«Я — антикризисный менеджер. Наши действия будут отличаться от бездействия, которое было»

28 февраля 2020, 17:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «У российской легкой атлетики – новый глава»

№ 8146, от 02.03.2020

Евгений Юрченко. Фото ВФЛА, rusathletics.info
Первое интервью Евгения Юрченко — нового президента ВФЛА

В пятницу в Москве прошла выборная конференция Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). На пост руководителя был один кандидат — Евгений Юрченко. Естественно, его и выбрали. К миру спорта прежде отношения он не имел, но как успешный бизнесмен проявил себя давно. Теперь вот собирается оставить яркий след в судьбе отечественной легкой атлетики.

— Как прошли выборы? - первый вопрос Юрченко после избрания.

— В избранном президиуме нет никого, к кому могли бы быть претензии хоть какие-то претензии по поводу допинговых вопросов. Уже через час у нас первое заседание нового президиума.

Мы готовы признать проблемы, которые действительно были у российской легкой атлетики. И вся наша деятельность будет направлена на то, чтобы ничего такого впредь не повторялось. Хотим как можно скорее восстановиться в международном статусе.

— Что именно собираетесь признавать?

— Сейчас президиум будет рассматривать список претензий, который предъявлен к ВФЛА. Сформируем мнение по всем позициям, доведем его до Минспорта и ОКР. Но вопросы к нам в первую очередь допинговые.

— Все критерии по восстановлению вроде уже выполнены. Только вот «дело Лысенко»...

— До этого момента федерация вообще не говорила, что существуют какие-то проблемы, связанные с допингом. По «делу Лысенко» тоже будет заявление. В начале следующей недели.

— Какие ваши ближайшие действия?

— Мы собираемся обратиться к руководству Минспорта с просьбой вернуть аккредитацию ВФЛА.

Никакой директивы не было, я пришел в легкую атлетику по зову сердца

— В сети были сообщения, что ваша кандидатура была утверждена на высшем уровне. Не опасаетесь, что World Athletics воспримет это как вмешательство государства в выборы федерации?

— С ответа на этот вопрос я начал сегодняшнюю конференцию. Я был последним из тех, кто выдвинул свою кандидатуру на пост президента ВФЛА. Ни к Минспорта, ни к ОКР я не имел и не имею никакого отношения. Я представитель члена Совета директоров авиастроительной корпорации. В настоящий момент хочу сосредоточиться на ВФЛА. Уже есть задачи-минимум и задача-максимум.

— Какая минимум?

— Приложение всех усилий, чтобы сборная выступала на международных стартах, ребрендинг ВФЛА. И хотим, чтобы максимум наших спортсменов принял участие на Олимпийских играх.

— То есть вы пришли на этот пост по зову сердца?

— Совершенно верно. Если бы я действительно имел какие-то оковы и выступал по директиве, поверьте, ничего сделать было бы невозможно.

— При каких обстоятельствах вы приняли решение?

— Так получилось, что я живу в Сокольниках. Практически на стадионе имени братьев Знаменских. Там тренируются мои дети. А в 2016 году там проходили исторические соревнования — для атлетов, недопущенных на Олимпиаду в Рио. Я наблюдал за этой трагедией, в результате которой рушились судьбы спортсменов. Тогда и начал заниматься этой темой. С каждым годом ситуация усугублялась. А произошедшее в декабре сподвигло меня на выдвижение в руководство ВФЛА.

Отсутствие спортивного прошлого дает мне возможность принимать нестандартные решения

— Насколько хорошо вы знакомы с Дмитрием Шляхтиным?

— Мы вообще не знакомы и не общались.

— Почему у вас должно получиться на столь сложной должности?

— Исторически сложилось, что все проекты, в которых я участвовал, конечной целью имели объединение. У меня был очень хороший опыт подготовки к Олимпийским играм в Сочи. Это подтвердят все коллеги.

Вот и сюда я прихожу как антикризисный менеджер. Как доктор наук, заведующий кафедры «Антикризисное управление». Как человек, который ставит основной задачей объединение коллектива. А отсутствие спортивного прошлого дает мне возможность принимать нестандартные решения.

— Вы антикризисный менеджер, который пришел навести порядок за полгода? Или намерены связаться с легкой атлетикой всерьез и надолго?

— После Олимпийских игр в Токио, безусловно, думаю, буду участвовать в следующей отчетно-выборной конференции.

— Знаете ли вы Руне Андерсона, который руководит рабочей группой по восстановлению ВФЛА? Когда планируете с ним встретиться?

— Нам нужно пару дней на выработку позиции. Потом будем встречаться. Но пройдет это до Совета World Athletics, который пройдет 11-12 марта. Наши действия будут отличаться от того бездействия, которое было.

— Известно, что вы — человек небедный. Можно ли сделать вывод, что у федерации, которая по уши в долгах, финансовое состояние стабилизируется?

— Это стоит одним из основных вопросов. Уверен, что с этой программой мы справимся на 100 процентов, и уже через короткий промежуток времени никто не будет считать ВФЛА банкротом.

— Есть понимание, какой бюджет должен быть у федерации?

— Дайте мне хотя бы начать работать.

Легкая атлетика: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
22
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир