Геннадий Елфимов:
"Если не Рио, то зачем все эти муки?"

Олимпиада в Лондоне стала для Виктории КОМОВОЙ последним большим стартом. Фото REUTERS
Олимпиада в Лондоне стала для Виктории КОМОВОЙ последним большим стартом. Фото REUTERS

Тренер чемпионки мира и вице-чемпионки Олимпийских игр Виктории Комовой рассказывает о состоянии своей спортсменки и планах на Олимпиаду-2016

Возвращение Виктории Комовой на международную соревновательную арену снова откладывается. Последним интернациональным стартом, в котором гимнастка принимала участие, были Игры в Лондоне. Там к золотой и двум серебряным медалям чемпионата мира-2011 россиянка прибавила два олимпийских серебра. На этом успехи Комовой закончились, и последовала целая череда неприятностей: сначала проблемы со спиной, затем травма голеностопа, потом серозный менингит и снова повреждение ноги. Нынешней весной гимнастка приступила к более-менее полноценным тренировкам, однако поехать на чемпионат Европы в Болгарию ей помешала очередная травма. О подробностях восстановления и взаимоотношениях с Викторией Комовой рассказал личный тренер гимнастки Геннадий Елфимов.

– Геннадий Борисович, почему Вика не сможет поехать в Софию?

– После чемпионата России она снова подвернула ногу. Та же травма, что и раньше – голеностоп. Сейчас она в Германии, в среду сделали операцию.

– Получается, это уже третья операция на одной и той же ноге?

– К сожалению, да. Когда Вика впервые травмировалась, среди врачей начались дебаты – как именно нужно оперировать. Сначала попробовали один путь, сейчас, как я понимаю, выбрали другой. Я не медик, мне сложно объяснить, чем именно они отличаются, но нас заверили, что в этот раз все сделано более надежно.

– Когда ваша ученица возвращается в Россию?

– 11 мая. А уже 12-го снова приступит к тренировкам. Понятно, что прыгать какое-то время Комова она не будет, но подкачку, упражнения, не нагружающие ногу, мы будем выполнять. И ориентироваться на рекомендации врачей.

– Есть надежда, что к чемпионату мира Вика успеет восстановиться?

– Если вспоминать прошлый опыт, тогда мы успели восстановиться. Сроки получения травмы и проведения операции были приблизительно такими же.

– За последние полтора года Комова очень сильно выросла, и, по ее собственному признанию, зимой она не могла сделать буквально ни одного элемента на брусьях. Различия той гимнастики, которую она делает сейчас, действительно настолько велики?

– Да. Сейчас мы начинаем двигаться не то чтобы с нуля, но процентов с сорока точно. Мышцы привыкли поднимать маленький вес, поэтому не всегда готовы к нынешним реалиям. Но Вика работает, скрипит, пыхтит… Иногда получается, иногда нет. Желание есть – это самое главное.

– Возможно ли, учитывая все обстоятельства, вернуться на тот же уровень гимнастики, который ваша ученица показывала в Лондоне?

– Мы планируем даже превзойти его. Тем более по росту мы еще не догнали Светлану Хоркину. Будем обязательно готовиться к Рио-де-Жанейро. Иначе зачем все эти муки?

– Как вы с Викой впервые оказались на базе "Озеро Круглое"?

– У нас с супругой (Ольгой Булгаковой. – Прим. "СЭ") была ученица – Кристина Правдина, вот с ней мы и начали приезжать в сборную. А Вику и еще одну ее ровесницу "хвостами" привозили.

– А свою первую встречу с Комовой помните?

– Я впервые ее увидел, когда она только приехала из роддома. Мы давно дружим с родителями Вики. Учитывая их любовь к гимнастике, судьба дочери была предрешена, наверное, еще до ее появления на свет.

– Что самое сложное в работе личного тренера?

– Поначалу – засунуть в детскую голову взрослые мысли. Научить элементам можно, а вот заставить сидеть в зале и выполнять эти элементы раз по сто – намного проблематичнее.

Когда девочки взрослеют, начинается пубертатный период, и в голове появляются слишком взрослые мысли, которые надо уже остужать. Я называю этот период эпохой юношеского максимализма. А после того, как девочки проходят Олимпиаду, они начинают считать, что уже все на свете знают. Я стараюсь не спорить: выбираю философский вариант – объяснений и разъяснений.

– После Игр в Лондоне старшим тренером женской команды вместо Александра Александрова стал Евгений Гребенкин. Что в связи с этим изменилось?

– Если честно, для меня не так принципиально, кто руководит командой. Главное, чтобы была возможность спокойно самостоятельно работать. Мне никто не мешал раньше, не мешают и сейчас. На базе сейчас нормальная рабочая обстановка. Просто у нас после Лондона началась черная полоса.

– Вика – ваша единственная ученица?

– Да, сейчас я работаю только с ней. Иногда помогаю молодым тренерам, но это чисто консультативно. Еще вот пытаюсь построить дом. Скоро ведь и на пенсию пора.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ