16:50 22 ноября 2018 | Легкая атлетика

Ирина Привалова: "С учетом того, что происходит в спорте, за дочь страшно"

Ирина Привалова. Фото Федор Успенский Ирина Привалова. Фото REUTERS Ирина Привалова (в центре) с золотой медалью ОИ-2000 в Сиднее. Фото REUTERS Ирина Привалова. Фото REUTERS
Ирина Привалова. Фото Федор Успенский

Легенде легкой атлетики – 50.

Одной из лучших легкоатлеток в истории России, олимпийской чемпионке Сиднея в беге на 400 м с барьерами Ирине Приваловой сегодня исполнилось 50 лет.

Придаете какое-то значение круглой дате?

– Возраста не ощущаю. Кажется, что за последние лет десять ничего не изменилось – какая была, такой и осталась. Праздновать сейчас тоже особо не планирую: дочка на сборе в Кисловодске (Мария Привалова – бронзовый призер юношеских Олимпийских игр в тройном прыжке. – Прим. "СЭ"). Соберемся все вместе и отметим в декабре, когда она вернется. Так что день рождения я встречу в рабочей обстановке, в университете.

– Объясните парадокс: вы одновременно учитесь в институте физкультуры и преподаете в МГУ?

– В институте физкультуры я тоже немного преподаю. Но основное место работы у меня в МГУ. Вообще, учиться мне очень интересно. Многие вещи хочется сразу применить на практике, что я и делаю, но в основном, с университетскими ребятами. Там не столь жесткие рамки и больше возможностей для творчества. В инфизкульте все-таки готовят будущих преподавателей, тренеров. Они должны уметь сами проводить разминку, ориентироваться во всех базовых видах. Плюс, многие сами серьезно занимаются спортом, и подбирая те или иные упражнения, важно не навредить.

– Как вам пришла идея возглавить кафедру физвоспитания в МГУ?

– После ухода Владимира (муж Приваловой Владимир Паращук скончался в 2017 году. – прим. "СЭ") было очень тяжело. И в этот момент руководство Университета практически заставило меня занять его место на кафедре.

– Вы сами этого не хотели?

– В тот момент у меня не было желания вообще ничего делать. Но благодаря ребятам, благодаря начальству, которое вынудило меня этим заниматься, стала двигаться дальше... Время, конечно, лечит. На мне остались двое несовершеннолетних детей, нельзя расслабляться. Жизнь идет своим чередом. Иногда думаю, что если что-то там, наверху, и правда есть, он был бы нами доволен.

Ирина Привалова (в центре) с золотой медалью ОИ-2000 в Сиднее. Фото REUTERS
Ирина Привалова (в центре) с золотой медалью ОИ-2000 в Сиднее. Фото REUTERS

У меня дома нет сахара

- Вы всю жизнь боролись за олимпийские медали и мировые рекорды. Неужели вам интересно тренировать студентов, которые занимаются, по большому счету, обыкновенной физкультурой, и ни о каких серьезных достижениях там речи не идет?

– Вы ошибаетесь: на самом деле, я всю жизнь тренировалась именно в таком формате, рядом со студентами. Мы не очень любили ездить на сборы, и я постоянно работала рядом с ребятами, которые были не профессионалами в спорте, зато великолепно разбирались в других областях. Считаю, это очень обогащает: они учили нас смотреть на спорт, например, с математической или с философской точки зрения. Другое дело, что конечно, если бы отношение к спорту в Университете было немного иным, эти ребята могли бы показывать более высокие результаты. Но сейчас с этим все очень сложно. Радуемся, что наконец, после трех лет реконструкции должны открыть манеж. Все это время мы мыкались по разным залам или просто работали на улице.

– Потрясающе: у главного Университета страны три года не было собственного легкоатлетического манежа.

– Да, что поделать... Хотя желание тренироваться у студентов огромное. Приведу пример: скоро должно быть первенство ВУЗов по легкой атлетике. Нужно 25 человек в сборную, и в МГУ насчет этого большой ажиотаж. Желающих поехать намного, в разы больше, чем мест в команде. А в институте физкультуры, скажем, пока выразили желание выступать только два человека. Там у людей свои старты, свои приоритеты.

– Помню еще по своим студенческим временам: вы постоянно тренировались вместе со всеми, даже когда уже завершили карьеру. Сейчас эти тренировки в силу статуса пришлось прекратить?

– Не могу сказать, что я целенаправленно тренируюсь, но все равно стараюсь двигаться. Получается, совмещаю приятное с полезным: и сама немного бегаю, и ребятам понятней, когда я показываю упражнения, чем объясняю на словах. Конечно, кроссы уже не бегаю, но какие-то стартовые нюансы или упражнения на тренажерах еще могу не только описывать словами, но и показывать.

- Выглядите вы потрясающе. Уделяете особое внимание питанию? Что делаете для поддержания формы?

– Я питаюсь примерно так же, как делала это всегда. С детства не люблю сладкое, и могу съесть кусочек торта разве что на празднике, чтобы никого не обидеть. А так, у нас дома сахара вообще нет. Фастфуд тоже особенно не люблю, потому что росла в то время, когда его еще не было. Могу порой зайти в подобные заведения, но скорее всего, возьму там только кофе. Для меня вкуснее порция пельменей или хороший кусок мяса.

– Тренировок со студентами достаточно для хорошего самочувствия?

– Чтобы показывать студентам, иногда приходится самой тоже работать. Потому что делать упражнения неподготовленной в моем возрасте уже опасно. Поэтому раза три в неделю я разминаюсь и немного тренируюсь.

Не люблю удовлетворять чужое любопытство

– Вы по первому образованию журналист. Никогда не работали по специальности?

– Пока еще выступала, это было невозможно: слишком серьезная работа, а я сделала выбор в пользу тренировок. Профессия очень тяжелая, а быть некомпетентным журналистом не хотелось. Сейчас я с удовольствием принимаю приглашения выступить в роли эксперта, тем более, хорошо знакома с Ольгой Богословской, Иоландой Чен. Но работать в этой области не могу – у меня и так полная загрузка.

– Почему вы, вполне современный человек, не зарегистрированы ни в одной соцсети?

Я никогда не любила быть на виду. Личную жизнь, да и тренировочную, много лет старалась оберегать от чужих глаз. Привычка осталась, да и в принципе, считаю, моя жизнь никому не интересна. Это чистое любопытство, а удовлетворять чужое любопытство я не люблю.

– При этом ваша старшая дочь Мария, которая недавно выиграла бронзу юношеских Олимпийских игр в Буэнос-Айресе в тройном прыжке, как раз соцсети ведет активно.

Это уже другое поколение, современные взгляды. Хотя, я смотрю, она перестала так уж активно выкладывать все подряд. Видимо, тоже постепенно приходит к тому, что что-то должно оставаться за кадром.

– Вам не страшно отдавать дочь в российскую легкую атлетику, зная изнутри все, что там происходит? Все эти скандалы, допинг, баны на международные старты – зачем это вам?

– Очень страшно! Но когда Маша была маленькой, казалось, что все это еще очень далеко. А теперь уже отступать поздно, да и другие проблемы навалились. Маша учится в хорошей испанской школе, и сейчас мне важно, чтобы она за спортом совсем не похоронила учебу. Даже если она станет спортсменкой, это все равно очень важно. Можно накачать мышцы и стать великолепным атлетом, но голова всегда играет ведущую роль. Из неучей и глупцов спортсменов экстра-класса, как правило, не получается.

Загрузка...
Материалы других СМИ