Газета № 7947, 18.06.2019

Александр Крылов: "20 часов доминирования показали, что мы неплохо работаем"

Александр Крылов. Тот самый провод, лишивший G-Drive Racing победы в "24 часах Ле-Мана". Aurus - в Ле-Мане. Aurus. Aurus.
Александр Крылов.
Глава G-Drive Racing – о "Ле-Мане", зависти конкурентов и хоккее.

Компенсация за прошлогодний грабеж была близко

Легендарный суточный марафон снова обернулся драмой для российской команды G-Drive: 20 часов она шла к победе, но все решила поломка детали стоимостью 15 рублей. В итоге Роман Русинов, Жан-Эрик Вернь и Йоб ван Эйтерт – шестые в классе спортпрототипов LMP2.

Часто говорят, что русские любят загонять себя в тяжелую ситуацию, чтобы потом из нее долго и героически выбираться. Ситуация может возникнуть по несправедливости или собственному недосмотру. Но в любом случае – это уже больше, чем особенность отечественных спортивных команд, это якобы менталитет.

Если есть в автоспорте типично русская команда – то это G-Drive Racing. Она ворвалась в игру в начале 2010-х, сразу стала выигрывать гонки и титулы, но на "24 часах Ле-Мана" что-то не шло. По таланту и скорости ребята – чистые лидеры в своем классе, но обстоятельства мешали довести дело до конца. То сход в начале гонки, как в 2017-м, то суды и дисквалификации после победы, как в прошлом.

В этом году должна была прийти компенсация.

И действительно все шло максимально безоблачно. Шестое место в квалификации и вправду оказалось блефом. Уже к исходу первого часа гонки российская машина Aurus 01 была в тройке в своем классе LMP2 (где конкуренция была невероятная – 20 экипажей). Идеальную работу провел Жан-Эрик Вернь, который в итоге дотащил команду до первого места. В вечерние часы G-Drive несколько раз встречался на трассе с заклятыми врагами – Alpine, которые отобрали с помощью протеста российскую победу в прошлом году. Даже после 10 часов гонки между лидерами было в районе 10 секунд. Но ночью преимущество россиян значительно выросло и к утру составляло около круга. Особенно показательны были эмоции Верня после одной из смен, когда он принялся обнимать механиков и отдавать "пятеры" всем подряд в боксах – настолько безупречной получалась гонка.

Из форс-мажорных событий можно отметить лишь случай на пит-стопе, когда одновременно заправляться заехали сразу два Alpine и G-Drive. В итоге черно-оранжевый Aurus оказался заблокированным соперниками – чтобы стартовать, пришлось откатывать машину назад.

Но, как это часто бывает в Ле-Мане, даже 23 с половиной часа оптимальной скорости может помножить на ноль одна деталь.

Тот самый провод, лишивший G-Drive Racing победы в "24 часах Ле-Мана".
Тот самый провод, лишивший G-Drive Racing победы в "24 часах Ле-Мана".

Исход "Ле-Мана" решил один провод

Утром команда рапортовала о лидерстве, но когда на пит-стоп заехал Роман Русинов, все пошло не так. Роман долго не мог завестись, машину завезли в боксы. В итоге пилот и один из руководителей команды рассказал, что проблема была в проводке, и его пришлось менять. Сломалась шайба на проводке стоимостью 10 центов. Искали эту чертову невидимую шайбу 20 минут – и G-Drive выехал уже седьмым в четырех кругах отставания от Alpine...

После финиша на шестом месте один из французских механиков команды плакал. Но чуть позже согласился поговорить: "Если бы не этот провод, мы бы выиграли. У меня нет слов. Мы все здесь спали по полтора часа, работали весь год и этот день на пределе. Очень обидно".

Но в команде отнеслись к произошедшему философски. Мол, привыкшие уже. Русские не только любят загонять себя в тяжелые ситуации, но и терпеливо из них выбираться.

И по словам руководителя команды Александра Крылова, G-Drive дальше будет только расти. Скорость есть, титулы тоже – впереди, судя по всему, переход в элитный класс LMP1. Мы поговорили с директором по региональным продажам "Газпром нефти" о прошедшем "Ле-Мане", будущем G-Drive Racing и перспективах Континентальной хоккейной лиги и "Авангарда", председателем совета директоров которого Крылов является с 2018 года.

G-Drive может перейти в LMP1 уже в следующем году

– Александр, как у вас настроение? Оно наверняка сильно менялось по ходу гонки.

– В первый день гонки, да и в начале второго настроение было другое, конечно. Это не первый год, у нас были ситуации и похуже. Заканчивали "Ле-Ман" и на втором часу. Отношусь к этому как к своей работе.

– Стимул вернуться еще раз теперь есть?

– Стимул есть всегда. 19 часов полного доминирования показывают, что работа была сделана неплохая. Получилось так, как получилось, это особенности автоспорта. Шестое место, если говорить откровенно – провальный результат. Но при этом у нас была самая быстрая машина, мы лидеры Европейской серии "Ле-Ман". И нам есть куда расти дальше.

– Недавно была информация о возвращении команды в FIA WEC, в целом титулов за эти годы было собрано много. Задумываетесь о расширении деятельности?

– Следующий шаг – переход в LMP1, мы думаем над этим. Если будет возможность, обязательно сделаем такой прототип. Вполне реально, что уже на следующий год. Все зависит от "Тойот". (смеется) С гибридами соревноваться бессмысленно. Вообще странная формула, когда в одном классе едут совершенно несоизмеримые по технологическим особенностям машины. Думаю, что "Тойота" уйдет, и мы в этом же году придем и будем претендовать на титулы. Плюс новый регламент, который вводится с сезона-2020/21, также повлияет на решение.

– Спорт в принципе в России убыточен. В случае "Газпром нефти" и команды G-Drive это скорее игрушка или эффективные инвестиции?

– Все очень просто. Мы финансируем эту игрушку, как вы ее назвали, из продаж нашего брендированного топлива. Чем лучше мы продаем, тем больше у нас возможностей развивать команду. И наоборот, результаты команды влияют на продажи топлива. Это никакая не социальная нагрузка и не гуманитарная помощь российскому автоспорту, у нас чистый бизнес. Мы испытываем топливо в экстремальных условиях гонок и улучшаем его, потому что инженеры дают обратную связь нашим заводам.

– Бюджет команды можете назвать?

– Бюджет постоянно меняется, потому что мы каждый год привлекаем все новых спонсоров. И надо признать, что сейчас они стоят к нам в очередь, хотя начинали мы еще несколько лет назад со стопроцентного покрытия бюджета. Сейчас из своих денег мы обеспечиваем около четверти бюджета. Это реальный пример того, как маркетинговая служба спортивного проекта может конвертировать спортивные успехи в финансовые.

– Цель завоевывать титулы стояла изначально?

– Да, она была всегда.

– Просто они пришли довольно быстро для новой команды.

– Это говорит о том, что мы сделали правильный выбор с точки зрения формирования команды и партнеров, профессионально разобрались в специфике автоспорта. Повезло, значит. (улыбается)

– Вы в этом году выступаете на российском Aurus. Это может забрать что-то в маркетинговом смысле у топлива?

– Думаю, что нет. Ребята из Aurus – большие профессионалы, у нас очень хорошо идет совместная работа. Мне кажется, наоборот, мы в начале очень серьезного интересного пути.

– Французские СМИ пишут, что Aurus – это та же Oreca. Что скажете скептикам?

– Это зависть, мне кажется.

Aurus - в Ле-Мане.
Aurus - в Ле-Мане.

Считаю себя победителем прошлогоднего "Ле-Мана"

– Прошлогодняя победа и последующая дисквалификация повлияли на вашу подготовку к этому "Ле-Ману"?

– Победа одерживается на трассе, все остальное – работа юристов в судах. Это меня интересует меньше всего.

– То есть вы считаете себя победителями "Ле-Мана"?

– Да, я до сих пор считаю себя победителем той гонки. Я испытал победные эмоции, стоял на подиуме, пил шампанское, мне вручили кубок. А потом в судах решили все переиграть. FIA сама себя осудила по сути, это уже смешно. Как юрист с базовым образованием могу сказать, что это был нонсенс. Ну, окей, мы идем дальше.

– Не было мысли бойкотировать эту гонку?

– Нет. Бойкоты – удел слабых.

КХЛ как Cirque Du Soleil. Хорошо, если он будет гастролировать по Европе

– Давайте поговорим про хоккей, которым вы тоже активно занимаетесь. Межсезонье – пора трансферов. Приоткройте, кого ждать в "Авангарде"?

– Ждать игроков, которые усилят команду настолько, что она возьмет Кубок Гагарина.

– По допинг-расследованию есть какие-то обновления?

– Это смешно, даже комментировать не хочу. Никакого допинга в "Авангарде" не было и не будет при моем руководстве.

– Каким вам видится вектор развития КХЛ? Надо двигаться в Западную Европу или поднимать свои клубы с традициями?

– Прежде всего, надо сказать про потолок зарплат. Это, как и пол зарплат – хорошая стартовая позиция. Если мы сможем это реализовать, это уже будет хороший сигнал для оздоровления лиги. В дальнейшем надо думать, как зарабатывать деньги внутри КХЛ. Будем в совместной работе искать такие решения.

Что касается вектора развития – надо разграничить бизнес и развитие хоккея как национального вида спорта. Если вершиной развития отечественного хоккея является чемпионат России, то им может быть ВХЛ. КХЛ должна быть особой "конфеткой". КХЛ – это как Cirque du Soleil ("Цирк дю Солей", канадское шоу – Прим. "СЭ"). Лига должна гастролировать в различных местах, вовлекать детей в этот спорт, там должны играть сильнейшие и лучшие. Чем больше регионов будет в этом участвовать – тем лучше. Пусть там будут и Скандинавия, и Центральная Европа, и Западная. Это только пойдет на пользу развитию этого своеобразного цирка. Это должен быть бизнес-проект.

– Реально ли появление в КХЛ новых европейских клубов?

– Все будет зависеть от концепции развития, которую в ближайшее время примет лига.

– Сами впишетесь в потолок? На данный момент ведь не вписываетесь.

– Сейчас нет, но мы к этому готовимся, это абсолютно рабочий момент.

Aurus.
Aurus.

По плану "Авангард" вернется в Омск в 2022 году

– Если пошел разговор про бизнес – то можете сказать, как сейчас финансово выглядит "Авангард". Много ли зарабатывает или, наоборот, теряет?

– Надо понимать, что весь спорт пока убыточен. И задача КХЛ в том, чтобы прийти к ситуации, когда зарабатывают клубы. Лига прибыльна, клубы убыточны. Это самая большая проблема. Нам нужно найти механизмы, которые позволят клубам выйти на прибыль.

– Со СКА и ЦСКА реально бороться?

– Да. Как? Улучшением качества игры, тренировками. Ничего сложного в этом нет. В прошедшем финале мы сделали все, что могли. На тот момент.

– В этом году фанатками "Авангарда" стали Ольга Бузова, Глюкоза. Будете работать в том же направлении?

– Это вопрос к маркетинговой службе. Как я это воспринимаю – если люди после этого захотят сильнее ходить на хоккей, то я только "за". Неважно, что они поют и в каких стилях, это уже не мое дело.

– Вы сторонник подхода agile ("гибкий" в переводе с английского – Прим. "СЭ"). Наладили его уже в "Авангарде"?

– Да. Как пример: мы сделали онлайн-продажу билетов, и по итогам сезона мы лучшие по структуре продаж, если брать онлайн и офлайн. Мы фактически стали лидерами по продажам билетов онлайн. Это большое достижение "Газпром нефти", которая идеально в agile вписалась в этот проект.

– Когда ждать "Авангард" дома, в Омске?

– У нас есть утвержденный план, если все будет хорошо, то сезон-2022/23 мы начнем на 12-тысячной омской арене.

– А что это у вас изображено на футболке, не она ли?

– Давайте я просто передам привет Омску. Ждите новостей.

Ле-Ман – Москва

Газета № 7947, 18.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ