13:10 30 июня | Легкая атлетика
Газета № 7958, 01.07.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Коэ остается еще на четыре года»

Коэ остается. Хорошо ли это для России?

Себастиан Коэ. Фото AFP
Себастиан Коэ. Фото AFP

Смены власти в Международной федерации легкой атлетики не будет, надеяться на новый подход в восстановлении нашей страны не приходится.

Нынешний президент международной федерации (ИААФ) лорд Себастиан Коэ осенью будет переизбран на свой второй четырехлетний срок, так как ни один другой кандидат не подал заявки для участия в выборах. Дедлайн для приема документов от желающих побороться за пост президента ИААФ истек 25 июня. Свою анкету подал только действующий президент, 62-летний лорд Себастиан Коэ. Еще один потенциальный претендент, олимпийский чемпион из Украины Сергей Бубка принял решение не участвовать в выборах на этот раз.

Четыре года назад Бубка, рекордсмен мира и первый вице-президент ИААФ, бросил Коэ настоящий вызов в предвыборной борьбе. Тогда великому шестовику не хватило для победы совсем немного: он набрал 92 голоса против 115 у Коэ. Причем в голосовании российская сторона, по информации "СЭ", поддержала Коэ, хотя Бубка не без оснований рассчитывал на голоса русскоязычного блока.

Как поступил бы с нами Бубка, окажись он на месте Коэ в разгар допингового кризиса в 2015-м, уже не узнает никто. Но второго шанса разрешить этот кризис у представителя Украины уже не будет. Второй раз Бубка решил не входить в ту же реку, и в последнее время несколько сместил свои акценты в сторону работы в Международном олимпийском комитете, где он входит в состав исполкома.

Коэ обнимал Ласицкене, а через несколько недель не пустил ее на Олимпиаду

Первый срок президентства Себастиана Коэ был мягко говоре не безоблачным. Он начинался с подозрений в коррупции и участии в преступных схемах бывшего президента Ламина Диака. Коэ, который во времена Диака был вице-президентом, пришлось давать объяснения в британском Парламенте и всячески открещиваться от того, что он мог знать что-либо о темных делишках сенегальца. Объяснения порой были не самыми убедительными и даже немного смешными ("я не открывал письмо в электронной почте, а сразу переправил его дальше!"), но им поверили.

Буквально за несколько дней до того, как Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) опубликовало первый доклад Ричарда Паунда, Себастиан Коэ был с визитом в Москве. Тогда он поздравлял наших чемпионов – в том числе, Марию Ласицкене и Сергея Шубенкова – с их наградами по итогам года, гулял на первом в стране легкоатлетическом Гала-вечере и излучал дружелюбие.

Всего несколько дней спустя Коэ исключил Всероссийскую федерацию легкой атлетики из числа членов ИААФ, тем самым лишив Ласицкене и Шубенкова права выступить на Олимпиаде в Рио. Знал ли лорд о том, что вскоре последует, когда жизнерадостно фотографировался с нашими звездами в Москве? Скорее всего, нет. Глубина и последствия допингового кризиса стали сюрпризом даже для руководства международной федерации.

Помимо российской темы, у Коэ хватает и других проблем. Продолжается история с допуском на соревнования среди женщин южноафриканки Кастер Семени и подобных ей спортсменов. Даже нескольких лет научных исследований с участием лучших экспертов мира пока не хватило ИААФ, чтобы доказать: спортсменки с повышенным тестостероном имеют изначальное преимущество над нормотипичными женщинами и соревноваться с ними не должны. Теперь Семеня дошла до Федерального трибунала Швейцарии, который снова допустил ее до соревнований, вопреки мнению ИААФ.

Что хорошего сделал Коэ?

Но и достижений у Коэ тоже хватает. За четыре года он успел полностью пересмотреть структуру ИААФ, превратив ее из устаревшей и коррупционной, где свой пост имели практически все из нескольких десятков родственников Ламина Диака, в современную организацию. В ИААФ появился Athletics Integrity Unit – независимый департамент, который занимается этическими и допинговыми нарушениями. Сменились большинство работников аппарата, обновился сайт и линейка мультимедийных продуктов.

Еще во времена своей предвыборной кампании, Коэ пообещал, что каждая национальная федерация будет дополнительно получать от ИААФ, как минимум, по 25 тысяч долларов в год. Эти деньги берутся из доходов ИААФ от Международного олимпийского комитета (МОК). За эти четыре года ИААФ выплатила федерациям около 22 миллионов долларов, что стало основой для развития легкой атлетики, например, в ряде бедных африканских стран.

В общем, Коэ всячески пытается сделать так, чтобы легкая атлетика шагала в ногу со временем. Развитие соревнований в крупных городах, появление смешанных дисциплин, новые и более динамичные форматы – все это про Коэ и его команду. Вопрос: почему в стороне от всего этого остается Россия? И почему за почти четыре года такой эффективный руководитель не нашел пути, который позволил бы принять обратно одну из самых крупных легкоатлетических держав мира?

Естественно, Коэ не может быть абсолютно независим от конъюнктуры. Теоретически он мог бы принять Россию обратно еще несколько недель назад, когда мы выполнили все пункты из "дорожной карты". Мог бы допустить на Игры-2016 в Рио, хотя бы под нейтральным флагом, Ласицкене, Шубенкова, Исинбаеву и других россиян, чья "чистота" не вызывает никаких сомнений. Мог бы сделать более прозрачной деятельность рабочей группы Руне Андерсена... И еще множество "бы", ожидаемых от человека, который приехал на Олимпиаду-80 в Москве вопреки бойкоту своей страны и выиграл здесь олимпийское золото.

Но Коэ такой, какой он есть, и нам предстоит жить с этим еще четыре года. Можно обвинять президента ИААФ, а можно задуматься: почему мы, например, допустили "дело Лысенко", или почему, в отличие от Коэ и его команды, не сделали ни одного шага навстречу новым форматам соревнований....

На Олимпиаду-2020 в Токио Россия точно поедет под своим флагом, но участвовать в Играх, скорее всего, смогут только те спортсмены, у которых сейчас есть нейтральный статус. Это принципиальная уступка, на которую уже пошел Коэ. Удастся ли нам за оставшееся время восстановить федерацию? Скорее всего, да. Но вот станем ли мы автоматически полноценными участниками мирового легкоатлетического движения? Тут есть большие сомнения.

– Насколько я могу судить из опыта общения с Коэ, у него нет никакой личной предубежденности против России, – заявил "СЭ" отстраненный член Совета ИААФ Михаил Бутов. – Он действует, исходя из своих личных убеждений о том, что спорт должен быть "чистым". У нас могут быть разные точки зрения, порой он проявляет излишний, на мой взгляд, уровень жесткости по отношению к нашей стране. Но у него такая точка зрения, которой он последовательно придерживается. Тот факт, что на выборах не будет никаких других кандидатов, говорит о том, что в целом, национальные федерации поддерживают политику Коэ. Достойных людей, кто мог бы выдвинуться в президенты, в мире достаточно. Но вот альтернативной концепции развития никто пока не придумал.

Газета № 7958, 01.07.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ