19:30 14 июня | Легкая атлетика
Газета № 7945, 15.06.2019

Шляхтин vs Ласицкене. Как президент федерации поругался со своей лучшей спортсменкой

Дмитрий Шляхтин и Мария Ласицкене.
Дмитрий Шляхтин и Мария Ласицкене.

В российской легкой атлетике неспокойно.

Всего одним выступлением глава Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Дмитрий Шляхтин умудрился поругаться со своей главной звездой Марией Ласицкене, нарваться на официальное опровержение и создать себе еще кучу других проблем

10 июня в Новогорске Шляхтин провел встречу с членами сборной России. Целью этого собрания было примирение – накануне спортсмены негодовали, что федерация снова не восстановлена в правах, и требовали от руководства внимания к своим проблемам.

Шляхтин пошел навстречу и подробно рассказал обо всех действиях, которые предпринимались, и появившихся сложностях. Сайт телеканала "Матч ТВ" привел расшифровку этого выступления. Присутствовавшие спортсмены, похоже, остались довольны: острых вопросов Шляхтину не задавали, после встречи все радостно сфотографировались на память, многие оставили в своих соцсетях примирительные посты.

Однако уже в течение суток выяснилось, что в речи президента было много, скажем так, противоречий. И получилась удивительная ситуация: Шляхтин хотел помириться, а вместо этого взорвал очередную бомбу. Разберем только самые острые моменты.

Слова
"Вот Маша (Ласицкене) высказалась, что все. Завтра Маше могут предъявить, что она не сторонник изменения культуры в российской легкой атлетике, и отозвать нейтральный статус. Легко. А из-за чего? Из-за того, что есть решение совета ИААФ, где четко прописано, что президент ВФЛА борется со старой историей и ВФЛА делает большие усилия, что федерация двигается. А спортсмены, не важно кто, говорят, что федерация – уроды, что они ничего не делают. Ага, значит, культура у спортсменов не поменялась, ну-ка отзовем нейтральный статус".

Самое неприятное и противоречивое высказывание из всего выступления Шляхтина. Чего он хотел добиться, намекая, что Мария Ласицкене может потерять нейтральный статус? Единственное "прегрешение" спортсменки, которая имеет безупречную репутацию и стала символом нового поколения российской легкой атлетики, состоит в том, что она открыто выступила против руководства федерации. Но за политическую позицию права выступать на соревнованиях не лишают. Неудивительно, что на слова президента крайне резко отреагировали и сама Ласицкене, и ее тренер Геннадий Габрилян.

– Удивлена (на самом деле, нет) попытками господина Шляхтина запугать меня, – написала Мария на своей страничке. – Шикарная фантазия на тему того, что у меня могут отозвать нейтральный статус, так как я не поддерживаю действия главы ВФЛА (видимо, особенно я должна поддержать главное дело его команды – "дело Лысенко")...

Слова
"Лысенко принес справку Орловой, та ее перевела, потому что Лысенко не в состоянии был знать язык, а обвинили всю федерацию. Один человек в федерации общался с одним человеком из сборной. Она просто перевела эту справку и отправила ее в ИААФ. Она, по сути, подставила саму себя. Она должна была Лысенко выгнать и сказать: "Иди переводи где-то за углом".

Елену Орлову знают и уважают абсолютно все российские легкоатлеты и мировое сообщество в целом. Например, именно Орлова стала единственным (!) представителем ВФЛА, кто получил от ИААФ аккредитацию на чемпионат мира 2017 года в Лондоне и поехал туда в роли тим-лидера.

Представить, что Орлова самовольно перевела для Лысенко некую справку, и тем более потом сама отправила ее в ИААФ, вообще невозможно. Уже на следующий день ВФЛА пришлось на собственном официальном сайте это сообщение дезавуировать:

"В случае, указанном в СМИ, Елена Орлова по поручению руководства ВФЛА перевела объяснение и прилагающуюся к нему справку для спортсмена Данила Лысенко, не владеющего английским языком. После чего спортсмен направил данные документы в адрес ИААФ".

Таким образом, в общении со спортсменами Шляхтин слукавил дважды: получается, Орлова перевела справку не по личной инициативе, а по поручению руководства, да еще и в ИААФ ничего не отправляла. Оставим за скобками напрашивающийся вопрос, кто все-таки был автором справки и объяснительной записки, впоследствии давшими повод для расследования. Но попытка свалить собственную вину на другого человека, действовавшего строго в рамках своих обязанностей, выглядит совсем некрасиво.

Слова
"Кто мне ответит, за что ВФЛА заплатила почти три с половиной миллиона долларов? Кто-то может ответить, за что заплатило ВФЛА? <...> Основная часть суммы, больше 2,5 миллионов долларов – это судебные издержки в CAS. Вот мы имеем спортсменов: Алимбекова, Баздырева, Чернова, Дылдин, Емельянов, Евдокимова, Карамашева, Казарин, Хютте, Майорова, Мельников, Носков, Поистогова. Вы знаете эти фамилии, и таких – порядка восьмидесяти. Приговор, который был вынесен этим людям, по решению CAS… то есть РУСАДА у нас была дисквалифицирована. Кто рассматривал дела этих спортсменов? CAS. Соответственно, по законодательству половину от суммы должен был платить спортсмен и половину – ИААФ. Они выплатили свою долю, а за спортсменов платила федерация. И вот это все удовольствие Российской Федерации обошлось в 2,5 миллиона долларов. И это не конец, это только середина. Вы должны понимать, за что федерация заплатила. Мы заплатили за то, что наших спортсменов дисквалифицировали".

После этого заявления супруг одной из упомянутых спортсменок – Светланы Карамашевой – опубликовал в своих соцсетях скрин, подтверждающий отправку Светланой в CAS суммы в размере 10 000 швейцарских франков (около 700 тысяч рублей) в счет доли ВФЛА. Дальше следует логичный вопрос: за что тогда платила федерация, если бегунья сама заплатила и за себя, и даже за нее?

Ответ тут, на самом деле, есть, и в данном случае Шляхтин не слукавил. Но для начала нужно понимать схему распределения расходов в CAS. Пока ВФЛА не восстановлена в правах, она проходит во всех допинговых делах против наших спортсменов в роли соответчика. Соответственно, если в роли истца – ИААФ, которая предъявляет обвинения, то по принятой схеме ИААФ платит половину расходов, а ВФЛА и спортсмен – по 25 процентов.

В некоторых делах спортсмены отказывались платить за себя, в некоторых – не находилось ресурсов даже у федерации. Тогда все сто процентов расходов брала на себя ИААФ, иначе CAS бы просто не стал рассматривать дело. Бесплатно в Лозанне не работают: только аванс составляет 20 тысяч франков (если арбитр один) либо 40 тысяч (если работает тройка). Теперь за все эти суммы нам радостно выставили счет. Причем есть два нюанса:

– ИААФ требует полной компенсации всех своих расходов, даже если они составили только 25 процентов от общей суммы, как предписано правилами;

– ИААФ требует компенсации расходов по всем своим искам, включая даже те, которые не были удовлетворены. Например, мы в итоге полностью заплатили за победу Дарьи Клишиной в CAS накануне Игр-2016 в Рио. При том, что инициатором этого судебного процесса была ИААФ, но ее требования не были удовлетворены судом ни в одном пункте.

Так что слова Максима Карамашева никак не противоречат заявлению Шляхтина. ВФЛА действительно заплатила уже очень много и будет продолжать платить дальше. До тех пор, пока ее статус не будет восстановлен – тогда автоматически дела российских спортсменов станут рассматривать РУСАДА (для атлетов национального уровня) либо дисциплинарный трибунал ИААФ.

Слова
"Выпустят нас до Дохи. То есть в Доху мы поедем под российским флагом, по крайней мере, мне такие обещания были даны".

ИААФ эти обещания, естественно, официально не подтвердила. Даже если они в действительности имели место, говорить о таких вещах публично, мягко говоря, некорректно. Теперь в неудобном положении оказались и Шляхтин, и чиновники ИААФ. И никто не гарантирует, что достигнутые договоренности при новых обстоятельствах останутся в силе.

Итог

Всего одним выступлением руководитель ВФЛА создал себе массу новых проблем вместо того, чтобы решить уже имеющиеся. Скорее всего, Шляхтин не предполагал, что эта аудиозапись станет публичной. И расчет в его словах был на то, что сказанное не выйдет за пределы комнаты.

Но на встрече присутствовало довольно много людей, причем не все из них были спортсменами. Проходила она не где-то за закрытыми дверями, а на базе в Новогорске, где живут и тренируются сотни человек. Фактически, президент федерации делал публичное выступление, и неудивительно, что оно таким в итоге и стало.

Удивляет, что наши легкоатлеты – даже те из них, кто накануне в интервью активно выступали против действующего руководства – не задали Шляхтину на встрече ни одного острого вопроса. Даже в тех моментах, где того требовала элементарная порядочность.

Фактически, единственная просьба, которую озвучили спортсмены, была такой: проведите внутри страны соревнования с денежными призами и дайте нам заработать. В остальном, видимо, всех все устраивает...

Газета № 7945, 15.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ