02:30 15 апреля 2011 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

"Дело семи": вернутся шестеро

Дарья ПИЩАЛЬНИКОВА. Фото REUTERS
Дарья ПИЩАЛЬНИКОВА. Фото REUTERS

"Дело семи", взбудоражившее спортивный мир незадолго до Олимпиады в Пекине, уйдет в историю 30 апреля, когда закончится срок дисквалификации семи российских легкоатлеток. Обозреватель "СЭ" взглянул на это громкое дело с позиций сегодняшнего дня, а заодно выяснил, что шесть из семи спортсменок вернутся в спорт уже в мае, а одна не вернется вовсе.

СТУК В ФОРТОЧКУ

Бомба сдетонировала 30 июля 2008 года. До открытия Олимпиады в Пекине оставались считаные дни, до старта олимпийского легкоатлетического турнира - не более двух недель, когда Международная федерация легкой атлетики (IAAF) поставила отечественную федерацию (ВФЛА) в известность о своем решении отстранить от соревнований семь российских спортсменок - Елену Соболеву, Дарью Пищальникову, Гульфию Ханафееву, Татьяну Томашову, Юлию Фоменко, Светлану Черкасову и Ольгу Егорову. Первые пятеро попали в олимпийскую сборную и уже паковали чемоданы в Пекин, где имели все шансы завоевать медали.

Спортсменок обвинили в несовпадении ДНК в допинг-пробах, сданных ими в 2007 и 2008 годах. Другими словами, в том, что пробы 2007 года, оформленные на них, на самом деле принадлежали кому-то другому.

На самом деле толчок развитию "дела семи" дали не IAAF и не Всемирное анитидопинговое агентство (WADA). Ни одна международная федерация и ни одна антидопинговая лаборатория не станут по собственной инициативе изучать и сравнивать на ДНК допинг-пробы спортсменов, взятые с промежутком в год. Потому что лаборатория - это конвейер, где всегда слишком много текущей работы. Временной интервал, необходимый для анализа пробы, колеблется от нескольких часов до нескольких недель, в зависимости от качества взятой пробы. А их в лаборатории, сотрудничающие с IAAF, поступают сотни и тысячи. Даже представить невозможно, что такое годовой запас допинг-проб одних только легкоатлетов, но очевидно, что это цистерны, товарные эшелоны мочи и крови, которые необходимо вовремя проанализировать и дать экспертное заключение.

Чтобы инициировать проверку сродни той, которую провела IAAF, взявшись сравнить на ДНК пробы годовалой разницы, нужен повод. Сигнал. Стук в форточку. И такой стук в IAAF раздался. Кто именно стучал, известно немногим, но те молчат. Доводилось слышать разные версии и даже конкретные имена, но прямых доказательств - ноль. Ясно только, что это был кто-то из "своих".

В том, что подмена проб имела место, мало кто сомневался изначально, да и впоследствии этого факта никто особенно не оспаривал. Очевидно было и другое: совершить подмену без сговора с допинг-офицером возможно только теоретически. Практически же это исключено, если только допинг-офицер не слепой и не глухой (однако эти варианты лучше рассматривать где-нибудь в пивбаре, а не в газете). Мотивирующим фактором для офицера, вступившего в сговор, могло быть все что угодно - конверт с деньгами, угроза физической расправы, любовь, пятое, десятое...

Один из ключевых вопросов "дела": знали о подмене сами спортсменки или не знали? Увы, однозначного ответа на этот вопрос, от которого сегодня напрямую зависит степень нашего доверия к семерке, не было и нет. Девушки (кроме Егоровой, та с самого начала самоустранилась от участия в разбирательствах) в голос заявили: мы ничего не знаем. И сегодня повторяют: вины за собой не признаем. В этой ситуации нам остается верить им на слово. Либо не верить - на тех же, впрочем, хлипких основаниях.

Так или иначе, осуществить подмену могли лишь приближенные к спортсменкам люди, те, кто имел основания решиться на столь рискованную игру. Но ближайшее окружение спортсменок как молчало, так и молчит до сих пор. Никто не дал внятного ответа на главный во всей этой истории вопрос: откуда взялось несоответствие ДНК в пробах?

Вместо объяснений, которых не было, тогда же, летом 2008-го, в России вытащили на свет беспроигрышную версию - о провокации со стороны IAAF. Олимпиада была на носу, а потому эмоциональный фон вокруг "дела семи" оказался исключительно патриотическим и по большей части дилетантским. Лозунг "наших бьют" в очередной раз сработал на ура.

К ВОПРОСУ О ПРОВОКАЦИЯХ

В провокацию многим верилось еще и потому, что за частным в 2008-м плохо виделось общее. Теперь многое стало куда яснее. Если включить "дело семи" в общий контекст допингового падения российского спорта, летнего и зимнего, нетрудно заметить, что это лишь фрагмент общей картины. Вопиющий, беспрецедентный, но все-таки фрагмент.

Допинговые скандалы шли в легкой атлетике косяками. В июле 2007-го попались на допинге метательницы молота Татьяна Лысенко (на тот момент - рекордсменка мира) и Екатерина Хороших. В ходе разбирательства тренер спортсменок Николай Белобородов стал первым, кто, оправдываясь, публично озвучил "закрытую" информацию: спортивное питание ему, как и десяткам других спортсменов, продал главный тренер сборной России Валерий Куличенко. Слова Белобородова вызвали грандиозный скандал, Куличенко отстранили от должности, официально поставив ему в вину снабжение атлетов фармакологическими препаратами, хотя об этих неофициальных функциях главного тренера было известно самому последнему юниору. За бизнесом "аптекаря" Куличенко, который одновременно долгие годы занимал пост вице-президента ВФЛА, внимательно следили и в IAAF, не скрывая раздражения.

На чемпионат мира-2007 в Осаку сборную повез уже Валентин Маслаков. Но маховик был запущен. Созданная в российском спорте система "медали любой ценой", чьим олицетворением был Куличенко, затрещала по швам.

В апреле 2008-го ходоки Алексей Воеводин, Владимир Канайкин и Виктор Бураев сдали положительный тест на эритропоэтин. Информация об этом всплыла буквально через несколько дней после "дела семи". Уже по ходу пекинских Игр с пробега сняли мастера стипль-чеза Романа Усова, наглотавшегося карфедона. После Игр выяснилось, что ходоков "на эритропоэтине" было не трое, а пятеро - в список добавились Игорь Ерохин и Сергей Морозов, который на тот момент являлся рекордсменом мира и должен был стартовать на олимпийской "двадцатке".

В одной только легкой атлетике пятнадцать спортсменов уровня сборной России были отстранены от соревнований за календарный год. Вы все еще верите в провокации?

УДАСТСЯ ЛИ ИМ ВЕРНУТЬСЯ?

Тот факт, что несовпадение ДНК было зафиксировано IAAF задолго до официального объявления (уже потом выяснилось, что анализ на ДНК проводили в две "смены": в августе и ноябре 2007-го), можно трактовать двояко: как нежелание на первых порах давать этому делу ход либо как сильное желание его дать. Но дать так, чтобы не оставить россиянкам никаких шансов приехать в Пекин с любой другой миссией, кроме туристической. Случился как раз второй вариант. Выглядело это некрасиво: пять претенденток на награды просто вышвырнули с Игр, не оставив им времени на подачу апелляций, - но это моральная, а не правовая оценка действий IAAF.

Все, что происходило в "деле семи" после окончания Игр, являлось юридическими играми в перетягивание каната. ВФЛА, которая не сказать, чтобы поначалу встала на защиту спортсменок, вдруг вынесла максимально мягкое наказание по срокам двухлетних дисквалификаций, предложив начать их с момента забора проб - весны 2007-го. IAAF настаивала на четырех годах и отсчета с даты вынесения решения - июля 2008-го. Спортивный арбитражный суд (CAS) в итоге пересмотрел сроки: всю семерку отстранили от спорта до 30 апреля 2011-го (то есть, общий срок дисквалификации составил 33 месяца), лишили титулов, обязали вернуть IAAF призовые с чемпионатов мира. Самая большая сумма - более ста тысяч долларов - пришлась на долю Елены Соболевой.

На этом в "деле семи" была поставлена точка. Хотя дело-то по большому счету в глазах общественности так и осталось нераскрытым. Нам до сих пор неизвестно, кто именно совершил подмену. Неизвестно, содержался ли в подмененных пробах допинг. Неизвестно ни имя допинг-офицера, пошедшего на сговор, ни степень наказания, ему вынесенного. Наказали только спортсменок, в чем, конечно, есть своя сермяга, но в таком нестандартном деле не может быть виновной лишь одна сторона.

Пищальникова, Соболева, Ханафеева, Томашова, Фоменко (она будет выступать под девичьей фамилией Чиженко) и Черкасова возвращаются в спорт. Их отлучение случилось раньше, чем вступило в силу решение МОК о пропуске ближайших после окончания дисквалификации Олимпийских игр, с чем, например, пришлось столкнуться биатлонистам Екатерине Юрьевой и Дмитрию Ярошенко. Поэтому вся шестерка сможет выступить на Играх-2012. Удастся ли им вернуться на прежний уровень результатов и попасть в Лондон - другой вопрос.

Сергей БУТОВ

Кто есть кто в "деле семи"

Ольга ЕГОРОВА (39 лет)

Ее имя впервые было запятнано допинговым скандалом в 2001 году. В июле, за месяц до очередного чемпионата мира в Эдмонтоне, проба мочи, взятая у Егоровой на этапе "Золотой лиги" в Париже, дала положительный результат на EPO. Тем не менее IAAF сняла обвинения со спортсменки, так как процедура взятия пробы была нарушена: французскими специалистами не был сделан забор крови. Спустя месяц Егорова стала чемпионкой мира на дистанции 5000 м, против чего протестовала знаменитая британская бегунья Пола Рэдклифф, вывесившая на трибуне плакат: "ЕPO - это жульничество".

Отметим, что сезон-2001 стал для Егоровой лучшим в карьере. Она разделила джекпот в виде 8,33-килограммового слитка золота с пятью другими победителями "Золотой лиги". 31 августа того же года Егорова установила рекорд России и Европы на "пятерке" - 14.29,32. Признана лучшей спортсменкой России 2001 года по версии ОКР. На Олимпиаду в Пекин не отобралась.

После дисквалификации завершила карьеру, хотя сама никаких заявлений на этот счет не делала. По некоторым данным, работает тренером.

Дарья ПИЩАЛЬНИКОВА (25)

Из спортивной семьи: тренеры Виталий и Тамара Пищальниковы, брат Богдан - известный в России дискобол, еще один брат Кирилл выступал в баскетбольной студенческой лиге NCAA. До дисквалификации считалась одной из наиболее многообещающих легкоатлеток страны. В 2006-м, в возрасте 21 года, сенсационно выиграла чемпионат Европы в метании диска, а в следующем году стала второй на чемпионате мира в Осаке-2007. Перед Олимпиадой обладала лучшим результатом сезона в мире - 67,28. После дисквалификации перебралась тренироваться в Саранск.

Елена СОБОЛЕВА (28)

Вышла на высокий международный уровень в беге на 1500 м после афинской Олимпиады. Была второй на московском чемпионате мира-2006 в помещении, потом второй в Осаке-2007. Зимний сезон-2008 стал лучшим в карьере Соболевой. На чемпионате России побила мировой рекорд на 1500 м - 3.58,28, а на мировом первенстве в зале стала чемпионкой, улучшив собственное мировое достижение - 3.57,71, которое впоследствии было аннулировано. К Олимпиаде в Пекине подошла в качестве одного из явных фаворитов на "полуторке". Соболевой перед Играми принадлежал лучший результат сезона в мире не только на "полуторке", но и на дистанции 800 м. В Пекине планировала бежать обе дистанции.

Татьяна ТОМАШОВА (35)

Входила в число сильнейших бегуний на 1500 м последнего десятилетия. Дважды, в 2003-м и 2005-м, становилась чемпионкой мира. На Олимпиаде в Афинах завоевала серебряную награду. Чемпионка Европы-2006. Сезон-2007 почти целиком пропустила из-за травмы, однако сумела вернуться на высокий уровень результатов. В июле 2008-го выиграла отборочный чемпионат страны с результатом 3.59,42. Награждена медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени.

Гульфия ХАНАФЕЕВА (28)

Звездный час метательницы молота наступил в 2006-м. Давно не обновлявшийся мировой рекорд в том году били четырежды: трижды Татьяна Лысенко и однажды Ханафеева, которая показала 77,26 на чемпионате России в Туле. На чемпионате Европы-2006 Ханафеева завоевала серебро, проиграв Лысенко. Годом позже, на чемпионате мира в Осаке, Ханафеева провалилась: не попала в финал с результатом 69,08. В июле 2008-го на российском первенстве в Казани показала 75,07. В отсутствие дисквалифицированной Лысенко считалась первым номером сборной и могла бороться в Пекине за медаль любого достоинства.

Светлана ЧЕРКАСОВА (32)

Высокие результаты на международном уровне на дистанции 800 м стала показывать с 2001 года, входила в элиту, обыгрывала великую Марию Мутолу, но на крупных турнирах ничего не выиграла: регулярно останавливалась в шаге или двух от пьедестала почета. Была 4-й на чемпионате Европы-2002, 6-й на чемпионате мира-2001, 7-й на мировом первенстве-2005. В олимпийский состав-2008 не отобралась.

Юлия ЧИЖЕНКО (31)

Пробовала себя на всех средних дистанциях, но наибольших успехов добилась на 1500 м. На чемпионате мира-2005 заняла второе, вслед за Татьяной Томашовой, место, однако была дисквалифицирована за толчок Марьям Юсуф Джамаль из Бахрейна. В 2006-м победила в Москве на зимнем первенстве мира, однако на летнем чемпионате Европы вновь пропустила вперед Томашову. На казанском чемпионате России перед Пекином была второй с высоким результатом 4.00,57. Как и Соболева с Томашовой, могла претендовать на олимпийскую награду на "полуторке". До 2008-го года выступала под фамилией Фоменко. В 2011-м вернется в спорт под девичьей фамилией - Чиженко.

"СЭ" задал пять вопросов пяти дисквалифицированным спортсменкам - Елене Соболевой, Дарье Пищальниковой, Гульфие Ханафеевой, Светлане Черкасовой и Юлии Чиженко

Вину никто не признал

1. Признали ли вы свою вину?

Соболева: - Нет.

Пищальникова: - Нет. Была в шоке от решения суда. Думала, оно будет совершенно иным.

Ханафеева: - Нет.

Черкасова: - Что сделано, то сделано. Прошлым жить не стоит. Надо принять то, что есть сейчас.

Чиженко: - Нет.

2. Чем занимались все это время кроме тренировок?

Соболева: - Стала мамой. Воспитание сына Ильи, которому 8 месяцев, занимает сегодня все свободное время.

Пищальникова: - Делами разными. Ходила на курсы английского. Ездила в Америку на сбор за свой счет. Готовила там организм к сезону, заложила определенную базу. Подлечила спину, суставы.

Ханафеева: - Когда все случилось, поступила в УралГУФК, изучаю спортивное право. Так что сейчас получаю второе образование.

Черкасова: - Пробовала себя в журналистике. Комментировала Олимпиаду на "Евроспорте", писала интервью для разных изданий. Какое-то время работала тренером по фитнесу. Тренировок не бросала, но к полноценным занятиям приступила в декабре.

Чиженко: - Получала второе образование - училась на экономиста. Вышла замуж, родила дочь Кристину.

3. Когда состоится ваш первый после дисквалификации старт и где?

Соболева: - 21 мая в Сочи. Мы с тренером еще не определились с дистанцией, на которой я там выступлю. Выбираем в диапазоне от 800 до 3000 м. Побегу, естественно, что-то одно.

Пищальникова: - Либо 1 мая в Краснодаре на первенстве края, либо неделей позже в Ставрополе, на Кубке губернатора. Мне важно начать соревнования как можно раньше, результат вторичен. Он окажется важен ближе к концу мая, когда выступлю на Кубке России в Сочи.

Ханафеева: - Точно в мае. Где - пока неясно. Либо в Ставрополе, либо на Кубке России. Еще не решили с тренером.

Черкасова: - Пока не знаю. Перерыв был очень большой, и форсировать подготовку мне не хочется. Буду постепенно набирать форму. Основной старт - летний чемпионат России.

Чиженко: - В середине мая. Возможно, в конце мая в Сочи. Коммерческие старты начну посещать со второй половины июня, не раньше.

4. Возвращение в спорт после дисквалификации предполагает обязательное прохождение допинг-тестов. Сколько их было у вас?

Соболева: - По правилам их должно быть четыре. Но лично я прошла уже больше. Кажется, шесть.

Пищальникова: - Только за первую декаду апреля было два. А в течение всего периода, с сентября по апрель, в среднем нас тестировали раз в 2 - 3 месяца. В мае у всех шести должны взять так называемый выходной контроль.

Ханафеева: - Да, всего положено сдать четыре таких теста. Три уже было, один, в конце апреля, впереди. Но это тесты только для РУСАДА. Меня постоянно проверяли WADA и IAAF. Подняла тут бумаги, подсчитала, что сдавала допинг-пробы не меньше десяти раз.

Черкасова: - Четыре или пять. Осталось пройти так называемое выходное тестирование. Я оставила свои данные whereabouts, так что со дня на день в дверь могут постучать.

Чиженко: - Сдаю тесты чуть ли не каждый месяц, бывает, не по одному разу. Приезжают как представители РУСАДА, так и IAAF.

5. Вернули ли вы деньги в IAAF?

Соболева: - Пока нет.

Пищальникова: - Скорее всего, сделаю это в конце апреля.

Ханафеева: - Мне повезло, если можно так выразиться. Дело в том, что в 2007-м я никаких призовых не заработала. Не попала и в финал чемпионата мира. Поэтому возвращать ничего не нужно.

Черкасова: - Сначала думала взять кредит в банке. Но потом решила собрать деньги в частном порядке - у друзей, знакомых. Поскрести по сусекам, в общем. К середине мая планирую все вернуть.

Чиженко: - Как раз сейчас занимаюсь этим вопросом. Предполагаю рассчитаться с IAAF до конца срока дисквалификации.

P.S. С Татьяной Томашовой и Ольгой Егоровой "СЭ" связаться не удалось.

Материалы других СМИ