Мария Ласицкене: «Хочу, чтобы мне компенсировали ущерб»

22 января 2020, 21:15

Статья опубликована в газете под заголовком: «Мария Ласицкене: «Хочу, чтобы мне компенсировали ущерб»»

№ 8120, от 23.01.2020

Мария Ласицкене. Фото Reuters
Трехкратная чемпионка мира грозит родной федерации многомиллионным иском.

Лучшая в мире прыгунья в высоту, последние месяцы Ласицкене оказалась в центре сразу нескольких неприятных историй. Как и остальные наши легкоатлеты, она до сих пор не имеет нейтрального статуса, а с ним и права выступать на международных соревнованиях. Участие в мартовском чемпионате мира — под большим вопросом. Об Олимпиаде в Токио пока вообще лучше не заикаться. Также Ласицкене вместе с коллегами развернула активную деятельность в рамках комиссии спортсменов ВФЛА. Комиссия пока работает в формате Instagram. Больше всего это напоминает открытую войну, которую лучшие спортсмены страны ведут против родной федерации. Выборы нового президента ВФЛА пройдут только 28 февраля.

Пропущу «Русскую зиму», потому что она организована ВФЛА

— Через неделю вам предстоит первый старт сезона — «Битва полов» на стадионе «Салют-Гераклион». Как хорошо вы сейчас готовы?

— Если честно, последние тренировки проходят своеобразно. Я думаю о прыжках, только когда непосредственно прыгаю. А так, мы с Геннадием Гариковичем (тренер Ласицкене Геннадий Габрилян — Прим. «СЭ») болтаем на всякие отвлеченные темы. И это как раз то, что мне сейчас нужно. Никаких накачек и прикидок: вот, мол, сегодня ты сделала то-то, и должен быть такой-то результат.

— Сложно заставлять себя тренироваться, если нейтрального статуса нет и непонятно, к чему вы вообще готовитесь?

— Тут все однозначно: я готовлюсь к чемпионату мира в помещениях. Я хочу поехать и попытаться защитить свой титул. Есть надежда, что все-таки это получится. Надежда — это слово, которое я за последние недели повторила, наверное, сотни раз... Но это действительно так. Я буду тренироваться вплоть до того дня, когда в Китае начнется квалификация. И даже если получу нейтральный статус в самый последний момент, все равно поеду.

— Почему, испытывая острый дефицит стартов, вы добровольно отказались от участия в соревнованиях «Русская зима» в начале февраля?

— Это наша с тренером позиция по отношению к своей федерации. Мы не делаем это кому-то назло, поймите. Но я не хочу выступать на старте, организованном нынешней ВФЛА. Потому что эти люди своим бездействием обрекли меня на то, что я сейчас имею.

— Тогда на чемпионате России, который тоже проводит ВФЛА, вы выступать также не станете?

— Не надо сравнивать. Чемпионат страны — официальные соревнования, где я буду представлять два региона. Прыгать там, приносить им очки — это моя работа. «Русская зима» же позиционируется как коммерческий старт, хотя я, кстати, не считаю, что он сейчас проводится на достаточном профессиональном уровне. Но в любом случае, выступать там или нет — личный выбор каждого спортсмена. И я свой уже сделала. Конечно, стартов не хватает, но не думаю, что пропуск «Русской зимы» сильно скажется на моей подготовке.

Отказалась быть «третьей стороной» в иске РУСАДА против ВАДА

— Что за история с иском, который вы собираетесь подавать?

— Я рассматриваю такой вариант. Проблема в том, что из-за действий нашей федерации в так называемом «деле Лысенко» я понесла значительные имиджевые и финансовые потери. Три года я выступала в нейтральном статусе, мне доверяли, меня до сих пор постоянно тестируют — но статуса почему-то больше не дают. Естественно, что из-за этого я очень много теряю, в том числе и в материальном плане. При этом есть конкретные люди, из-за которых так произошло. Поэтому я хочу обратиться в российский гражданский суд с иском о компенсации ущерба. Ответчиком будет федерация, или — если такое заявление не примут — конкретные люди, признанные виновными в этом деле.

— Ваши непростые отношения с ВФЛА последнее время перешли в стадию открытой войны. Насколько вы переживаете по этому поводу?

— Это сложно. Я бы очень хотела, чтобы со мной такого никогда не случалось. Особенно тяжело было в начале, когда открыто говорила и задавала вопросы я одна. Однако я также не могу спустить все на тормозах, потому что речь о моей карьере, о всей моей жизни. Я не могу себе позволить опустить руки и просто ждать. Считаю, я имею полное право говорить и высказывать свою позицию. Согласитесь, что в федерации, где все хорошо, такого бы не происходило.

— Вы не жалеете, что не были столь же смелой и жесткой в 2016 году, перед Олимпийскими играми в Рио, которые вы в итоге пропустили?

— Не вижу смысла жалеть. Это было четыре года назад, тогда еще все были в шоке. Мы пребывали в полном недоумении, что нужно делать. Никаких инструкций не существовало, а тот путь, по которому мы пошли, оказался неверным. Кстати, похоже, по нему все идут и сейчас.

— Что вы имеете в виду?

 — История со спортсменами, которые присоединись в качестве «третьих сторон» к иску РУСАДА против ВАДА. Мне же тоже предлагали. Но я посчитала это лишней тратой времени и нервов. Я это уже проходила и прекрасно понимаю: даже если суд пройдет положительно для российских спортсменов, чему я буду очень рада, на легкую атлетику это распространяться не будет. Поэтому мы должны направить все усилия на восстановление федерации.

— Вы еще верите, что это возможно? Или нейтральный статус на Олимпиаде в Токио — предел мечтаний?

— Я не хочу, чтобы это было пределом мечтаний. Ведь я и все остальные имеем полное право соревноваться под собственным флагом. Пусть мы даже почти забыли, что такое возможно.

Не готова ради участия в Олимпиаде сменить гражданство

— Вы возмущались участием американца Кристиана Коулмана, который пропустил три допинг-теста, в чемпионате мира в Дохе. Как вам ситуация, когда Британское антидопинговое агентство (UKAD) отказалось выдавать пробы своей главной звезды Мо Фара?

- Мо Фара сказал, что готов к выдаче своих проб, и это позиция человека, который в себе уверен. Как действует UKAD и почему — это уже их проблема. Сейчас у меня столько своих забот, что нет времени погружаться в детали.

— Вы были бы готовы ради участия в Олимпийских играх в Токио сменить гражданство?

— Нет, к этому я не готова. Такой вариант даже не рассматриваю.

— А тренироваться за границей, как когда-то хотели?

— В этом нет смысла, потому что РУСАДА может продолжать тестирование. Но если бы мне поставили такое условие, конечно, я бы поехала. Плохо, что нам вообще ничего не говорят и даже никаких условий не ставят...

— Чего вы ждете от выборов главы ВФЛА 28 февраля?

— Прежде всего, что они будут раньше! Но к сожалению, шансов на это почти нет. Я жду человека, который будет искать диалог со спортсменами, с World Athletics и параллельно менять нашу федерацию изнутри. Нам нужно навести порядок, наладить настоящую работу с резервом. Нельзя просто выжидать, пока скандал утихнет. Сколько я уже об этом говорю, но...

— У вас есть какие-то конкретные кандидатуры?

— Я не считаю, что должна называть фамилии. Это не мое дело, я спортсменка и выполняю свою работу. Все, чего я прошу, это чтобы точно так же свою работу делали люди, от которых зависит моя карьера. Как показали последние события, зависит она от них напрямую...

— Зачем вы в Instagram запустили альтернативную комиссию спортсменов, которую возглавил Радион Гатауллин?

— Потому что нам нужна обратная связь и внятный инструмент, с помощью которого мы могли бы рассказывать о своей работе. У нас не так много возможностей, мы действуем в рамках того устава, который сейчас есть. Плюс к тому, мы все действующие спортсмены, нам непросто общаться друг с другом с учетом разницы часовых поясов и наших графиков. Но мы работаем, ищем компромиссы в тех вопросах, где наши взгляды не совпадают. В Радионе Аксановиче мы увидели человека, который может стать нашим голосом. У него есть огромное желание нам помочь и стимул в виде дочери Аксаны, которая сейчас выступает.

— Почему вы проигнорировали приглашение на президиум ВФЛА, которое вам поступило?

— Я не хочу никак пересекаться с нынешним руководством федерации. По факту, они ничего не сделали за последние четыре года и не видно, что хотят что-то изменить сейчас. Дмитрий Анатольевич Шляхтин ушел уже какое-то время назад, но ведь все осталось по-прежнему. С нами никто не общается. Ответ по «делу Лысенко», отправленный в World Athletics, насколько я понимаю, несостоятелен. Даже сами представители федерации говорят, что мы в тупике.

Легкая атлетика: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
29
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир