01:00 18 июля 2011 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Марита Кох: "Московское золото висело на волоске"

28 июля 1980 года. Москва. Марита КОХ - олимпийская чемпионка в беге на 400 м. Фото "СЭ"
28 июля 1980 года. Москва. Марита КОХ - олимпийская чемпионка в беге на 400 м. Фото "СЭ"
1

Интервью собственному корреспонденту "СЭ" в Германии дала великая немецкая бегунья, к мировому рекорду которой на 400-метровой дистанции - 47,60 - никто не может приблизиться уже более четверти века

Ефим ШАИНСКИЙ
из Франкфурта

"Извините, пожалуйста, - зашел покупатель, перезвоню". Я слышал в телефонной трубке эти слова Мариты каждые минут пять. Вскоре раздавался звонок, мы продолжали разговор, который собеседница чуть позже вновь прерывала той же фразой.

Через какое-то время стало понятно, что из рваного интервью толку мало, и Марита предложила: "Созвонимся в выходной".

Созвонились. На этот раз все пошло гладко.

ПОЗДРАВЛЕНИЯ ХОНЕККЕРА

- Чем торгуете?

- У меня магазин модной одежды в центре Ростока.

- Скидки у вас бывают?

- Конечно. Надо реагировать на конъюнктуру. Сегодня бизнес вести довольно трудно, и не только из-за кризиса. Федеральная земля Мекленбург - Передняя Померания, где находится Росток, - один из самых слабых в финансовом плане регионов Германии. Заработки тут относительно низкие, не сравнишь с западной частью страны. Магазин у меня небольшой - работают лишь две продавщицы.

- Муж, знаменитый тренер Вольфганг Майер, в бизнесе помогает?

- Только в тех случаях, когда я его об этом прошу. Вольфганг в основном занимается домашним хозяйством. Возится в саду, готовит еду - кстати, довольно хорошо.

- Когда-то герр Майер был вашим тренером. Сейчас с бегунами не работает?

- Нет, ему уже 69. Пенсионер.

- Правда ли, что когда-то он тренировал и трехкратную олимпийскую чемпионку Мари-Жозе Перек?

- Да, она примерно год жила в Ростоке, хотела продолжать занятия, но Вольфганг решил с тренерской работой закончить. Это было в 2000-м.

- А как вы с ним познакомились?

- Это произошло на стадионе в Висмаре. Мне было тринадцать, Вольфганг руководил нашей легкоатлетической секцией. В 1975-м, после окончания школы, я переехала в Росток - там были лучшие условия для тренировок. Вольфганг тоже туда перебрался, и через некоторое время мы сыграли свадьбу. Помню, в тот день было ужасно жарко. Гостей, кстати, собралось немного - человек 35.

У нас с Вольфгангом дочка. Ульрике - 22, изучает германистику и политику в университете Ростока. Я тоже там занималась - была студенткой медицинского факультета. Увы, диплома не получила. После рождения Ульрике с учебой пришлось закончить.

- Говорят, в восточной Германии вас хорошо помнят, а вот на западе страны - не очень. Это правда?

- Может быть. Хотя получаю письма и с Запада. Пишут в основном ровесники, вспоминают те времена, когда я выступала. Говорят, с удовольствием со мной встретились бы.

- У меня на западе Германии немало знакомых. Все они в один голос утверждают: мол, чуть ли не главное событие в спортивной истории страны - победа Бориса Беккера на Уимблдоне-1985. Но в том же году вы установили великий мировой рекорд на 400-метровке, о котором почти никто из них не знает. Не обидно?

- Все зависит от прессы. Кого хочет, она делает популярным, кого нет - извините. Теннис в Германии по телевидению много показывают. Легкую атлетику - куда реже. После объединения страны на телеэкране можно увидеть только легкоатлетические турниры Олимпиады плюс чемпионаты мира и Европы.

- Но в Ростоке вы точно популярны. Можете спокойно пройтись по улице?

- Да. Люди знают меня много лет, привыкли.

- Сейчас звезды легкой атлетики очень прилично зарабатывают. Сколько получали лучшие в ваше время?

- Нам за соревнования вообще не платили. Только в конце года от государства получали премии. За победу на чемпионате мира - 10-15 тысяч марок ГДР, за выигрыш Олимпиады - 20 тысяч. Но большие турниры проходили, естественно, не каждый год. А как студентка университета я получала, кажется, 600 марок в месяц.

- Зато Эрих Хонеккер регулярно вручал вам государственные награды. Разговаривать с ним приходилось?

- Вручая орден, он произносил: "Сердечные поздравления". Или: "Это было замечательно". И все, больше ни слова. То же самое, получая награды, слышали от него Катарина Витт, Хайке Дрехслер...

- Ностальгия по старым временам иногда накрывает?

- О том, что было хорошо, приятно вспомнить. Годы моей молодости связаны со спортом - то есть с временами ГДР. Нельзя сказать, что тогда все было плохо. Но, с другой стороны, вокруг было много бедности, других нехороших вещей. Сейчас кое-что стало лучше. Но не всё.

- Почему после окончания карьеры не пошли в тренеры?

- Я не училась спорту. Хотя есть много тренеров, которые тоже за партой не сидели.

- Нет интереса к этой профессии?

- Думаю, нет.

БОЛЬШЕ СТА РАЗ БЫСТРЕЕ 50 СЕКУНД

- Насколько изменилась легкая атлетика за последние три десятилетия?

- В ней резко усилилась коммерциализация, сезон теперь протекает совсем по-другому. У нас было парочка подготовительных стартов, а потом главное соревнование - чемпионат мира или Европы. А теперь сезон длится чуть ли не целый год, и главная цель спортсменов на всех турнирах - деньги.

- Что думаете о сегодняшней ситуации на вашей коронной дистанции 400 метров?

- Эллисон Феликс и Саня Ричардс постоянно выступают на высоком уровне. Но выдать суперрезультат им тяжело - должны бежать в течение всего сезона, выступать в куче соревнований.

- Сколько раз вам удалось преодолеть круг быстрее 50 секунд?

- На тренировках - раз пятьдесят, на соревнованиях - еще больше. Точно не знаю. Статистики не вела - это делали за меня другие.

- Сегодняшним бегуньям остается лишь мечтать о ваших достижениях. Почему?

- Я хорошо бегала и 100 метров, и 200. Мой лучший результат в коротком спринте - 10,83. Те, кто сегодня могут показать такое время, думаю, охотнее будут каждую неделю выступать только на стометровке: спортсменка, которая хоть однажды пробежала 400 метров, хорошо знает, как это трудно, я бы даже сказала, больно. Большинство тех, кто сегодня специализируется на 400-метровке, на 100-метровке звезд с неба не хватают. Я, кстати, тоже рвалась в короткий спринт, но мне говорили: "Нет. Тут у нас людей достаточно - Гер, Вёккель, Дрехслер... Ты должна бежать круг".

ВЕЧНЫХ РЕКОРДОВ НЕ БЫВАЕТ

- Вы хоть когда-нибудь проигрывали на 400 метров?

- Нечасто, но случалось. К примеру, на Кубке мира 1977 года уступила Ирене Шевиньской из Польши. Потом ко мне долго никто не мог подобраться, пока в 1981-м я не уступила в Риме Ярмиле Кратохвиловой. За шесть недель до этого у меня была травма. Я хотела бежать только эстафету, но мне сказали, что в интересах команды надо выступить в индивидуальной дисциплине. В общем, поехала в Рим, по сути, без тренировок и проиграла Ярмиле где-то полсекунды.

- Какие чувства испытываете, когда думаете, что ваш рекорд - один самых старых в мировом спорте?

- Достижение Кратохвиловой на дистанции 800 метров еще старше. Конечно, когда я установила рекорд, была счастлива. При этом понимала: когда-нибудь побьют и его. Но что-то уж довольно долго никто не может. Это говорит о том, что мы в те годы не все делали неправильно.

- Ваш рекорд вечный?

- Думаю, нет - таких не бывает. Некоторые, держатся долго, но их все равно бьют - вспомним рекорд Бимона в прыжках в длину. Чтобы быстро пробежать 400 метров, нужно проделать много работы. Рекорд тут легко или случайно не установишь - такая дистанция. Спортсменка должна пару лет стабильно бежать за 48 с чем-то, и только потом, возможно, ей удастся совершить прорыв. До того как я преодолела рубеж 48 секунд, бегала 400-метровку 11 лет, почти каждый год улучшала результаты. Повторяю, это такая дисциплина, в которой надо много лет жестко, напряженно работать, оставаясь при этом, что немаловажно, относительно здоровой. Да и вообще должно сойтись многое.

- Рекордное время вы показали в 1985 году на Кубке мира в Канберре. Могли бы тогда пробежать быстрее, чем за 47,60?

- Наверное, нет. Это был отличный сезон, мы много трудились и вышли на очень высокий уровень. Летом я выступила в Кубке Европы, а потом до октября, когда состоялся Кубок мира, только тренировалась. Все сложилось оптимально.

- Можете себе представить, каким будет рекорд через сто лет?

- Трудно сказать. Наверняка в районе 47,0. Впрочем, не знаю, какими будут дорожки, обувь, питание.

- Вы сказали, что ваши результаты на 400-метровке объяснялись умением здорово бегать короткий спринт. Но, может, были и другие секреты скорости?

- По большому счету только один - тренировка. Эту "тайну" знает каждый спортсмен.

- Когда вы выступали, весили 61 кило при росте 170 см. По сегодняшним меркам вы были не такой уж и атлетичной...

- Для дистанции 400 метров у меня были вполне удачные "параметры". Эта дисциплина не требует быть суператлетичной - ведь надо нести свой вес целый круг.

РАЗРУШАТЬ СВОЙ ОРГАНИЗМ НАМЕРЕНИЙ НЕ БЫЛО

- Есть тема, которую нельзя обойти. В свое время Бригитте Берендонк и Вернер Франке обнародовали данные, согласно которым многие известные спортсмены ГДР принимали стимулирующие препараты. В соответствии с этим данными с 1981-го по 1984 год Марита Кох принимала высокие дозы орал-туринабола. Вы, однако, все это всегда и везде отрицаете.

- Я и сегодня готова утверждать, что это полная чушь. Откуда у них документы, кто это все писал, сказать не могу. Знаю только то, что я делала или чего не делала. Это я всегда подчеркивала. Ничего больше по этому поводу добавить не могу.

- Я говорил с Андреасом Кригером, который когда-то был Хайди Кригер - чемпионкой Европы 1986 года в толкании ядра. Он рассказывал: тренер давал ему таблетки и говорил, что это витамины. Но на самом деле в препарате было нечто другое. Вы в те времена принимали витамины, другие поддерживающие средства?

- Скажу так: я как раз в те годы изучала медицину, и у меня не было намерений разрушать свой организм. Этого не хотел и мой муж. Если Вольфганг что-то и получал от спортивных руководителей, то совсем не значит, что мы это принимали.

- Об орал-туринаболе вы наверняка слышали...

- Да, но это вовсе не говорит о том, что я хотела его принимать. Кстати, о Хайди Кригер. Когда мы были еще совсем юные, она мне рассказывала, что завидует своему брату. Вообще деликатная тема. Я помню Хайди 16-летней юниоркой - ей уже тогда было несколько некомфортно быть девушкой.

- Допинг-контроль в ваше время был не таким строгим, как сегодня?

- Нет, он был очень серьезным. Меня проверяли после каждого соревнования. В общем, допинг-контроля хватало, и никогда мои пробы не были позитивными.

- Тем не менее кое-кто считает: спортсмены в некоторых дисциплинах бегут сегодня не так быстро потому, что допинг-контроль стал строже.

- Не думаю, что одно связано с другим. По-настоящему выдающихся легкоатлеток и теперь очень мало. В мужском спринте многие бегут быстрее, чем раньше, но нельзя же подозревать, что все принимают допинг... Как и во все времена, важны отличная тренировка, планирование, большие объемы работы, классный наставник. Если все это будет, придет и результат. Хотя, конечно, установить мировой рекорд безумно трудно.

ДОМА ПОЛНО ОЛИМПИЙСКИХ МИШЕК

- Вы были идеальной бегуньей? Или все-таки находили в себе какие-то недостатки?

- Я была относительно прилежной, но не суперчестолюбивой. Знаю точно: если было необходимо, пахала на 120 процентов и могла быть по отношению к себе довольно жесткой. А рост, вес - тут все о’кей. Техника очень даже хорошая - мой стиль бега формировали с детства. Была я довольно крепкой, мощной - это важно, чтобы кости выдерживали. И еще такой факт: за всю карьеру меня ни разу не оперировали. Благодаря тому, что избежала серьезных травм, могла тренироваться почти без перерывов.

- Как складывались отношения с конкурентками?

- В основном с ними дружила. Не люблю войну в спорте. Была в хороших отношениях с Шевиньской, Кратохвиловой, советскими бегуньями - Марией Кульчуновой, с которой выступала еще по юниоркам, Владыкиной, Назаровой. Ваши девушки на дистанции 400 метров каждый год были сильны.

- С кем сегодня из россиян общаетесь?

- Чаще всего на разных мероприятиях встречаю Сергея Бубку.

- Он украинец.

- В наше время он был советским спортсменом. Кстати, мы оба взяли золото на самом первом мировом чемпионате - в 1983 году в Хельсинки.

- Что вспоминаете о том турнире?

- С прицелом на Олимпиаду-84 мы с Вольфгангом хотели в 1983 году сконцентрироваться на 100-метровке и беге на 200 метров. На "сотке" в Хельсинки я была второй после Марлис Гер, а 200-метровку выиграла. И в эстафете 4х100 мы взяли золото.

Перед финалом 4х400 метров девочки меня спросили, хочу ли бежать. Я согласилась. Это был единственный в том году мой забег на круг. Стартовала на третьем этапе, и мы в итоге всех обогнали. Хотя чешки в том сезоне были лучше. Но вас, наверное, больше всего интересует российская тема? Я ведь могу кое-что сказать и по-русски.

Тут ваш корреспондент услышал, как собеседница старательно выговорила: "Менья зовут Марита". Затем, расхохотавшись, уже по-немецки Кох продолжила:

- Пару лет учила русский в школе.

- А когда в последний раз были в России?

- К сожалению, после Олимпиады-80 к вам не приезжала.

- Какие воспоминания остались об Играх в Москве?

- Волновалась больше, чем обычно, ведь была главной претенденткой, рекордсменкой мира. Оно и понятно - Олимпиада. К тому же на предыдущих Играх в Монреале не повезло - в полуфинале порвала мышцу. В Москве преследовала мысль: если сейчас снова что-то случится, 4 года опять пропадут. Но я свою 400-метровку выиграла. Представляете, через пару часов после финала у меня вдруг температура под 40. Ангина! Получается, мое московское золото висело на волоске - заболей я чуть раньше, не видать мне победы. На следующий день лежала в кровати плашмя. Пичкали антибиотиками и через три дня поставили на ноги. Мне как раз эстафету бежать - понятно, что на старт вышла не в лучшей форме...

Сама Москва понравилась. У меня, кстати, и сейчас полно олимпийских мишек. Один из них дома на самом почетном месте - рядом с кубками. И у мамы такой есть.

- Какие ассоциации всплывают, когда смотрите на мишку?

- Лужники, соревнования, Олимпийская деревня, дискотека по вечерам, музыка тех лет.

- Я тоже бывал в Олимпийской деревне. Видел вас на дискотеке, но не решился подойти.

- Помните - "Моskau, Моsкаu" в исполнении группы "Чингисхан"?

- Еще бы. Многие ваши земляки не только хорошо плясали, но и собрали кучу медалей.

ДРУЖБА БЕЗ УДОВОЛЬСТВИЯ

- В вашей удивительной карьере была, по сути, только одна полноценная Олимпиада. Почему так сложилось?

- Про то, как в 1976-м в Монреале порвала мышцу, я уже рассказывала. Мне было 19, и особой драмой та неудача для меня не стала.

- В Монреале могли выиграть золото?

- Нет. Но второй была бы наверняка - вслед за Шевиньской. А в эстафете точно взяла бы золото. Наша четверка тогда победила, хотя вместо меня бежала запасная.

- Плакали?

- Недолго. А в 1984-м все перечеркнул бойкот. Ужасно обидно. Я была тогда почти в такой же форме, как в 1985-м. Безумно расстроилась, разозлилась. Столько труда положила, чтоб пробежать в Лос-Анджелесе 200 и 400 метров! Знаю, могла победить в обеих дисциплинах. А ведь еще эстафеты...

- Для спортсменов соцстран в том году вместо Олимпиады устроили соревнования "Дружба-84".

- Мы стартовали в Праге, а мужчины в Москве. Кажется, я пробежала круг за 48,16. Естественно, выиграла. Но, поверьте, особой мотивации не было. Столько времени готовилась к Олимпиаде, а поехала на "Дружбу". Никакого удовольствия.

- В 1988-м вам исполнился всего 31 год. Правда ли, что вы не поехали в Сеул из-за травмы?

- Это не так. Просто уже не могла найти для себя необходимую мотивацию. Поэтому в 1987-м с большим спортом закончила. Конечно, боль в ахилле была, но я жила с ней много лет, и за год до Сеула она совсем не усилилась. Если бы могла себя мотивировать, то еще немножко побегала бы. Но на моем счету было достаточно мировых рекордов, я носила звания олимпийской чемпионки, чемпионки мира, Европы. Что еще?

- Чем запомнились самые знаменитые легкоатлеты вашего времени?

- Примером для меня была Ирена Шевиньска, я стремилась приблизиться к ее результатам. Она старше на 11 лет, я подсмотрела у нее все, что могла. Первый раз бежала с ней в 1977 году 200 метров в Ницце. После соревнований муж Ирены обо мне сказал: это, мол, наследница Шевиньской.

Всегда наблюдала за Сергеем Бубкой. Он очень много и толково тренировался, кое-что делал иначе, чем другие прыгуны - в частности, тоже много бегал спринт. Как-то в Испании нас с ним за что-то награждали, и после мероприятия, помню, мы вместе поехали на корриду. Замечательное было время.

А вот за Карлом Льюисом смотрела только издалека - с американцами нам нельзя было разговаривать. Ужасно глупо. А вот с вашими спортсменами мы общаться могли. В последние годы я чаще всего сражалась с Ольгой Владыкиной, и с ней мы порой беседовали.

50 МЕТРОВ В КОМЕ

- Между прочим, лучшие свои секунды (48,27) Владыкина показала в том же забеге, в котором вы выдали удивительные 47,60.

- Да, Ольга тогда прыгнула выше головы. Она сама немного испугалась, когда увидела на табло свои цифры.

- Самое время вам рассказать о том историческом забеге в Канберре.

- Я знала, что в форме, ведь за два дня до 400-метровки показала на 200 метров 21,91. Причем пробежала не на полную катушку. Муж перед 200-метровкой, которая рассматривалась тогда как подготовка к дистанции в два раза длиннее, меня сдерживал: "Беги так, чтобы не получить травму". В общем, уже после 21,91 мы знали, что может быть мировой рекорд. Даже ждали его.

Я очень волновалась, думала: если на этот раз не пробегу быстрее 48 секунд, то, наверное, уже никогда не смогу. И вот старт, вторая дорожка. Через 200 метров я обогнала почти всех, кто стартовал впереди. Бежалось относительно легко: и 200 метров, и 300, и даже 350. На последних 50 метрах стало немного труднее, но не так, как я боялась. Набегая на финиш, заметила, что люди на трибунах встали. Мысленно взмолилась: "Боже, пожалуйста, не 48,00". И когда увидела 47,60, конечно, была на седьмом небе.

- Рубеж 48 секунд еще до вас преодолела Кратохвилова - у нее в 1983 году было 47,99. И все-таки один бастион в женской легкой атлетике "взорвали" вы - оказались первой женщиной, выбежавшей на 200-метровке из 22 секунд. Ваши 21,71 - до сих пор рекорд Европы.

- Причем я показала этот результат дважды - в 1979 и 1983 годах. Кстати, Хайке Дрехслер тоже два раза выдала такое же время. Похоже, в наших отношениях вообще без магии не обходится. Даже сейчас. Представляете, мы обе, не договариваясь, прикрепили к машинам "легкоатлетические" номера. У Хайке на "Ауди" - 752. Это цифры мирового рекорда Чистяковой в прыжках в длину. На номере моего БМВ, разумеется, 476. Но тут не все просто: когда в Ростоке видят эти цифры, то многие знают, кто за рулем, и провожают глазами машину, можно сказать, до горизонта.

- 400 метров вы любили больше, чем 200-метровку?

- Это была трудная любовь. 400 метров - моя специализация, но эту дистанцию я очень боялась.

- Вы?..

- Потому что знала, как она трудна. Перед 200-метровкой немного волновалась, но страха не испытывала. А вот бег на круг... Я никогда точно не знала, как долго продержусь. Иногда крайне тяжело было после 300 метров, иногда после 320. Порой после финиша шутила: мол, последние 50 метров бежала в коме.

- Случалось, что после финиша теряли сознание?

- Бывало. И иногда с дорожки меня на носилках уносили.

- Какой круг оказался для вас самым сложным?

- На Олимпиаде в Москве. Последние 100 метров были очень и очень трудными. Когда все-таки победила, выдохнула. Я ведь до Москвы три года подряд все выигрывала, провалиться мне было никак нельзя.

- А вот в эстафете 4х400 вашу команду опередила советская. Не ждали?

- Мы вышли на старт не в лучших кондициях - я бежала после ангины, у Кристины Латан возникли мышечные проблемы. А все четыре ваших девушки оказались невероятно сильны. Они прыгнули выше головы, показали, наверное, лучшие свои результаты. Это было тем более удивительно, что никто из них в индивидуальном финале не взял медали.

МОГУ ПОМОЧЬ РОССИЙСКИМ ДЕВУШКАМ

- Большие соревнования посещаете?

- Нет. Слежу за легкой атлетикой в основном по телевизору. Но на чемпионате мира в Берлине была и бег на 400 метров, конечно, смотрела.

- А видели, как на чемпионате Европы 2010 года россиянки Фирова, Усталова и Кривошапка оккупировали весь пьедестал?

- Разумеется. Школа бега на 400 метров в России осталась, таланты у вас и сейчас регулярно появляются. Мне понравилось бы еще больше, если бы кто-то из них в течение многих лет стабильно прогрессировал. Знаете, могу поехать с вашими девушками на сбор и дать пару советов.

- Вы серьезно?

- Вполне. Почему нет? Думаю, используя мой опыт, россиянки могли бы более успешно конкурировать с американками Ричардс и Феликс.

- Вы сказали, что сегодняшние спортсменки не показывают таких результатов, как когда-то вы, потому что у них уж очень много стартов. А если бы у этих бегуний был бы такой же соревновательный график, как у вас?

- Некоторые из них наверняка стали бы бегать быстрее.

- И пробежали бы круг быстрее, чем за 47,60?

- Наверное, нет. Но результаты свои уж точно улучшили бы.

БЕГ БОЛТА - ОБРАЗЕЦ

- Что думаете о вашем "коллеге" среди мужчин Майкле Джонсоне, чей мировой рекорд в беге на круг (43,18) держится с 1999 года?

- Он тоже бегун со спринтерским уклоном, ведь владел мировым рекордом и на 200-метровке. Замечу, его сезон был похож на наш. А вообще достижение Джонсона, можно сказать, ценнее моего. Объясню: считают, что мужчины бегут 100 метров быстрее женщин на 1 секунду, 200 - на 2 секунды, а 400 - на 4 секунды. Он же обогнал меня на целых 4,42.

- А какой из рекордов Усэйна Болта больше впечатляет: 9,58 на 100-метровке или 19,19 на дистанции 200 метров?

- Оба феноменальные. И все-таки лично мне милее его 200-метровка. Когда такой габаритный спринтер держит на протяжении всей этой дистанции максимальную скорость, дольше наслаждаешься эстетикой его бега, длинными шагами спринтера. Но 300 метров... Тут уж он точно успел бы проявить себя во всей красе. Если бы издавали учебник спринта, то бег Болта взяли бы за образец.

- Говорят, он собирается бегать и 400 метров.

- С удовольствием посмотрела бы.

- У него есть шансы побить рекорд Джонсона?

- Если судить только по его времени на 200-метровке, то да. Но не думаю, что для этого Болту хватит одного-двух забегов. Как я уже говорила, чтобы отличиться в беге на круг, надо до этого вкалывать в течение довольно длительного времени.

- После того как Болт установил в Берлине оба своих мировых рекорда, я беседовал с легендарным Армином Хари, который первым в истории промчал 100-метровку за 10 секунд ровно. Мне показалось, он не был уверен в том, что спринтер из Ямайки "чист".

- Мне такой подход не нравится. Если в каждом рекорде сомневаешься, то лучше вообще соревнования не смотреть.

Марита КОХ

Родилась 18 февраля 1957 года в Висмаре (тогда - ГДР).

Чемпионка Олимпиады-80 в беге на 400 метров. Обладательница трех золотых медалей чемпионата мира 1983 года (200 м, эстафеты 4х100 м и 4х400 м). Чемпионка мира в зале (1985) на 200-метровке. На чемпионатах Европы 1978, 1982 и 1986 годов побеждала на 400-метровке и в эстафете 4х400 м.

Мировая рекордсменка в беге на 400 метров - 47,60 (1985), рекордсменка Европы на 200-метровке - 21,71 (1979). Всего в олимпийских дисциплинах установила 15 мировых рекордов. Первая женщина, пробежавшая 200 метров быстрее 22 секунд.

15 ДЕЙСТВУЮЩИХ МИРОВЫХ РЕКОРДОВ, УСТАНОВЛЕННЫХ В 1980-е ГОДЫ

Дата

Дисциплина

Авторы

Результат

26.07.1983

800 м, женщины

Ярмила КРАТОХВИЛОВА Чехословакия

1.53,28

05.08.1984

Эстафета 4х800 м, женщины

СССР

7.50,17

06.10.1985

400 м, женщины

Марита КОХ ГДР

47,60

06.10.1985

Эстафета 4х100 м, женщины

ГДР

41,37

06.06.1986

Диск, мужчины

Юрген ШУЛЬТ ГДР

74,08

30.08.1986

Молот, мужчины

Юрий СЕДЫХ СССР

86,74

07.06.1987

Ядро, женщины

Наталья ЛИСОВСКАЯ СССР

22,63

30.08.1987

Высота, женщины

Стефка КОСТАДИНОВА Болгария

2,09

11.06.1988

Длина, женщины

Галина ЧИСТЯКОВА СССР

7,52

09.07.1988

Диск, женщины

Габриэль РАЙНШ ГДР

76,80

16.07.1988

100 м, женщины

Флоренс ГРИФФИТ-ДЖОЙНЕР США

10,49

20.08.1988

100 м с/б, женщины

Йорданка ДОНКОВА Болгария

12,21

24.09.1988

Семиборье

Джеки ДЖОЙНЕР-КЕРСИ США

7291

29.09.1988

200 м, женщины

Флоренс ГРИФФИТ-ДЖОЙНЕР США

21,34

01.10.1988

Эстафета 4х400 м, женщины

СССР

3.15,17

1
КОММЕНТАРИИ (1)

Уилт Чемберлен

Супер Статья) ----------------- Флоренс ГРИФФИТ-ДЖОЙНЕР 10,49 _ 21,34 9,58 _19,19 Разница: 0,91_2,15 Эффективность бега:0,09(Джойнер)_0,15(Болт) Усейн БОЛТ -------------------- ----------------------------------------- Марита КОХ - Майкл ДЖОНСОН (47,6 Vs 43,18) 1985/1999 Разница:4,42 Эффективность бега:0,42(Джонсон) -----------------------------------------

18:28 18 июля 2011