Ему говорили, что коротышки не летают. А теперь он — бронзовый призер чемпионата мира

5 октября 2019, 10:50
Доха
4 октября. Доха. Илья Иванюк. Фото Reuters
Илья Иванюк — самый неожиданный наш медалист Дохи

Илья Иванюк
Родился 9 марта 1993 года в Смоленской области.
Личный рекорд — 2,35 м.
Личные тренеры — Александр Мухин, Владимир Соколов.
Бронзовый призер чемпионата мира (2019).
Серебряный призер Европейских игр (2019).
Бронзовый призер чемпионата Европы (2018).

Когда Иванюк только с третьей попытки взял высоту 2,33 м, которая равнялась его личному рекорду, казалось, что это предел. И дальше борьба за медали на 2,35 м и выше ему уже не по зубам. Однако Илья, оказавшись на грани вылета из соревнований, словно поймал вдохновение. 2,35 м он взял с первой же попытки, а в третьем прыжке на 2,37 м был настолько близок к успеху, что планка покачнулась и упала не сразу. Итог — бронзовая награда, впереди только местное божество Мутаз Баршим и соотечественник Михаил Акименко, которого изначально причисляли к фаворитам.

Для спортсмена, который внешне вообще не похож на высотника, это огромное достижение. Рост Иванюка — всего 1,79 м, в то время как у соперников — в районе двух метров. «Когда пришел в спорт, мне говорили, что коротышки не летают», — говорил Иванюк в интервью «СЭ» еще в середине этого лета. Теперь он доказал, что летают, и еще как!

Молился, когда оставалась одна попытка

— Что скажете о своем заключительном прыжке на 2,37 м?

— Слушайте, я выходил на нее уже в ранге бронзового призера чемпионата мира. Была мысль вообще ее перенести на 2,39 м. Так сказать, поступить нехорошо и подергать Баршима, натравить его на новую высоту. А там, кто знает, может, и побороться за серебро. Но в любом случае, я очень рад, что взял 2,35 м и установил личный рекорд. Будем двигаться step by step, как говорится. Сорри, конечно, но меня тут в смешанной зоне так замучили иностранные журналисты, что я, кажется, уже и по-английски заговорил.

— Стадион впервые на этом чемпионате мира был битком, и трибуны сумасшедше болели за Баршима. Это мешало или, наоборот, подстегивало?

— Меня больше подстегивали ребята, которые брали высоты одну за другой. Хотя прыгать при полных трибунах, конечно, гораздо приятней, чем при пустых, как в квалификации. Когда все стали друг за дружкой прыгать 2,33 м, а у меня оставалась одна попытка, я подумал: «Надо брать!» Стал молиться, есть же Бог на свете. А потом все стали брать 2,35 м, и я понял, что если хочу попасть на пьедестал, нужно прыгать новые для меня высоты. А я очень хотел туда попасть! Даже на 2,37 м в первых двух попытках думал, что для медали придется ее брать. А когда в третьей попытке расслабился, все получилось очень даже хорошо. Планочка шаталась и могла и устоять.

— Как вам прыжки Баршима, который весь сезон ничего выдающегося не показывал, а тут вдруг выдал 2,37 м?

— Для меня это сюрприз. Судя по его прыжкам по ходу сезона, не похоже было, что он сумеет набрать такую форму. Скорее всего, родные трибуны творят чудеса.

— Может, если чемпионат мира был бы где-нибудь в Смоленске, тогда вы бы выиграли?

— Нет-нет, в Смоленске не надо! В России много подходящих мест, Чебоксары, например.

— Выступление соотечественника Михаила Акименко, которому буквально пару недель назад дали нейтральный статус, вас удивило?

— Я помню свои ощущения, когда ты получаешь статус. Это такой подъем! Может, я не думал, что Миша возьмет 2,35 м с первой попытки. Но он большой молодец.

Хотел остаться для Баршима хорошим гостем

— Что случилось на церемонии награждения? Вас вывели на пьедестал, а потом почему-то без медалей вернули обратно.

— Нас вывели, мы постояли там, поболтали, а потом нам сказали: «Сорри, ребят, давайте завтра». Причины я даже не понял. Мысли были другим заняты.

— Чем, интересно?

— Позвонил жене, а там в трубке хлюпанье. Плакала от счастья. Потом я у Баршима выпросил для нее кепочку. Ей он очень нравится, всегда за него переживает. Так что сейчас она, наверное, рада вдвойне.

— Вам теперь из-за того, что перенесли церемонию награждения, придется менять билеты домой.

— Вот это вопрос, конечно. У нас на 16:30 был запланирован выезд из гостиницы. Ну, теперь билеты поменяем, что поделать. Слава богу, это не моя головная боль.

— Как вы вообще относитесь к Баршиму? Всерьез хотели выиграть и испортить ему домашний чемпионат мира?

— Мы пришли к нему в гости и хотим остаться хорошими гостями. Но если серьезно, как прыгун он мне всегда нравился. Он тот человек, который в моем представлении в высоту прыгает идеально.

— Вам осталось три сантиметра до мирового рекорда по разнице между собственным ростом и высотой взятой планки, который принадлежит шведу Штефану Хольму.

— Да, я в курсе. Постараюсь побить! Правда, мне тут в военкомате намерили на сантиметр больше, 1,80 м. Но будем считать, что ошиблись. Хольм, кстати, тоже где-то здесь, судя по его Instagram. Но лично мы пока не пересекались.

— Что за заминка у вас произошла перед стартом соревнований, который чуть сдвинулся по времени?

— У меня и у итальянца Тамбери разбег попадал на металлический люк. Я смог сместиться чуть в сторону, а итальянцу приходилось бежать прямо по железкам. Поэтому он сказал: «Ребята, двигайте маты». На это ушло дополнительные пять-семь минут. Для меня это было неудобно, потому что свою разминку перед выходом на старт я расписал буквально по минутам. А тут надо еще сидеть и ждать. Это немного выбило из колеи, не размялся как следует.

— Вы реально расписываете свою подготовку прямо по минутам?

— Да, причем от руки, на бумажке. Я в магистратуре учился психологии, и мой преподаватель однажды посоветовал сесть и расписать план действий. С тех пор я часто пользуюсь этим приемом, и мне это помогает. Прямо по минутам расписываю, какие нужно делать упражнения и так далее.

— Этот вопрос уже набил оскомину, но тем не менее: как вам выступается в нейтральном статусе?

— Иностранцы меня уже замучили этим вопросом! Ну, по факту получается, что мы сюда приехали как на обычный коммерческий старт. Выступаем в обычной форме, каждый сам за себя. Государство от нас ни медалей, ни чего-то еще не требует. Мы вроде команда, а официально — нет. Даже медаль с Мишей не знали толком, как отметить. Баршим бегал с флагом, я с номером, а Миша — с майкой. Хоть в яме для стипль-чеза искупались, освежились от этой жары.

У парнишки из Багам пол-чемодана — разные штуки для восстановления

— Вы были на прошлом чемпионате мира, но тогда были далеки от медалей. Прошло всего два года — и вот вы почти выиграли у Баршима. В чем секрет?

— В Лондоне для попадания в призы достаточно было взять 2,29 м. И я был близок, но планка, как сегодня, покачалась и упала. Разница только в том, что тогда это было 2,29 м, а сейчас — 2,37 м. Расту, прибавляю!

— Откуда у вас такой отличный английский язык?

— Поездил по соревнованиям и постепенно выучил. Так как россиян-высотников мало, меня часто селят с иностранцами. А с ними нужно же как-то искать общий язык.

— Какой был самый экзотический сосед?

— Парнишка из Багамских островов, Дональд Томас. Он уже давно прыгает, возрастной. Для меня стало откровением, что половина его чемодана — это разные штуки для восстановления. Массажеры, лимфодренажные системы и тому подобное.

— Вы следите за ситуацией вокруг РУСАДА и волнуетесь за попадание на Олимпиаду в Токио?

— Перед квалификацией посмотрел новости, ужаснулся и решил абстрагироваться от этого. Буду жить здесь и сейчас.

Чемпионат мира по легкой атлетике: новости и статьи, расписание соревнований, обзоры выступлений

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир