Допинг

29 января 2016, 16:00

Марина Купцова: "Я доказала, что можно побеждать честно"

Обозреватель
Чемпионка Европы-2002 в прыжках в высоту и новый член президиума Всероссийской федерации легкой атлетики Марина Купцова поделилась своим взглядом на то, как эффективно бороться с допингом и все-таки отправить нашу команду на Олимпийские игры в Рио.

Купцова впервые подняла тему допинга в российской легкой атлетике в начале 2000-х, когда говорить об этом считалось немодным и даже неприличным. В документальном фильме Василия Парнякова прыгунья призналась: в сборной ей дали прозвище "альбинос" за принципиальную позицию – победа, но не любой ценой. Пиком карьеры Купцовой стало второе место на чемпионате мира-2003 в Париже, а годом ранее победа на чемпионате Европы в помещениях. Затем последовала череда травм, после которых Марина на два года вернулась, но в 2008-м завершила карьеру.

Уже несколько лет она возглавляет одну из московских спортивных школ. А после доклада Независимой комиссии ВАДА и наложения санкций на российских спортсменов, Купцова вошла в число членов нового президиума ВФЛА. Если смотреть на репутацию, более подходящего человека в нынешней ситуации сложно было найти.

"ЧУВСТВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, ЧТОБЫ КОМАНДА ПОЕХАЛА В РИО"

– Вам не обидно: о допинге в российской легкой атлетике вы говорили с телеэкрана десять лет назад, но тогда особого резонанса это не произвело. Теперь же фильм ARD стал сенсацией, собрал несколько международных наград...

– Сейчас так сложилась ситуация в мире, что это прозвучало. Прошла с большим успехом Олимпиада в Сочи, Россия стала настолько сильна, что череду наших побед, видимо, решили немного притормозить. Хотя для меня стало приятной неожиданностью, что фильм "Альбинос" тоже удостоился звания лауреата конкурса спортивного кино "Атлант".

– Зачем вы в принципе десять лет назад стали говорить о допинге?

– По жизни, я человек, который только за чистый спорт. Нечестные победы мне никогда не были нужны, и я даже не допускала мысли, что победы для меня могут быть какими-то другими. Причем и после завершения карьеры я руководствуюсь теми же принципами, это мое кредо. Я доказала на своем примере, что это возможно – подготовиться и выигрывать честно.

– У вас никогда не появлялось мысли выступать как-то иначе?

– Я пришла в легкую атлетику очень поздно – в 15 лет, в этом возрасте уже во многих других видах спорта на пенсию собираются. Хотя до этого я занималась в других спортивных секциях, и физическая подготовка была на высоком уровне. Тренировал меня папа, и мы всегда опирались на два фактора – мои природные способности и его находки в тренировочном процессе. Он всегда интересовался новинками, постоянно чему-то учился, анализировал. Уже тогда, десять лет назад, мы применяли компьютерные технологии по подбору индивидуальной техники прыжка. А представляете, сколько подобных новинок появилось сейчас, с современным уровнем развития техники! Конечно, на одних советских методиках бороться со всем этим нереально. Вот и возникают у некоторых мысли, как и чем себе можно помочь. Поэтому, на мой взгляд, одно из основных направлений на сегодня – это обучение и непрерывное совершенствование тренеров.

– Вы считаете реальным обучить наставников, которые всю жизнь работали по определенным принципам, вдруг пользоваться компьютером и в корне изменить свою работу?

– Я понимаю, о чем вы: у нас есть тренеры пенсионного возраста, кто даже мобильным телефоном пользуется с трудом. Хотя сейчас масса программ для повышения квалификации, и если человек хочет учиться, то никогда не поздно. В любом случае опытным людям есть, что передать следующему поколению, а уж оно должно развить и преумножить эти знания. Как правило, получается так: тренер начинает работать с ребенком, при определенных способностях, доводит его до уровня мастера спорта. Обычно этой планки достигают лет в 16. А вот потом часто возникает непонимание, что делать дальше, отсюда и мысли о препаратах, которые якобы могут помочь. На этом этапе спортсмен должен переходить к более профессиональному тренеру, специализирующемуся именно на подготовке спортсменов высшего уровня мастерства.

– На ваш взгляд, насколько реальны обвинения, которые предъявила нам комиссия ВАДА? Действительно в российской легкой атлетике допинг употребляют все?

– Нет, конечно, употребляют далеко не все. Моя позиция, как в русских сказках – добро обязательно должно победить зло. Спортсмен тратит пол жизни, жертвует практически всем, чтобы выиграть какие-то крупные соревнования. И вот теперь этот шанс он должен утратить, почему? Представьте: 20 лет изнурительных тренировок, а потом тебе без объяснения причин говорят, что все зря. Я чувствую ответственность за то, чтобы труд наших спортсменов не пропал таким образом. Буду изо всех сил бороться за честный исход, чтобы наша команда поехала в Рио. "САМОЕ СЛОЖНОЕ – НЕ ДЕЛАТЬ ЛИШНЕГО"

– Когда вы выступали, в употреблении допинга подозревали только россиян, или все-таки нет?

– Конечно, нет. Честно говоря, я была бы не против, если бы перепроверили некоторые пробы времен моих выступлений. Бывало, что на крупных соревнованиях мирового уровня я занимала вторые места. Это самое обидное, рукой подать до победы. И вот мне вручали уведомление о допинг-контроле, я направлялась в эту комнату. Сидела там обычно очень долго, по пять-шесть часов, так как у нас перед стартом все ограничивают себя в еде и питье. И вот я сижу там и вижу, что иностранные соперницы просто проходят мимо. Конечно, было обидно и возникал вопрос, куда они все подевались. В то же время, я всегда была уверена, что моя чистота – это мое преимущество и сила, кто бы что ни говорил.

– Это как?

– Когда ты выходишь на соревнования с чистой совестью и не боишься, что вот-вот тебя поймают, это колоссальный плюс. В этом состоянии практически никакие негативные факторы не могут повлиять на выступление. Никакого лишнего напряжения, лишних мыслей. Я не представляю, как можно выступать иначе.

– Вы видели прыжки новой чемпионки мира Марии Кучиной? Ее тренер Геннадий Габрилян, как и ваш отец, тоже поклонник разных тренировочных новинок.

– Я видела выступление Маши на чемпионате мира в Пекине. Обратила внимание, что у нее очень стабильное движение, высокий средний уровень прыжка. Все берет с первых попыток, плюс у нее от старта к старту практически не бывает перепадов в результатах во много сантиметров, как у других. Это говорит об очень высоком уровне тренера и организации подготовки.

– Может, Кучиной и другим нашим звездам проводить семинары на тему, как побеждать без использования запрещенных средств и методов?

– Понимаете, в большом спорте не работает прямое заимствование. К каждому спортсмену нужен индивидуальный подход и индивидуальная подготовка, одинаковых людей не бывает. Если я буду делать в тренировках хаотично все, что у кого-то подсмотрю, не понимая, зачем мне это, то есть вероятность, что я просто не выдержу такой нагрузки, и все будет бессмысленно. Смысл в том, чтобы делать только то, что действительно необходимо. Ресурсы организма ограничены, их надо беречь, и если я делаю какую-то работу, то я четко должна понимать, к какому результату я стремлюсь. Самое сложное – это не выдержать огромную нагрузку, а наоборот, не делать лишнего. Некоторые наши спортсмены, к сожалению, вообще не вникают: тренер сказал, они сделали. Если у человека нет образования и он не понимает, как устроен собственный организм, и чего конкретно он должен достичь на очередном из этапов подготовки, то у меня возникает вопрос: а как он тренируется?

– Вы верите в чистоту звезд современной мировой легкой атлетики? Вот Усэйн Болт, например, на ваш взгляд, устанавливал свои мировые рекорды честно?

– Понимаете, нельзя отрицать, что были и есть уникальные люди, единицы на всю планету. Такие, как Болт, как Лена Исинбаева, например. У них благополучно сложилась спортивная судьба, и счастье, что они попали именно в ту профессию, тот вид спорта, тот вид легкой атлетики, где обладают преимуществом над всеми остальными. Тот же Болт был бы рядовым метателем или прыгуном, а Лена могла бы остаться в гимнастике... Это и есть задача тренера, селекционера – помочь человеку найти лучшую сферу приложения своего таланта.

– Вы с Исинбаевой – близкие подруги. Не отговаривали ее от возвращения в спорт после рождения дочери?

– Я не имела права советовать, потому что только Лена может решать. Мы дружим уже очень много лет, познакомились в 1998 году на Всемирных юношеских играх в Москве, когда о нас еще никто не слышал. Потом прошли свои спортивные карьеры, можно сказать, параллельно. Я думаю, нынешняя ситуация с санкциями Лене даже наоборот, поможет лучше настроиться. Я желаю ей новых грандиозных побед!

"ХАРАКТЕР БЬЕТ ПРИРОДНЫЙ ТАЛАНТ"

– Вы сами сейчас тренируете, или сосредоточились на руководящей работе?

– Стараюсь найти таланты, выискиваем способных детей, даже по школам ходим. Но это сложно, так как зачастую сильный характер восполняет нехватку природного таланта. А бывает и наоборот, колоссальный природный талант без характера... Вот кажется, что в ребенке нет ничего особенного, а через пару лет человек становится лидером, за счет силы характера, воли к победе. Так что обычно уходит два-три года на то, чтобы понять, есть ли в ребенке задатки перспективного спортсмена.

– Недавно вы впервые были избраны членом президиума ВФЛА. Почему это произошло только сейчас, ведь вы давно работаете функционером на московском уровне?

– Я завершила карьеру лет десять назад, но сферу деятельности не поменяла, осталась в спортивной отрасли. Было приятно, конечно, что Москва выдвинула мою кандидатуру в президиум. Правда, порадоваться не удалось в полной мере, так как это произошло не в самые лучшие времена для нашей легкой атлетики, что возлагает на меня особую ответственность.

– Вы видите для себя реальные рычаги, как воздействовать на ситуацию? Сможет ли новый президиум справиться с этой задачей?

– Думаю, да. Состав президиума достаточно силен. Каждый из нас – личность со своим опытом, со своим мнением. Хотя решения, разумеется, будут коллегиальными. Самое главное, что у нас единая цель.

– Что вы знаете о новом президенте ВФЛА Дмитрие Шляхтине?

– О Дмитрие Шляхтине я много слышала, но работать вместе не доводилось. Надеюсь, предстоящая совместная деятельность будет продуктивной и приведет к желаемому результату. Думаю, свежие силы всегда более эффективны, чем те, кто много лет работал в этой сфере и имеют сложившиеся шаблонные взгляды и позиции. Даже в любой организации, новые веяния приходят с новыми работниками. Цель у нас одна – восстановить репутацию российской легкой атлетики, начиная с выступления нашей сборной в Рио.

– Судя по тому, как складывается ситуация, выполнение этой цели вам кажется реальным?

– Россия – огромная страна, в ней много талантов и богатые человеческие ресурсы. Пока есть спортсмены и тренеры, готовые выступать по правилам честного спорта, все реально.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости
Загрузка...