Как убивают российские прыжки в высоту. Здесь стало хуже, чем в ходьбе

9 июня 2020, 18:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «В прыжках стало хуже, чем в ходьбе»

№ 8213, от 10.06.2020

Мария Ласицкене. Фото Reuters
Самая медальная дисциплина нашей легкой атлетики погибает из-за постоянных допинговых скандалов.

Прыжки в высоту для российской легкой атлетики стали почти такими же «убийственными», как спортивная ходьба. Ходьба — та дисциплина, из-за представителей которой все остальные уже больше четырех лет мучаются с нейтральным статусом, а федерация в ближайшие три недели должна выплатить штраф в пять миллионов долларов.

Именно в прыжках в высоту выступает и главная звезда современной российской легкой атлетики — Мария Ласицкене. Человек, который выиграл уже все на свете, кроме Олимпиады, куда ее не пустили. А есть еще призеры последнего чемпионата мира Михаил Акименко и Илья Иванюк... Казалось бы, три медали только в Дохе — повод говорить о расцвете, а не об упадке. Но за красивой обложкой все очень мрачно. И если мы действительно хотим побороться с допингом и вернуть флаг, стоит заглянуть в глубину, а не упиваться медалями.

Супруги Клюгины оказались в центре скандала

Поводом для скандала стало решение ВФЛА лишить тренерской лицензии чету Клюгиных — Сергея, олимпийского чемпиона 2000 года, и его супругу Викторию, тоже в прошлом сильную прыгунью. Те тренировали двух спортсменов, позже уличенных в применении допинга — Ивана Ухова и Светлану Школину. В соответствии с новым положением ВФЛА, специалист, который работал более чем с одним дисквалифицированным спортсменом в течение пяти последних лет, лишается тренерской лицензии.

— Намерение ВФЛА лишить меня и Викторию лицензий абсолютно противозаконно, — подчеркнул Клюгин в интервью ТАСС. — Как можно выносить наказание сейчас за нарушения спортсменов, которые якобы имели место в 2012 и 2013 годах? Нельзя наказывать задним числом, ведь ни один закон не имеет обратной силы.

Если следовать букве закона, то Клюгин, похоже, прав. По крайней мере, есть аналогичный закон, принятый на федеральном уровне — о том, что пойманные на допинге спортсмены не могут занимать высокие государственные должности. Однако он не распространяется на десятки наших звезд, которые продолжают работать, в том числе, в Совете федерации. Все потому, что нарушение было совершено в тот же период 2012-2013 годов, и принятый пару лет назад закон обратной силы иметь не может.

Но есть еще и дух правил, который, очевидно, и двигал руководителями ВФЛА, когда они забирали лицензию у Клюгиных и еще троих специалистов. Сказать, что в нашей легкой атлетике остро стоит проблема допинга — это не сказать ничего. Спортсменов, которые после перепроверок проб сохранили свои медали Игр-2012 и чемпионата мира-2013, можно пересчитать на пальцах. Почти все сейчас дисквалифицированы, либо это вот-вот произойдет. А их тренеры спокойно продолжают работать со следующим поколением. Словно ничего и не случилось...

Медали делят одни и те же люди, с которыми я прыгаю с детского возраста

Прыжки в высоту всегда были для нашей легкой атлетики одним из самых крутых видов. Но все звезды 2000-х у нас либо уже отбыли, либо прямо сейчас отбывают допинговые дисквалификации. Нет ни одного олимпийского чемпиона после 2000-го (то есть после Клюгина), кто остался бы чист. Андрей Сильнов, Иван Ухов, Елена Слесаренко, Анна Чичерова, плюс Светлана Школина и Александр Шустов и еще несколько менее известных персонажей. Добавьте сюда Данила Лысенко — человека, за поддельную справку которого мы сейчас должны выплатить международной федерации штраф в пять миллионов долларов. Такого списка «жертв» даже в спортивной ходьбе нет.

При этом прямо сейчас кроме упомянутых выше троих спортсменов — Ласицкене, Акименко и Иванюка — в России в высоту прыгать особо некому. Результаты остальных удручающие. Там не то что о медалях, об участии в международных соревнованиях речи не идет.

— Иногда смотрю результаты соревнований спортсменов до 20 лет, и к сожалению, там нет никого, кто показывал бы результаты как были у предыдущего поколения, — рассказал «СЭ» Илья Иванюк. — Особенно печальное положение у девчонок. Там, кроме Маши Ласицкене, из молодых вообще никого. Раньше на первенстве России можно было прыгнуть по нормативу мастера спорта и даже не попасть в призовую тройку. Сейчас в этом возрасте по мастеру могут прыгнуть максимум пара человек, и все. А когда нет конкуренции, неоткуда взяться и результатам. На всех чемпионатах медали делят одни и те же люди, с которыми я еще с детского возраста прыгаю. Новичков, молодежи нету.

— Я правильно понимаю, что сейчас прыгунов в высоту некому тренировать? Титулованные Загорулько и Клюгин остались без лицензии, а новых тренеров не появилось?

— Мой тренер Анатолий Мухин — замечательный специалист. Но он работает конкретно со мной. Есть еще группа детей, там один хороший парнишка, но основное внимание все-таки достается мне.

Вот вам и ответ на вопрос. Тренеры с успешным опытом и идеальной в плане антидопинга репутацией — то есть наставник Ласицкене Геннадий Габрилян и Мухин — работают со своими учениками и не распыляются на большие группы. Легендарный Евгений Загорулько, который, кстати, подготовил Акименко и Лысенко, вынужденно ушел на пенсию, а смены ему за столько лет не появилось.

Вот и получается, что отдельные сильные прыгуны у нас есть, но появились они скорее вопреки системной работе, чем благодаря ей. Примерно то же самое, кстати, происходит и в остальных дисциплинах. И в перспективе это страшнее, чем все штрафы международной федерации вместе взятые. Потому что если следующая девочка за спиной Ласицкене с трудом выполняет норматив мастера спорта, то нет смысла бороться за флаг страны на соревнованиях. Шансов его поднять все равно не будет.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
42
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир