00:07 15 июня 2012 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Александр Шустов: "Научился не бояться погоды и самого себя"

Александр ШУСТОВ. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"
Александр ШУСТОВ. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"
1

Российские прыгуны в высоту настолько сильны, что, по словам самих спортсменов, выиграть чемпионат страны порой труднее, чем первенство мира. 27-летний Александр Шустов среди них отнюдь не самый титулованный, но тем не менее в 2010-м он стал чемпионом Европы. В прошлом году на различных соревнованиях Шустов восемь раз преодолевал планку на высотах 2,30 и выше. Да и его личный рекорд - 2,36 - впечатляет.

- Наверное, прыгать комфортнее, когда россиян в секторе поменьше? - спросила я Александра.

- Вообще-то в таком случае мне выступать не так интересно. Хотя, с другой стороны, в чем-то легче - прежде всего, на официальных стартах: национальный отбор уже позади, а пройти через такое сито непросто.

- Кого из наших прыгунов вы принципиально не хотели бы видеть рядом с собой в секторе?

- Ребят, с кем мне было бы трудно соревноваться, нет. Все могут оказаться на вершине, но могут и проиграть: и Ярослав Рыбаков, и Андрей Сильнов, и я сам. Мы можем быть одинаково готовы, но в какой-то момент надломиться психологически. Один небольшой нюанс - и все может измениться.

- Вы тренируетесь в одной группе с олимпийским чемпионом Сильновым. Отношения на тренировках и на соревнованиях отличаются?

- Мы никогда не были друзьями, мы - коллеги по работе. У каждого своя жизнь. Да и на тренировках мы с ним в последнее время не сталкиваемся. Евгений Петрович (тренер прыгунов Загорулько. - Прим. Е.Р.) старается нас разводить. Ведь, если начнем прыгать в одном секторе, это уже будут соревнования. Андрей сильный, достойный соперник, он всегда хочет выиграть - так же как и я. Поэтому, когда с ним сталкиваемся в секторе, побеждает тот, кто в данный момент лучше готов.

- Это похоже на бой гладиаторов...

- Так оно и есть. Мы проделываем одинаковый объем работы под руководством одного тренера. Выходим - и разбираемся друг с другом. Хотя в первую очередь борешься, конечно, с самим собой.

- Кстати, кто оказался у Загорулько раньше - вы или Андрей?

- Я пришел в октябре 2004 года, Андрей - весной 2005-го.

- Как восприняли его появление?

- Нормально, тем более что в то же время пришел еще и Ваня Ухов - была такая дружеская, шумная компания молодых ребят. Работали, веселились.

- Еще не отягощенные титулами?

- Ну да. Это сейчас все достигли очень высоко уровня, пусть даже у кого-то сегодня больше титулов, у кого-то поменьше. Но это не означает, что кто-то из нас слабее. Все примерно одинаковые. Другое дело, как получается реализоваться.

* * *

- Известно, что Загорулько абы кого в группу не берет. Как вы к нему попали?

- В то время у него были только Аня Чичерова и Сергей Клюгин - после операции. Тренер мне сказал, что ничего не обещает, все будет видно через полгода. Когда "испытательный срок" закончился, Евгений Петрович согласился со мной работать.

- С каким результатом вы пришли к нему?

- Скорее пришел не я, а мой отец (родители Александра - мастера спорта по легкой атлетике. - Прим. Е.Р.). Мы тогда жили на Дальнем Востоке, я уже прыгал 2,15, но там не было условий для совершенствования. И вот однажды у Загорулько с отцом состоялся разговор. Евгений Петрович заявил, что у него тренируются только прыгуны высокого ранга. А у меня папа такой, что за словом в карман не полезет. Он возразил: мол, Чичерова тоже пришла не рекордсменкой страны, и если тренеру интересен "материал", то пусть берет меня и работает.

- С такими родителями вы, наверное, на стадионе выросли?

- Когда я родился, отец бросил спорт, пошел работать, а мама со мной сидела. Когда подрос, оба вернулись - прыгали в длину.

- В детстве кроме легкой атлетики какой еще вид спорта нравился?

- Занимался всем подряд, а в легкую родители привели в девять лет.

- Неужели футболом не увлекались? Из вас такой вратарь получился бы!

- Мне футбол никогда не нравился. А вот в волейбол играл. В основном же в юности занимался десятиборьем - папа меня тренировал. Многоборье всесторонне развивает человека - не только как спортсмена, но и как личность.

- Отчего же предпочли прыжки?

- Если бы на Дальнем Востоке были условия, может, так и продолжал бы заниматься. Поэтому выбрали то, что лучше получалось: прыжки в высоту и барьерный бег.

- Этой зимой вы вспомнили старое, выступили на Кубке России в десятиборье. Что вам это дало?

- После чемпионата России, никуда не отобравшись, не имея стартов, спросил у тренера: "Могу выступить в многоборье?" Он дал добро. Я сел в машину, привязал шесты, и мы с ребятами поехали в Белгород.

- И прыгнули там в высоту на 2,30 - это лучший результат среди многоборцев. Рекорд!

- Только его вряд ли как рекорд засчитают. Нужно было набрать определенную сумму очков, а я ее не набрал. На второй день уже тяжело было выходить, отвык от такой работы.

* * *

- 2010 год стал для вас переломным, вы вошли в легкоатлетическую элиту.

- У нас в стране очень много талантливых высотников, поэтому помнят только победителей. Сами посудите: на чемпионате России в 2008 году победитель взял 2,33, а еще семь человек - 2.30, только по попыткам разошлись. Разве всех запомнишь?

Вообще-то 2,30 я первый раз прыгнул в 2007 году, с тех пор каждый сезон на соревнованиях был либо в призах, либо близко к ним. А в 2010-м получилось так, что я сначала выиграл командный чемпионат Европы, потом личное первенство континента, и вообще все что мог.

- Вы тогда сказали, что научились не бояться. Чего?

- Погодных условий, самого себя. До этого я травмировался в плохую погоду, а на чемпионате Европы в Барселоне во время прыжков был ливень. Но я понимал, что стал сильнее, более устойчив эмоционально. И сделал то, на что был готов. Показал стабильность.

- Чего следует опасаться в секторе?

- (Задумался.) На больших стартах? Вовсе не того, что у тебя что-то не получится в разбеге или прыжке. А того, что перегоришь психологически - не будет внутри заряда и огня, которые гонят тебя вперед.

- А есть у вас какой-нибудь тайный способ подзарядиться?

- Когда заряд внутри тебя заканчивается, очень сильно может помочь публика. Важно уметь пользоваться той энергетикой, которая царит на стадионе. Впитать ее, а потом реализовать в результат.

- Мне понравилось, как вы советовали своему другу копье-метателю Дмитрию Тарабину "сохранять стаканчик бензина" к последним попыткам.

- Дима очень заводной, это хорошо. Но надо оставлять чуть-чуть запала напоследок. Ведь все, как правило, решается в последних попытках, на которые Димы не хватает психологически. Вот тут-то и нужно немножко бензинчика плеснуть.

* * *

- Прошлогодний чемпионат мира в Тэгу был для вас первым. В квалификации вы показали 2,31 - обнадеживающий результат. Но в финале взяли лишь 2,29 и остались восьмым. В чем было дело?

- Все началось с того, что на сборе в Подольске я заболел. Перед Тэгу сборная улетела во Владивосток, и там моя ангина разыгралась вовсю. Врачи сказали, что без антибиотиков не вылезу. Я их принимал, а это приводило к слабости. В квалификации прыгал тяжело, жара и влажность меня прибили. Когда вернулся с арены, поднялась температура. Врачи решили, что это все та же ангина, провели реанимирующий комплекс. На самом же деле я просто перегрелся. Конечно, первый раз такой старт - эмоционально тоже было непросто. Вытащил из себя все, что мог на тот момент, - 2,29.

- У каждого вида легкой атлетики свои шиповки, у высотников в том числе. Но вот Иван Ухов прыгает в беговых, вы - для тройного прыжка. Почему?

- В апреле 2008 года перед отбором на Олимпиаду подвернул ногу так, что она была синяя аж до колена, хорошо еще, связки не порвал. После этого могу, конечно, выступать в прыжковых шиповках, но это чревато для голеностопа.

- На результатах смена шиповок не сказывается?

- Нет, на начальном этапе Евгений Петрович специально заставлял нас прыгать в шиповках без пяточных шипов, чтобы мы ногу не разворачивали. С шипами на пятке, если ногу ставишь неправильно, она не поедет, если без шипов поставил неправильно - уезжает. Такие шиповки не прощают ошибок.

- Во время прыжков за соперниками в какой степени следите?

- Не смотрю, кто как прыгает, но слежу за тем, сколько осталось участников. По реакции зрителей понимаю, кто взял высоту, а кто нет.

- Недавно Джесси Уильямс (чемпион мира-2011. - Прим. Е.Р.) сказал, что основные его соперники на Олимпиаде - россияне. А вы следите за тем, что сейчас происходит в мире прыжков?

- Слежу за общим уровнем результатов. Знаю всех ребят, которые могут прыгать высоко. С каждым встречался в секторе, у каждого выигрывал и точно так же каждому проигрывал. На Олимпиаде, конечно, будет сложно. Это такой форум, который требует реализации всего, что накопил за четырехлетний период подготовки.

* * *

- Ваша жена Екатерина Кондратьева - рекордсменка мира в эстафете 4х200 метров и чемпионка Европы-2006 в эстафете 4х100. После рождения сына в 2010 году она собирается вернуться на дорожку?

- Катя сейчас тренируется, будет выступать на коммерческих стартах. Очень хочет вернуться на прежний уровень.

- А сын уже соображает, чем занимается папа?

- Не особо, но когда мама спрашивает, как прыгает папа, он разбегается и пытается запрыгнуть на диван.

- Где вы проводили подготовку к Олимпиаде?

- В марте были в Португалии, в апреле и мае тренировались в Сочи. Здесь сейчас лучшая база, на которой я когда-либо готовился. Все просто великолепно: питание, возможность восстанавливаться, инвентарь. Постаралось министерство спорта и лично министр Виталий Мутко, за что ему большое спасибо.

- Уже знаете, где и когда выступите до Олимпиады?

- Если все нормально пойдет, разочек где-нибудь за границей выйду в сектор. Олимпийский год не поощряет разброса на отдельные соревнования. Надо готовиться к тому, что действительно важно. На данный момент все внимание Олимпиаде.

Елена РЕРИХ

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Soren Gabrielsen

Удачи на Олимпиаде.

11:52 15 июня 2012