«С Ласицкене у нас ровные отношения. Вот с ее окружением — искрит». Шляхтин — об итогах ЧМ

7 октября 2019, 09:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Дмитрий Шляхтин: «С Ласицкене у нас ровные отношения. Вот с ее окружением – искрит»»

№ 8043, от 08.10.2019

Дмитрий Шляхтин. Фото REUTERS
Президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) — о медалях Дохи, «деле Лысенко» и проблемах с молодежью.

Шесть медалей, две из которых — золотые. Таков итог выступления российской сборной на предолимпийском чемпионате мира. По его окончании мы пообщались с главой национальной федерации Дмитрием Шляхтиным.

Результаты на старой базе

— Как вам прошедший турнир?

— По результату мы выступили лучше, чем в Лондоне и Пекине. Каждый пятый участник — в призах. В Москве-2013 выступали 119 атлетов, а медалей, после всех этих дисквалификаций — восемь. Так что по соотношению точно не стало хуже. Повезли бы мы сюда полный состав, картинка была бы другой. Меньков, Чичерова, Конева, Лашманова, другие ходоки — они бы тоже здесь боролись за призовые места. Сейчас и отношения как в команде, так и к команде другие. По сравнению с прошлым чемпионатом мира разница ощутимая.

— В лучшую сторону?

— Однозначно. И это очень важно. Если раньше нас все сторонились, то теперь со многими командами у нас хорошие отношения. От большинства сборных — доброжелательный подход и полное непонимание, почему мы до сих пор выступаем без флага. Что касается результатов, то все медалисты заслуживают самых теплых слов. Бойцы! Красавцы! Отдельно хочется отметить марафонцев — Сардану Трофимову, Федора Шутова и ходоков Яну Смердову и Василия Мизинова — не представляю, как они соревновались в таких невероятных условиях, финишировать в такую погоду — настоящий подвиг.

— Есть шесть медалистов, Илья Шкуренев, который стал четвертым, и почти два десятка спортсменов, не сумевших преодолеть даже квалификацию. Насколько вас это беспокоит?

— Основная причина — отсутствие опыта международных стартов. Это реально ощущается. Плюс есть молодежь. Полине Миллер — 19, Софье Палкиной — 21. Эти люди только начинают большой путь. Юношеские турниры — совсем другое. И эти девчонки — наше будущее. Но вы правы, проблема есть. С точки зрения четырехлетнего цейтнота иначе быть не могло. Мы разговаривали с Юрием Борзаковским на этот счет еще год назад. Я говорил, что пока мы имеем результаты на старой базе, но нужно готовить резерв. Есть вот Мизинов, Акименко — звездочки, которые будут выступать и завтра.

— То есть у вас нет опасений, что года через четыре, когда завершат нынешние лидеры, у нас никого не останется?

— Я так не думаю. Более того, сегодня вся работа построена именно на воспитание резерва. Второй год у нас работает проект «1000 талантов». Он заточен именно на отслеживание и поиск перспективной молодежи. Это прицел на два олимпийских цикла вперед. Хотя не знаю, буду ли я работать к тому моменту.

— Вы не планируете после Токио баллотироваться в президенты федерации?

— Рано об этом говорить. Давайте сначала доживем. Главное сейчас — восстановиться.

Федерация не делала справку Лысенко, уверен на 150 процентов

— У вас не было мыслей остаться в Дохе на весь чемпионат мира?

— Меня никто не приглашал. Даже намеков не было. А у меня есть чувство собственного достоинства. Поэтому я улетел в тот же день, когда закончился конгресс ИААФ.

— Если бы он завершился иначе, и нам вернули флаг?

— Конечно, я бы остался. Даже не обсуждается.

— Единственная претензия к федерации по части восстановления сейчас — «дело Лысенко». Что с ним?

— Да, это единственный вопрос. Я много думал на эту тему. Наверное, кто не делает, тот не ошибается. Нам принесли справку, мы ее перевели и помогли отправить. Должны ли мы были проверять ее подлинность? Я не знаю. Впервые сталкиваюсь с такой ситуацией. И мои специалисты поступили так, как посчитали нужным — просто перевели и переслали дальше. Правильно поступили или нет — до сих пор не знаю. Но в том, что федерация не делала эту справку, я уверен на 150 процентов. Данил раскаялся и даже обратился в полицию с заявлением о явке с повинной. Ждем завершения расследования.

За всю четырехлетнюю историю, это единственная зацепка, по которой можно сказать, что федерация сделала что-то не так. И если ко мне сохраняется доверие, у нас есть диалог, со стороны рабочей группы поступают письма, что работать хотят со мной, то все, наверное, не так плохо.

— Когда будет следующая встреча с рабочей группой?

— В Дохе было конкретно сказано, что все теперь зависит от того, куда развернется ситуация относительно базы данных Московской лаборатории.

— В Токио легкоатлеты выступят?

— Я бы не хотел делать громких заявлений.

— Я про ваши личные ожидания, интуицию.

— Все должно закончиться благополучно. Все устали уже от этого сериала. Задаюсь вопросом: какая связь между перепроверкой проб и ВФЛА? Мы вот делали предложение ИААФ.

— Какое?

— Всех людей, которые у них под подозрением, вывести в отдельный шорт-лист. И чтобы они до перепроверки проб не выступали бы ни на одних международных соревнованиях. А стране вернуть флаг. Остальные-то в чем виноваты? Но, увы.

Раньше за медали призовых не было. Даже цветы не дарили

— Многих взбудоражила тема призовых. Какие они были раньше?

— А их не было. Вообще. Никогда. Девчонки говорили, что раньше им за медали даже цветов по возвращении домой не дарили.

— Но сейчас вы планируете изменить ситуацию?

— Я буду разговаривать со спонсорами. Обещать сейчас ничего не могу, однако попытаюсь эту ситуацию исправить в лучшую сторону. С кем нас сравнивали? С боксом? У них три медали. У нас шесть. А призовые нужны всем. То есть должен быть солидный бюджет.

— Вас зацепил пост мужа Ласицкене?

— Я спокойно к нему отношусь. Конструктивную критику всегда приветствую, другой вопрос, что частенько в его постах она отсутствует. Фразы и высказывания выхватываются из контекста или подаются под нужным углом.

— У вас есть сожаление из-за перепалок с Ласицкене?

— С Машей у меня всегда были ровные отношения. Вот с ее окружением — искрит. И я говорю не про тренера Геннадия Габриляна или менеджера Ольгу Назарову. Думаю, рано или поздно это закончится. Планирую встречу с ней и Геннадием Гариковичем, постараемся проговорить все, чтобы нивелировать ситуацию. А биться и реагировать на каждое высказывание — не лучший вариант.

Ласицкене сделала жесткое заявление о Шляхтине после его интервью «СЭ»

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
123
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир