Алия Мустафина: "У меня уже есть все награды? А как же второе золото Олимпиады?"

Алия МУСТАФИНА. Фото REUTERS
Алия МУСТАФИНА. Фото REUTERS

ЕВРОПЕЙСКИЕ ИГРЫ

На Европейских играх олимпийская чемпионка сначала уверенно выиграла абсолютное многоборье, а затем завоевала золото на брусьях и стала второй в вольных упражнениях

Владимир ИВАНОВ
из Баку

По словам 20-летней спортсменки, к первому для себя турниру в сезоне она была готова примерно на 55 процентов. Оно и неудивительно: в конце декабря в Мюнхене Мустафина прошла курс лечения по поводу травмы спины, а вскоре после этого приступила к работе с новым тренером – Сергеем Старкиным. Но их первый совместный блин получился не комом, а вполне себе гладким.

Фото - REUTERS

– Как проходил процесс срабатывания со Старкиным? Спрашиваю, потому что осенью, еще будучи в поиске тренера, в интервью "СЭ" вы сказали: "Любой новый специалист наверняка начнет что-то менять в технике, нам придется привыкать друг к другу, и это может стать просто неоправданной потерей времени".

– Наверное, именно поэтому мы с Сергеем Валерьевичем привыкли друг к другу довольно быстро. Оба прекрасно понимали, что в нашей ситуации нельзя терять ни секунды. Все лишнее сразу отбросили. На следующий день, после того, как договорились о совместной работе, пришли в зал – и без раскачки приступили к серьезной подготовке.

– Было такое, что перед началом работы вы высказали тренеру свое видение дальнейшей работы, а он – свое?

– Нет. Я почти не говорила, а больше слушала. Свои взгляды обрисовывал тренер, а я соглашалась.

– В каких моментах, по его мнению, вам нужно было измениться в первую очередь?

– Он больше говорил о жизни вне зала, о том, что все должно быть подчинено только работе.

– Раньше было не так?

– Да ничего, в общем-то, и не изменилось. Лишь небольшие нюансы. Я же не маленький ребенок и не ложусь спать в час ночи, не езжу по ночным клубам. Давно включила олимпийский режим – в 11 вечера в кровати.

– Что больше всего удивило в работе со Старкиным?

– Ничего. Я вообще не думаю, что возможен вариант, при котором я чему-то удивилась бы и начала хлопать глазами. Прекрасно понимала, что пора готовиться к Рио. И я согласна на все, что угодно, ради того, чтобы подготовка прошла хорошо.

– А почему выбрали именно Старкина?

– Потому что ему я смогла довериться.

– Речь идет о внутренних ощущениях?

– Раньше я часто ездила в Пензу, и мы почему-то частенько общались, он подсказывал мне кое-где. Потом, благодаря ему, я поехала на лечение в Германию. И, наконец, сумела избавиться от проблем со спиной. Собственно, после этого все и началось.

– Насколько для вас важно, чтобы грамотный специалист был еще и хорошим человеком?

– А без этого никуда.

– Старкин делился, что вы обрисовали ему цели, которых хотели бы добиться…

– Я говорила об олимпийском золоте. Да и какие еще задачи могут быть у спортсмена?

– Ну, какие-то промежуточные этапы на пути к главному старту четырехлетия.

– Нет-нет. Всегда нужно ставить такие цели, к которым интересно идти.

Фото - REUTERS

БАКУ

– Перед стартом Европейских игр вы были безусловным фаворитом. Отдавали себе отчет, что победить в таком статусе не так уж и просто? Слишком велик соблазн раньше времени поверить в победу.

– Нельзя сказать, что в Баку я постоянно думала о золоте. Было понятно, что если сама не допущу ошибок, то выиграю. Но это на данном этапе не главное. Гораздо больше я думала о достойном выступлении. Сейчас оно было мне необходимо. А в тот момент, когда поняла, что нынешнего уровня хватает для победы, окончательно стала соревноваться только с собой.

– Когда наступил этот момент?

– Во время квалификации.

– У вас есть золото чемпионата Европы, мира, Универсиады, Олимпийских игр. Перед тем, как отправиться в Баку думали, что Европейские игры – интересный турнир в плане пополнения медальной коллекции?

– Кстати, да. Это очень классно! Меня очень гложет, если в коллекции не достает какой-то награды.

– Но сейчас таких наград нет…

– Как это? А вторая золотая олимпийская медаль?

Фото - AFP

РИО

– Старкин сказал, что к Олимпийским играм в Рио вы будете усложнять программы. Это нельзя назвать неожиданностью. А на чемпионате мира в Глазго собираетесь чем-то удивить?

– Сложно сказать. До него осталось не так уже и много времени. Мы, конечно, попытаемся что-то добавить, и я уверена, что некоторых снарядах это получится, но в целом картинка в Глазго будет такая же. А вот к Рио надо усложняться.

– Правда, что психологически вы так до конца и не отошли после травмы, полученной в опорном прыжке во время чемпионата Европы-2011?

– Если честно – да. Я до сих пор прекрасно помню те ощущения и через что мне приходилось пройти. Это сидит на подсознании. В тоже время я понимаю, что без качественного опорного прыжка очень тяжело за победу в многоборье. Думаю, что ради этого "надо" я смогу победить свою неуверенность.

– На чемпионате мира попробуете сделать две попытки в квалификации?

– Пока не могу сказать. Сейчас мне в первую очередь нужно "зачистить" первый прыжок, сделать его стабильным.

– Сколько часов в день сейчас думаете о гимнастике?

– Перед сном и перед соревнованиями. В остальное время могу занять себя чем угодно. А перед стартами очень люблю читать. Не знаю, почему.

– Боитесь "наесться спортом"? Почему вы, кстати, остались после Лондона-2012? Прекрасно ведь понимали, какие сложные четыре года вас ждут.

– Безусловно. Но на тот момент мне было всего лишь 18 лет. Кроме гимнастики ничего в этой жизни я не умела. Зачем было уходить в неизвестность, если можно покорять новые высоты в спорте? Примерно так я рассуждала. Сейчас у меня совсем другой возраст. Четыре года – это большая разница. Я ее ощущаю. После Лондона мне можно было еще играться и играться… Не сказать, что теперь я очень опытный человек, но в каких-то моментах заметно повзрослела.

– Например, в общении с журналистами. Мне рассказывали, что раньше вы были достаточно замкнуты и всячески старались избегать прессы. Сейчас я ничего подобного не вижу.

– Было такое. Причем это получалось не со зла…

– В чем еще проявляются изменения?

– Сложно определенно ответить на этот вопрос. Раньше я была совсем ребенком. Теперь у меня другие взгляды на жизнь. Даже в выходной день я предпочитают отдохнуть дома, нежели куда-то сходить. В 17 лет думала чуть иначе.

– Как думаете, почему на главном старте четырехлетия при примерно одинаковой готовности один спортсмен побеждает, а другой проигрывает?

– Если говорить о гимнастике, то здесь в один день у тебя может получиться, а в другой нет. Мы делаем такие сложные элементы, что предугадать все невозможно. Бывает, просто не хватает удачи.

– То есть, в спорте высших достижений есть место удаче?

– Естественно. Без нее тяжело вообще по жизни.

– Вы можете назвать себя везучим человеком?

– Не знаю (Улыбается). Надеюсь, что да.

– У вас уже есть понимание, пойдете ли вы после Рио на третий олимпийский цикл?

– Сейчас сказать не могу. После Олимпийских игр я сначала хорошенько отдохну. Решение нужно принимать уже на свежую голову.

Материалы других СМИ
Загрузка...