14:45 6 ноября 2015 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Константин Толоконников:
"С Борзаковским познакомился в бане"

27 июня 2014 года. Жуковский. Мемориал братьев Знаменских. Юрий БОРЗАКОВСКИЙ, Данил СТРЕЛЬНИКОВ и Константин ТОЛОКОННИКОВ (слева направо). Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
27 июня 2014 года. Жуковский. Мемориал братьев Знаменских. Юрий БОРЗАКОВСКИЙ, Данил СТРЕЛЬНИКОВ и Константин ТОЛОКОННИКОВ (слева направо). Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Признанный "Восходящей звездой" российской легкой атлетики 19-летний бегун на 800 м Константин Толоконников в интервью "СЭ" рассказал о том, каково чувствовать себя наследником олимпийского чемпиона Юрия Борзаковского.

О Толоконникове заговорили после командного чемпионата Европы в Чебоксарах этим летом. Впечатлило даже не столько четвертое место, занятое тоненьким 19-летним парнем в компании сильнейших атлетов континента. Поразили эмоции, с какими недавно ставший главным Юрий Борзаковский поддерживал бегуна, и их объятия после финиша.

В минувшем сезоне Толоконников успел установить личный рекорд – 1.45,76, и выиграть золото (в эстафете) и серебро на юниорском чемпионате Европы. Все это – плоды его сотрудничества с Борзаковским, который стал для Кости консультантом и просто старшим товарищем.

На гала-вечер, где Толоконников получил звание "Восходящей звезды" года, юный бегун пришел в безупречном черном костюме и бабочке. Долго смотрел на обнимающегося со всеми подряд президента ИААФ двукратного олимпийского чемпиона Себастиана Коэ, и, наконец, не выдержал, подошел ко мне: "Можно листок из блокнота вырвать? Хочу его автограф!"

"СМОТРЕЛ ЗАПИСИ БЕГА ВСЕХ ВЕЛИКИХ"

– Если бы была возможность, какой вопрос задали бы Коэ?

– Моей задачей-максимум было сфотографироваться и взять автограф, – рассмеялся Толоконников. – Все-таки Коэ – легенда, 1.41,72 еще тех времен – это совершенно безумный результат.

– Смотрели записи его бега?

– Конечно, я пересматривал вообще всех бегунов прошлого, кто имеет высокие результаты. У каждого свои техника, тактика. Получаешь полезные уроки и потом вкладываешь их в свой бег.

– Борзаковский до недавнего времени был для вас такой же недосягаемой личностью, как Коэ?

– Нет, все-таки Юра россиянин, свой человек. Первый раз мы с ним плотно пообщались на сборе году в 2012-м, как ни странно, в бане. С тех пор в дружеских отношениях.

– Какую роль Борзаковский играет в вашей подготовке, учитывая, что личный тренер у вас – это отец Игорь?

– Борзаковский приезжает почти на каждый сбор, приходит на тренировки, подсказывает, делится своим опытом. Но методические планы составляет мой отец.

– Вы признаны "Восходящей звездой" года в российской легкой атлетике, носите бабочку, раздаете интервью, в то время как большинство ваших ровесников пресса и в лицо-то не знает. Такое внимание мешает или помогает?

– Даже из моего поколения есть много спортсменов, имеющих больше титулов, чем у меня. Конкретный пример – прыгун в длину Анатолий Ряполов, чемпион мира, Европы и юношеской Олимпиады. Мне приятно, конечно, получить звание "Восходящей звезды", но жизнь на нем не кончается. Рассматриваю это как промежуточную точку, не более.

"НА КРОССЕ ГЛАВНОЕ НЕ ЗАСНУТЬ"

– Зачем вы вообще решили бегать средние дистанции? Куда перспективней в плане завоевания наград кажутся 400 метров, например – там больше шансов на крупных стартах попасть в эстафету и зацепить хотя бы бронзу?

– Поначалу я бегал вообще почти все дистанции: и 60 метров, и нестандартные 300, и 600. Мама и папа бегали 800 м, и как-то постепенно я тоже к ним пришел. Это произошло естественно, особо даже не задумывался над выбором. 400 м я тоже люблю, в этом году мы в эстафете стали победителями юниорского первенства Европы. Еще пробовал 1500 м, но по сравнению с 800-метровкой там все по-другому. Последний раз я ее бегал в 2012-м, но этой зимой собираюсь повторить тот опыт.

– Запомнилось ваше признание после полуфинала пекинского чемпионата мира: мол, мой финиш пока отличается от финиша сильнейших бегунов мира. Есть понимание, как это исправить?

– Мне тогда так показалось, да. Но нельзя сказать, что они прямо на две головы сильнее меня. Когда пересматривали видео, Борзаковский сказал, что они вообще ничем не отличаются, просто мне нужно быть более уверенным. В определенный момент в забеге надо быть понаглее, иначе все проморгаю. Но это все не отменяет того, что мне еще нужно увеличивать силовые и скоростные качества.

– Вам сейчас вообще интересно соревноваться со сверстниками?

– Конечно. В этом году я перешел из юниоров в молодежную категорию, и часть соперников сменилась. Даже у нас в России есть хорошая компания ребят моего возраста, которые бегут в районе 1.46 – 1.48 – например, Антон Козлов, Константин Холмогоров. Мы давно уже друг с другом бегаем. Посмотрим, как пойдет борьба на чемпионате России. Мне очень хочется поехать на Олимпийские игры, но загадывать не буду.

– Зимний чемпионат мира в американском Портленде входит в ваши планы?

– Смотря, как скажет тренер. Я иногда не знаю даже, что будет завтра на тренировке, не то что смотреть на месяцы вперед. Проснулся, выслушал тренера, пошел и сделал! Я его решения не обсуждаю.

– А если тренер вам завтра скажет марафон пробежать, неужели хотя бы не спросите, зачем?

– Такого, чтобы я сказал, мол, не хочу этого делать, еще не было ни разу. Бывали моменты, когда становилось очень тяжело – и я говорил "не могу". Ответ у папы простой: не можешь – иди домой, болеешь – в больницу. На кроссах у нас закон, называется "главное – не заснуть". Это значит, что даже если кросс восстановительный, его надо отработать нормально, а не кое-как.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ