флегматично дергали правый рычаг передней подвески. И рычаг этот рукам поддавался - ходил туда-сюда, как сайлентблок у предсмертного возраста "Жигулей".

Естественно, теперь, когда все закончилось, мы просто обязаны вернуться к этому эпизоду и попытаться понять, что именно произошло с Петровым и его машиной на 14 первых кругах бахрейнской трассы.

Самое простое и понятное объяснение: технический брак. Для "Рено", полагаю, констатация этого факта не очень приятна, но из песни слов не выкинешь. Из-за какой-то железки сломалась вполне конкурентоспособная машина, дебют российского пилота получился смазанным, а команда лишилась потенциальных очков. Вопрос - из-за какой именно железки - не слишком актуален, но если он вас интересует, сообщу: по самым первым после инцидента оценкам, речь идет о болте. И по не самым первым тоже: некий незнакомый мне автомобильный человек рассказал после гонки, что был в боксах "Рено" и видел "деталь раздора". "Она очень маленькая", - сказал человек, - изобразив пальцами что-то вроде "налейте мне вот столечко водки".

Впоследствии, однако, определенность во мнениях исчезла. С самим Петровым мне после гонки пообщаться не удалось: он плотно засел в специальном кабинете "Рено" с множеством компьютеров и тонированными стеклами, где начался так называемый брифинг, в ходе которого команда изучает видеозаписи, данные телеметрии и тому подобное. Причем брифинги эти имеют обыкновение продолжаться иной раз до глубокой ночи. А вот Оксана Косаченко, менеджер Виталия, ряд комментариев к ситуации мне любезно предоставила:

- Говорить о конкретном болте преждевременно. Выяснение причин такого рода поломок может растянуться на несколько дней. А сама неисправность вполне может быть вызвана, скажем, более общей неисправностью подвески, срезавшей тот самый болт. Но это - еще раз повторяю - всего лишь предположения.

- Сколько кругов Виталий ехал с разболтавшимся рычагом?

- По нашим данным, около пяти. Он почувствовал, что машина теряет скорость, получил команду заехать в боксы и сменить резину, которая теоретически могла быть причиной потери темпа. А когда заехал, выяснилось: дело не в резине.

И еще один комментарий, полученный мною из разных источников: до своего схода Петров совершенно точно не ехал в полную силу. Во-первых, берег резину для дальнейшей серьезной рубки. Во-вторых, осматривался, выбирая момент для хорошей атаки. Он был агрессивен, наезжал на бордюры - это верно. И именно эту агрессивность некоторые склонны были считать причиной поломки. Однако если бы машины "Формулы-1" не имели запаса прочности, достаточного для езды по бордюрам, редкая птица долетала бы до середины этого состязания.

Как бы то ни было, ни Оксана, ни отец Петрова, ни сам пилот не выглядели после гонки расстроенными. Факт самой активности россиянина, боровшегося на трассе и обратившего на себя внимание формулического мира, обрадовал их больше столь знакомого всем нам комковатого съестного изделия из неудачно пожаренного жидкого теста.

Гонка после того, как в электронных протоколах напротив фамилии Петрова появилась надпись retired, разумеется, не закончилась. Гарцевать на самом переднем крае продолжал немец Феттель, которого аккуратно пасли два красных жеребца с жокеями Алонсо и Массой. "Ред Булл" Феттеля вчера был очень неплох. Но чем меньше времени оставалось до финиша, тем отчетливее становилось ясно: современная "Формула-1" - не только мощные моторы и умелые гонщики, но еще и система сложных уравнений с несколькими неизвестными, решать которые в серьезных конюшнях обязаны математически точно. А иногда и математика не помогает - нужна мощнейшая интуиция.

Дано: первая десятка гонщиков обязана стартовать в гонке на квалификационной резине - с одной стороны. С другой - все пилоты непременно должны использовать по ходу гонки как минимум два комплекта сертифицированной резины: мягкий, отмеченный зеленой полосой по внешнему краю, и жесткий. Жесткий долговечнее, но медленнее. Мягкий быстрее, но "убиваемее". Вопрос: на какой резине лидерам нужно заканчивать квалификацию, совершаемую на пустом баке, чтобы удачно стартовать в гонке, когда бак будет максимально полным, а затем ударно финишировать опять-таки с пустым баком и на резине с противоположными свойствами? Хотя может быть и не с противоположными - но для этого придется заезжать не на один, а на два пит-стопа!

Если вы не поняли сути предыдущего абзаца, не корите себя - для обычного человека это нормально. Вы в конце концов не техники "Ред Булла". Это они обязаны были вчера понимать и угадывать. Однако что-то не срослось. В результате Феттель, триумфально проехавший большую часть гонки, был сожран под конец не только Алонсо и Массой, но еще и тихоней Хэмилтоном. А Нико Росберг на "Мерседесе", догнав соотечественника-немца, пощадил его и себя - не стал махать шашкой на последнем круге дабы не лишаться возможности приехать в очень неплохих "очках".

"Феррари" есть "Феррари". Новый сезон, новые надежды, а "жеребцов из Маранелло" как поливали на подиуме шампанским, так и поливают. Впрочем, нет, не шампанским. На "Гран-при Бахрейна", следуя многовековой национальной "завязке", победителей поливают шипучим компотом на основе розовой воды и гранатового сока. Что абсолютно не мешает бахрейнцам устраивать по ночам в относительно приличных отелях ураганные алкогольные загулы до двух часов ночи. Из-за них отели стоят на бровях, а приличные постояльцы, вроде автора этих строк, вынуждены вместо крепкого репортерского сна тревожно прислушиваться к гулу содрогающихся от музыки стен.

...Ну и последняя информация о Петрове на данный момент: он никогда не был в Австралии, а потому в конце марта окажется в небольшой группе участников следующего этапа, не пробовавших ранее мельбурнскую трассу "на зуб". Тестовые заезды в ходе сезона запрещены. Что остается? Симуляторы. Однако этими устройствами, как объяснила Оксана Косаченко, опытные инженеры "Рено" Виталию пользоваться не рекомендовали, посоветовав изучить трек с помощью обычной приставки Play station.

Как интересно, оказывается, пересекаются в "Формуле-1" спорт и быт!

Мнение Ольги ЛИНДЫ "Шумахеру не хватает обгонов"

"ГРАН-ПРИ БАХРЕЙНА". САХИР

Bahrain International Circuit. 308,405 км (49 кругов по 6299 м)

Пилот

Команда

Позиция на старте

Круги

Время

Очки

1. Фернандо АЛОНСО

Ferrari

3

49

1:39.20,396

25

2. Фелипе МАССА

Ferrari

2

49

+16,099

18

3. Льюис ХЭМИЛТОН

McLaren

4

49

+23,182

15

4. Себастьян ФЕТТЕЛЬ

Red Bull

1

49

+38,799

12

5. Нико РОСБЕРГ

Mercedes GP

5

49

+40,213

10

6. Михаэль ШУМАХЕР

Mercedes GP

7

49

+44,163

8

7. Дженсон БАТТОН

McLaren

8

49

+45,280

6

8. Марк УЭББЕР

Red Bull

6

49

+46,360

4

9. Витантонио ЛИУЦЦИ

Force India

12

49

+53,008

2

10. Рубенс БАРРИКЕЛЛО

Williams

11

49

+1.02,489

1

11. Роберт КУБИЦА

Renault

9

49

+1.09,093

0

12. Адриан СУТИЛЬ

Force India

10

49

+1.22,958

0

13. Хайме АЛЬГЕРСУАРИ

Toro Rosso

18

49

+1.32,656

0

14. Нико ХЮЛЬКЕНБЕРГ

Williams

13

48

+1 круг

0

15. Хейкки КОВАЛАЙНЕН

Lotus

21

47

+2 круга

0

16. Себастьен БУЕМИ

Toro Rosso

15

46

+3 круга

0

17. Ярно ТРУЛЛИ

Lotus

20

46

-

0

18. Педро ДЕ ЛА РОСА

BMW Sauber

14

28

-

0

Бруну СЕННА

HRT

23

17

-

0

Тимо ГЛОК

Virgin

19

16

-

0

Виталий ПЕТРОВ

Renault

17

13

-

0

Камуи КОБАЯСИ

BMW Sauber

16

11

-

0

Лукас ДИ ГРАССИ

Virgin

22

2

-

0

Карун ЧАНДХОК

HRT

24

1

-

0

Средняя скорость победителя:

186,273 км/ч.

Самый быстрый круг:

Алонсо (45-й) 1.58,287 (191,707 км/ч).

Круги лидирования:

Феттель - 1-33, Алонсо - 34-49.

ПЕТРОВ НА "ГРАН-ПРИ БАХРЕЙНА"

Количество кругов

13

Количество километров

82

Самый быстрый круг

7-й

Время самого быстрого круга

2.04,307

Ср. скорость на самом быстром круге

182,423 км/ч

Места по ходу гонки:

старт

17-е

1-13 круги

11-е

КУБОК КОНСТРУКТОРОВ

Команда

Очки

1. Ferrari

43

2. Mclaren

21

3. Mercedes GP

18

4. Red Bull

16

5. Force India

2

6. Williams

1

Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости