«Россию сразу губят, а Америка всегда находит какие-то ходы». В российском спорте — новая звезда

5 октября 2019, 10:05
4 октября. Доха. Михаил Акименко. Фото REUTERS
23-летний россиянин — о борьбе с Баршимом, дружбой с Лысенко и своей карьере

Михаил Акименко
Родился 6 декабря 1995 года в Прохладном (Кабардино-Балкария).
Победитель чемпионата мира-2014 среди юниоров (2,24).
Вице-чемпион мира-2019.
Личный рекорд — 2,35.
Тренируется под руководством Евгения Загорулько.

Этот парень — одно из открытий чемпионата мира. Еще месяц назад о нем почти никто не знал, а сейчас он — вице-чемпион мира. Турнир в Дохе был его первым международным стартом среди взрослых. И приехал Акименко на него без тренера.

Вот что говорил Михаил после соревнований:

— Если честно, я уже не ожидал допуска. Настраивался ехать на море, отдыхать. Тренировался в легком режиме. И бах — 10 сентября мне дают разрешение выступать на международных стартах. Понял, что это шанс.

— От Баршима такой прыти не ожидал. Не думал, что после травмы он так выскочит. Когда Мутаз взял 2,37 были мысль: «Нужно и мне прыгать. Я просто должен сделать все правильно по технике — так, как говорил Евгений Загорулько». Но, видимо, сделал неправильно. Был бы тренер здесь, я бы мог прыгать выше. В дуге я слишком сильно лез плечами вперед. Евгений Петрович бы вовремя подсказал.

— Бежали круг почета. Илюха (Иванюк, бронзовый призер ЧМ-2019) — с номером, я футболку снял — с ней побежал. Что делать? Потом вспомнил, в какой мы стране, надел обратно.

— Смотрел за соревнованиями Маши Ласицкене с трибун. Мы из одного города — из Прохладного. Знакомы лет с 6. Очень переживал за нее. Занимались, правда, у разных тренеров. Геннадий Габрилян сам нашел Машу. Он был учителем физкультуры в ее школе — и они вместе начали работать. А меня отец просто привел к его первому тренеру.

— Сразу понимал, что Маша в большом порядке. Когда я стал третьим на юношеской России, она уже выиграла юношескую Олимпиаду.

— Бываю в Прохладном чаще чем она. Правда, в том манеже прыгать уже не выходит. Разбег не помещается. Только если с трех шагов.

— В 2013 году я переехал в Москву. Попал к Шабанову, бегал барьеры. Вторым на молодежке был! Личка — 7,92 на 60 м. Вот 110 уже сложнее — там нужно специально работать, иначе вставляет на финише.

— Потом перешел к Филатовой, а от нее — к Загорулько. С ним я прыгал 2,28, но вернулся обратно, получил травму и 1,5 года не прыгал. В прошлом году снова начал выступать, взял 2,25 — и теперь опять у Евгения Петровича. Его секрет? Огромный опыт. Сколько он олимпийских чемпионов воспитал? Вот именно. Я думаю, он знает свое дело лучше всех в мире.

— Выступить с российским флагом — это гордость. Думаю, эта надпись на груди будет помогать мне.

— Даня Лысенко — мой очень хороший друг. Мы близко общаемся с 2014 года. Периодически поддерживаю его со всей этой ситуацией. Загубили очень талантливого парня. Он мог бы сейчас прыгать по мировому рекорду. Может, еще сможет. Сейчас он в ожидании. Даня получил дисквал из-за своей глупости. Он молодой парень. Ну, дали бы ему год за эти пропуски. Но год уже прошел, а все до сих пор молчат. Это странно. Почему нет открытости?

Вот Коулмана оправдали за те же три флажка — это очень странно. Россию сразу губят, а Америка всегда находит какие-то ходы. Если мы боремся с допингом, давайте делать это в открытую, а не так как сейчас. Мы даже не можем заснять на телефон, как запечатывают пробу. Я хочу, чтобы по каждому спортсмену была полная информация: сколько проб и когда он сдавал, если есть терапевтическое исключение — остальные должны об этом знать. Тогда все будет ясно и понятно.

— Насколько я понимаю, Олимпиада под угрозой. Побаиваюсь. Хотелось бы в Токио показать все. Баршим заканчивать не собирается — надо его обыгрывать.

Чемпионат мира по легкой атлетике: новости и статьи, расписание соревнований, обзоры выступлений

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
7
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир