02:00 2 сентября 2011 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Исинбаева: что дальше?

Вторник. Тэгу. Елена ИСИНБАЕВА после поражения. Фото AFP
Вторник. Тэгу. Елена ИСИНБАЕВА после поражения. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Очередное поражение в Тэгу знаменитой Елены Исинбаевой оставило массу вопросов. При этом объяснения, данные по горячим следам самой Исинбаевой, мало кого удовлетворили. Специальный корреспондент "СЭ" попытался разобраться в причинах неудачи двукратной олимпийской чемпионки.

Сергей БУТОВ
из Тэгу

Исинбаева назвала причиной поражения ошибку, допущенную в выборе шестов. На 4,75 и в первой попытке на 4,80 она, по ее собственным словам, взяла мягкий шест, а нужно было жесткий. В своем втором и последнем прыжке на этой высоте - жесткий, а нужно было мягкий. На этом попытки анализа со стороны Исинбаевой были исчерпаны. Дальше пошли сплошные эмоции, и вывод: поражение - чистой воды невезение.

Объяснения эти, признаться, удовлетворили далеко не всех журналистов в смешанной зоне. В выборе шестов, безусловно, есть своя игра "на тоненького". Чувство шеста - суть таланта любого спортсмена, его "магия". Но ведь речь-то идет о чемпионате мира, к которому Исинбаева готовилась в Волгограде с Евгением Трофимовым без малого полгода!

Исинбаева и Трофимов с их колоссальным опытом прекрасно понимали, как именно они "пойдут" по дистанции финала: 4,65 (с этой высотой Елена справилась легко и в выборе шеста не промахнулась), затем 4,75 и, наконец, 4,85. Желательно все с первой попытки, чтобы обеспечить золото. О том, что именно эта высота должна гарантировать победу, Исинбаева после квалификации сама сообщила репортерам.

Ну а затем либо 4,95, чтобы показать лучший результат сезона в мире, либо 5,07 (то есть мировой рекорд). Иными словами, все высоты спортсменке и ее тренеру были известны заранее.

Шестовики путешествуют по миру со своими шестами, а не берут их напрокат у организаторов, как кто-то, возможно, думает. "Способности" и характеристики жесткости каждого своего шеста Исинбаева должна была изучить вдоль и поперек. Более того, у 27-кратной рекордсменки мира, как нетрудно предположить, все шесты должны быть "краплеными". Вот этот - для прыжка на 4,75, тот - на 4,85, с этим мировой устанавливаю. Если допустить, что в данной логической цепочке нет видимого разрыва, тогда очень трудно себе представить, как в такой ситуации можно трижды (!) подряд (!) ошибиться с выбором шеста на совершенно не критических для Исинбаевой высотах.

Куда более правдоподобно могла бы звучать версия о том, что выступить лучше россиянке помешало отсутствие соревновательной практики. И действительно, с середины февраля по середину июня Исинбаева ни разу не выходила в сектор. С середины июня до конца июля она появилась всего на четырех турнирах, хотя фактически прыгала дважды: в бельгийском Хойсден-Зольдере и на этапе "Бриллиантовой лиги" в Стокгольме. В итальянском Линьяно Саббьядоро Исинбаева не справилась с начальной высотой 4,60, а в швейцарском Люцерне не выступила из-за легкого повреждения руки. Более того, с конца июля, когда Елена победила в Стокгольме, до Тэгу прошел ровно месяц.

Про соревновательную практику я спросил Исинбаеву напрямую, но получил крайне абстрактный ответ: мол, человек, раз научившийся ездить на велосипеде, уже не разучится это делать. Мысль показалась довольно спорной. Тем более что буквально накануне мы долго общались на эту тему с олимпийской чемпионкой Татьяной Лебедевой, которая собирается этой зимой вернуться в спорт после родов и операции на ноге. Причем перед Лондоном-2012 планирует, наконец, остановить свой выбор между длиной и тройным на чем-либо одном.

Так вот Лебедева много говорила о том, что собирается выступать как можно чаще - так быстрее восстанавливается соревновательный тонус. Речь у нас с Татьяной зашла и о вернувшихся после "дела семи" шестерых российских спортсменках, из которых до Тэгу добралась одна Дарья Пищальникова, занявшая здесь одно из последних мест в метании диска. Причина, по мнению Лебедевой, в соревновательной практике, которую вернувшиеся из дисквалификации спортсменки не могли по разным причинам получить.

Говоря о том, насколько важен такой тонус, Татьяна приводила в пример нашу метательницу молота Татьяну Лысенко, вышедшую на старт чемпионата мира-2009 почти сразу после окончания срока дисквалификации. "По словам Лысенко, она вышла тогда в сектор - и растерялась. Ощущение было такое, как будто она впервые в жизни собиралась метать молот - полная дезориентация", - рассказала Лебедева. Кстати, многие наблюдатели отметили, что в Стокгольме Исинбаева тоже выглядела дезориентированной - но все же выиграла у соперниц по нынешнему финалу с результатом 4,76.

- У меня выступление Исинбаевой в Тэгу оставило крайне противоречивое впечатление, - признался главный тренер сборной России Валентин Маслаков, который перед чемпионатом мира был свидетелем того, как Исинбаева провела 10-дневный сбор во Владивостоке. - Причина поражения точно не в физической форме, не в том, что она где-то недоработала. Готова она была отменно, это бросалось в глаза. Полагаю, ключевым фактором стал недостаток соревнований. Не хочется влезать в тренерские дела, но Лене стоило в этой ситуации начинать раньше 4,65. Распрыгалась бы, немножко вошла бы во вкус. Я понимаю, почему она так себя ведет, ставя 4,65, но, пожалуй, это был не тот случай.

Вчера ваш корреспондент дозвонился до бывшего тренера Исинбаевой - Виталия Петрова, который после ее ухода вплотную приступил к подготовке бразильянки Фабианы Мурер, впервые в карьере завоевавшей золото чемпионата мира. По иронии судьбы Петров остался старшим тренером сборной России по прыжкам с шестом. Он с благодарностью принял поздравления в связи с успехом Мурер, а вот об Исинбаевой говорил крайне неохотно, подчеркнув, что "не хотел бы вмешиваться".

- Не знаю, как они готовились, поэтому даже просто комментировать выступление Лены мне по понятным причинам не хочется, - сказал Петров. - Конечно, третье поражение подряд - это серьезно. Но на самом деле для нее еще ничего не потеряно. По большому счету все по-прежнему в ее руках. До Олимпиады в Лондоне есть время. Если она сможет сконцентрироваться на прыжках, разобраться в себе, все возможно.

Фабиана Мурер, которую я вчера попросил высказать свое мнение о поражении Исинбаевой, ни про какие шесты даже не вспомнила, хотя это объяснение россиянки прошло по всем мировым СМИ.

- Лену я считаю своим другом и расстроилась за нее, - сказала Мурер. - Думаю, ей просто нужно время на то, чтобы нормализовать тренировочный процесс с новым тренером. Верю, что она еще может прыгать высоко. Она долго привыкала к новой технике, а сейчас вынуждена была снова решиться на перемены - вновь менять технику. Для этого нужно и определенное время, и целый ряд международных стартов.

...Сразу после поражения Исинбаева сказала, что теперь ей, видимо, придется отбираться в сборную России на Игры в Лондоне на обычных основаниях. Правда, прозвучало это заявление иронично. Ровно настолько, чтобы не остаться незамеченным. Маслаков, прочитавший эти слова Исинбаевой в прессе и не слышавший интонации, с которой они были сказаны, по поводу необходимости приезжать ли Елене на чемпионат страны заявил:

- Она сама подтвердила, что, по сути, исчерпала лимит неограниченного доверия. Никто не говорит, что Исинбаева слабая. Просто, на мой взгляд, ей нужно приезжать на чемпионаты страны хотя бы для того, чтобы просто побыть в кругу тех, с кем она провела много лет. Сбор во Владивостоке, куда Лена впервые за долгое время приехала, показал, что ей необходимо врасти в команду. Стать там своей. Чтобы ребята видели: вот Елена Исинбаева, она с нами, она - одна из нас.

...Вчера Исинбаева вместе с Трофимовым улетела из Тэгу, снова не подпустив к себе журналистов, кроме тех нескольких минут в смешанной зоне, после которых никто так и не понял, как великая спортсменка намерена жить дальше. И какие выводы она сделала из третьего подряд поражения.

Что ж, не общаться с прессой - право Исинбаевой.

Наше - строить предположения и одновременно бить в колокола. Чем и занимаемся.

Материалы других СМИ