15:30 23 января 2017 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Сергей Епишин: "Со словами Дмитриева будет разбираться суд, куда я подам за клевету"

Андрей ДМИТРИЕВ. Фото facebook.com
Андрей ДМИТРИЕВ. Фото facebook.com

Тренер, которого новый информатор ARD Андрей Дмитриев в числе прочих обвинил в злоупотреблении запрещенными методами работы, дал "СЭ" развернутый комментарий по ситуации.

– Вы лично с легкоатлетом Дмитриевым знакомы?

– Услышал про него впервые тогда, когда в его блоге появилась запись, которую он якобы адресовал своим американским подписчикам на английском языке. Но почему-то резонанс она вызвала именно у нас, ее перепечатали все, кому не лень. Были обсуждения, тогда я и узнал, что есть такой спортсмен. По поводу его письма я высказал свое мнение, думаю, оно ему не понравилось, вот он и решил, так сказать, сделать ответный реверанс в мою сторону.

– Такой способ отомстить?

– Думаю, что это, конечно, не столько месть или ответ на критику. Когда еще вышел первый фильм Хайо Зеппельта с Юлией Степановой, то там в отдельных эпизодах и моя фамилия тоже упоминалась. Говорилось, что у нас в России самый крутой "допингист", которому все можно, – это Епишин, и что какие-то мифические деньги я со спортсменов собирал. Судя по тому, что они ничего нового придумать не могли, они, получается, попытались выдавить еще хоть капельку информации со знаком минус. Дмитриев на камеру произнес сумму в 200 тысяч – как бы конкретизировал все, что было в фильме.

Так вот, по итогам первого фильма Зеппельта приезжала комиссия ИААФ, она беседовала в том числе и со мной. Со мной также беседовали представители следственного комитета, которые пришли к выводу, что в моих действиях состава преступления нет. Никаких обвинений против меня не выдвигают, и я имею право нормально работать. Но им нужно было еще что-то. Вот сегодня комиссия ИААФ встречается с ВФЛА по возможности снятия отстранения с нашей команды. И как раз накануне этой встречи вышел еще один фильм. Опять возмущенная общественность будет кричать, что в России все допингисты! И наше отстранение продлят еще на какое-то неопределенное время. Вот, собственно, и итог этого фильма и выступления этого Дмитриева.

Слишком быстро как-то он стал у нас таким идейным персонажем. В середине декабря он написал этот свой блог, а сейчас конец января, а он уже ходит и указывает, кому что и как делать. Думаю, все это делалось специально под сегодняшнюю встречу с комиссией ИААФ.

– Кажется, авторы фильма этого даже не скрывают.

– А как можно скрывать, если на протяжении полутора лет идет один и тот же информационный повод, который уже все по сто раз проанализировали и поняли, откуда растут ноги и куда движется голова.

– Когда вы беседовали со Следственным комитетом?

– Это было где-то в январе-феврале прошлого года. СК проводил проверку по всем людям, которые были упомянуты в фильме. Мне задавали вопросы, я отвечал.

О КАКОМ ДОПИНГЕ МОЖНО ГОВОРИТЬ?

– Ваши методы работы не имеют ничего общего с допингом?

– Разумеется. Вы понимаете, какая сейчас ситуация у нас в российском спорте творится. Есть препараты, которые разрешены во внесоревновательный период. Но сейчас ты боишься любой препарат принимать, потому что не дай бог что случится... Все спортсмены моей группы находятся в разных списках тестирования – в пуле ИААФ, в пуле РУСАДА, которое сейчас работает через британское агентство. У меня вот спортсменка, на которую прозрачно намекает Дмитриев, – чемпионка Европы Лена Коробкина. Она в последние годы проверялась около 50 раз! Вы понимаете, какие могут быть возможности что-то сделать, если проверяют за пару лет полсотни раз? Мы находимся на российских сборах, живем в Москве – мы не скрываемся. В прошлое воскресенье Лену проверяли. О каких вопросах применения допинга можно говорить?

– Особенно, наверное, сейчас, когда внимание самое пристальное?

– Да, особенно сейчас. Вот у меня есть еще спортсменка Лена Котульская, она в пуле ИААФ уже восемь лет, постоянно на контроле. Ну, мы же не сумасшедшие – подставлять и себя, и их. Особенно спортсменок – ведь каждый месяц отстранения от соревнований это огромный удар, теряется мотивация – они не понимают, к чему готовятся, к каким целям идут. Пропадает интерес. Еще год, и поколение, кому сейчас 25-30 лет, все бросит. А это те люди, которые еще могли бы неплохо выступать.

– Как оцениваете высказывание Дмитриева о том, что 70-80 процентов наших легкоатлетов на допинге.

– В своем блоге он писал цифры порядка 90%. Сейчас, выходит, он подобрел, смягчил позицию. Да можно все что угодно сказать, знаете. Обвинения голословные. Он сейчас озвучил что-то – придумал или не придумал, но с этим будет уже разбираться суд, в который я обязательно подам. Потому что он не только меня вымазал краской, но и всю мою группу, получается. Я буду рассматривать вопрос о подаче иска в суд о клевете, проконсультируюсь с юристами, и примем решение. У нас общество поляризовалось, никто друг друга не поддерживает. Но и мазать всех черной краской, не разобравшись, тоже неправильно. Надо разбираться – если есть случаи, надо с ними отдельно работать.

– Спортсменки не думают также обратиться в суд?

– Запись интервью появилась только вчера, еще нет полного перевода, только какие-то выжимки. Думаю, сначала надо почитать, что он реально там сказал, переводы тоже могут быть не совсем корректны. Будем после этого решать.

НАШИ ШАНСЫ ВЕРНУТЬСЯ УМЕНЬШИЛИСЬ

– Как оцените наши перспективы вернуться на международную арену?

– Наши шансы на скорое снятие отстранения от всего этого уменьшились. Потому что ИААФ очень "тяжелая" организация, она с трудом идет навстречу. И, конечно, эта информация хоть и звучала уже раз пятнадцать, все равно вызовет негативный резонанс. Хотелось бы, конечно, чтобы у ИААФ были бы такие же взвешенные руководители, как у IBU Андерс Бессеберг. А спортсмены... Лена Коробкина подала заявку на участие в международных стартах как нейтральная спортсменка. Но, думаю, шансы у нее нулевые на допуск после этого фильма. В принципе, мне кажется, что и у других спортсменок может быть то же самое – это просто лишний повод нам отказать. Они не будут особенно сильно смотреть, правда или не правда, просто откажут, да и все. Вот такое у меня пессимистическое видение ситуации на ближайшие 2-3 месяца.

– Не слишком понятны мотивы Дмитриева, который говорит, что якобы хотел бы, чтобы нас восстановили и чтобы реально что-то изменилось.

– Я не судья Дмитриеву, не знаю, какие резоны у него были выступить... Значит, какие-то были. То, что он сам об этом говорит, – это одно. Вы понимаете, что человека можно использовать по-разному. И не всегда даже это соответствует тому, что думает сам человек, его могут использовать совсем по-другому, гораздо хуже, чем то, о чем он думал.

– Спасибо, что согласились прокомментировать ситуацию – в подобных случаях должен быть какой-то ответ на обвинения...

– Вы понимаете, ответ-то будет. На тот же доклад Макларена ответы готовятся, уже достаточно аргументированные комментарии были. Но они же никому не нужны. Уже создан определенный эффект, общество уже настроено – да хоть потом окажется, что эти пробирки никто и не царапал. А кто потом Александру Легкову возместит эти пропущенные из-за отстранения недели? Человек готовился, его отстранили, потом вернут, а время-то пройдет. Нас-то и слушать не хотят. Общественное мнение уже есть, его менять никто не захочет. А если и будут опровержения, то на 15-й страничке и маленькими буковками.

результаты опроса
23019 чел.
Как вы считаете, меняется ли ситуация в российской легкой атлетике?
Да, становится лучше
19.0%
Да, становится хуже
11.0%
Нет, все по-прежнему плохо
48.1%
Нет, но плохо не было
21.9%
Материалы других СМИ