Марина Назарова: "Из богатых семей у нас детей нет"

Марина НАЗАРОВА и Алия МУСТАФИНА. Фото Елены МИХАЙЛОВОЙ. Фото "СЭ"
Марина НАЗАРОВА и Алия МУСТАФИНА. Фото Елены МИХАЙЛОВОЙ. Фото "СЭ"

В 2007-м ее ученица Ксения Семенова стала чемпионкой мира на брусьях. Пять лет спустя золото чемпионата мира выиграла еще одна ученица Назаровой - Ксения Афанасьева. А 11 лет назад Марина чуть не ушла из гимнастики навсегда. Ее лучшая на тот момент ученица Маша Засыпкина, только что вернувшаяся из бельгийского Гента с серебром чемпионата мира-2001, получила тяжелейшую травму на тренировке - сломала позвоночник.

К гимнастам на подмосковное "Озеро Круглое" я ехала, уже зная, что именно Назаровой предстоит быть на Олимпийских играх выводящим тренером российской женской команды. Тренером на эшафоте - так порой с грустной ноткой в голосе подшучивают сами гимнасты. Выводящим тренером Назарова была и в Пекине. Те Игры реально превратились для российских девчонок в эшафот.

- Марина, что это вообще такое - выводящий тренер?

- Прежде всего - страшная ответственность. За страну, за команду, за результат, за спортсменок. Выводящий тренер обязан очень тонко чувствовать всех девчонок. Ведь на помосте главное - не помешать.

- А помочь там можно?

- Конечно. Подсказать какие-то вещи, отвлечь, если видишь в глазах страх, пусть для этого приходится порой ущипнуть, найти какие-то особенные слова. Хотя иногда можно, напротив, сбить с настроя неосторожной фразой или интонацией. Они же выходят на помост уже внутренне запрограммированные на выступление. И ты должен постоянно улавливать все нюансы состояния: когда можно что-то сказать, если нужно, а когда правильнее вообще промолчать.

- Наличие собственных учеников - обязательное условие для выводящего тренера?

- Нет. Хотя в Пекине у меня выступали обе Ксюши - и Семенова, и Афанасьева. Они считались первым и вторым номером в команде. Наверное, поэтому меня и поставили выводящим тренером.

Было так обидно после тех Игр... Я же знала, как готовы девчонки: в командном первенстве они честно заслуживали третьего места. Но... Это - гимнастика. От падений никто не застрахован.

Потом я много думала о том, что даже с двумя падениями, которые случились у нас на бревне, девчонки могли бы стать третьими. Но, видимо, пошла уже цепная реакция: Аня Павлова после падения грубо ошиблась в вольных упражнениях, потеряла на одной связке больше балла, а проиграли мы в итоге 0,9.

* * *

- Меня тогда больше всего потрясло падение с бревна Милы Гребеньковой, о стабильности которой на этом снаряде ходили легенды.

- Она действительно была перед теми Играми наиболее стабильной из всех наших спортсменок. Наверное, виноваты мы, тренеры. Не учли, что Мила ни разу в жизни не оказывалась в ситуации, когда ошибаться нельзя в принципе. По старым правилам командный зачет велся по четырем лучшим спортсменкам из пяти. В Пекине в зачет шли три оценки из трех. Перед тем ни на одних соревнованиях, где выступала Гребенькова, столь жесткого регламента не было. А три оценки из трех - совершенно иная психологическая ситуация. Вот Мила и не справилась. Мне, во всяком случае, это видится именно так.

Четвертой осталась в многоборье и Ксюша Семенова. Хотя ехали мы в Пекин, конечно же, не за четвертым местом.

- А что случилось?

- У нас очень многое зависит от самого первого выступления - в квалификации. Дело в том, что далеко не все судьи сами прошли через гимнастику. Есть такие, кто просто выучил правила и сдал экзамен на судейскую лицензию. Большого опыта судейства у них, как правило, нет, настоящего понимания гимнастики - тоже. Поэтому оценка спортсмена в квалификации становится для них своего рода ориентиром на все последующие выступления, независимо от того, как этот спортсмен выступает.

У Семеновой все шло по нарастающей: с каждым очередным стартом она выполняла комбинации лучше и лучше. Оценки же получала лишь чуть-чуть выше тех, что были выставлены ей в первый день.

- Получается, что и в Лондоне квалификация будет как бы определять тот "коридор", по которому спортсмены пойдут дальше?

- Видимо, да.

- К чему, с учетом всего прошлого опыта, вы сейчас готовите Афанасьеву?

- Прежде всего к командной борьбе. Для нас в Лондоне это будет наиболее важным. Команде Ксюша нужна на двух снарядах - на бревне и вольных упражнениях. Причем если в первом из этих видов задача Афанасьевой просто максимально помочь команде, то в вольных хотелось бы побороться как минимум за попадание в индивидуальный финал. Все-таки Ксюша - действующая чемпионка мира в этом виде. Она выступает и в многоборье, но там у нас уже есть три спортсменки, у которых и программы посильнее, и возраст поменьше.

- Как мне всегда казалось, вам, как тренеру, было ужасно обидно, что Афанасьева постоянно находилась в тени Ксении Семеновой, пока та выступала. Было такое?

- Отчасти - да. Но Семенова, согласитесь, на всех соревнованиях выглядела заметно сильнее. То ли психологически она была покрепче, то ли добивалась всего своим напором и желанием побеждать, которого тогда не было у Афанасьевой. Сейчас же у второй Ксюши появилось совершенно иное чувство ответственности. Она - старшая в команде. И за девчонками может приглядеть, если нужно, и сама стала относиться к своим выступлениям иначе. Главное - не позволить ей начать сомневаться на помосте. Тут уж мы всем тренерским коллективом всегда настороже: меня она в таких случаях не очень слушает.

- Почему?

- Такой характер. Все сама знаю, все сама умею, все сама на себе проверю. Ошибусь - пусть. Но это будет моя ошибка.

- С Семеновой в этом отношении было проще?

- Да. Она всегда прислушивалась к моим словам. Что называется, в рот смотрела.

* * *

- Бывает, что вы смотрите на выступления своих девчонок и вам становится страшно?

- Да нет, привыкла уже. Девочки столько раз все эти элементы повторяют, прежде чем выйти на помост, все настолько отработано... К тому же перед Олимпийскими играми мы не включаем в программы ничего нового. Только лишь несколько месяцев накатываем уже существующие комбинации. Понятно, что от ошибок никто не застрахован, но в целом ситуация редко поворачивается неожиданным образом.

- А если вспомнить тот случай, когда упала Засыпкина? Я слышала версию: это, мол, произошло оттого, что спортсменку отправили на тренировку слишком рано. И что на фоне усталости и акклиматизации она просто оказалась не готовой выполнить элемент.

- Нет, все было не так. С чемпионата мира в Генте Маша тогда приехала сразу на "Круглое", потому что должна была ехать на турнир во Францию. Я на несколько дней отпросилась домой повидать ребенка, которому было в тот момент девять месяцев. Потом приехала обратно. А на следующий день на зарядке все это и произошло. Не было никакого падения головой в пол, как тогда писали газеты. Был самый обычный прыжок в "кувырок" в поролоновую яму. Даже внешне приземление выглядело совершенно обычным. И вдруг - перелом шеи...

Нам повезло, конечно: сразу сделали операцию, причем сделали удачно. И тем не менее несколько месяцев я вообще не могла заставить себя прийти в зал. А в январе ко мне приехала Маша и сказала: "Хочу тренироваться только у вас..." Я не смогла ей отказать - знала, как сильно она стремится вернуться в гимнастику и отобраться на Олимпийские игры. К сожалению, не получилось: у Засыпкиной стал проявляться страх перед элементами. В этом случае продолжать тренировки бессмысленно.

- Согласитесь, что сейчас гимнастика стала намного более опасной.

- Я бы не стала так говорить. Никто ведь не идет сразу на суперсложные трюки. Сначала спортсмен подводится к этому физически, психологически, потом начинает выполнять элемент со страховкой, в поролоновую яму. Повторяет его сотни раз. С бухты-барахты никто на помост не выходит.

* * *

- Вы когда-нибудь смотрите гимнастику как простой зритель?

- Когда сама бываю на соревнованиях. Всегда слежу за выступлениями соперниц: прикидываю, как составлены их программы, где мы можем их обойти. Выиграла же Семенова брусья на чемпионате мира в Штутгарте? А ведь там выступали и знаменитые - Настя Люкин и Элизабет Тведдл.

- Глядя на Тведдл, которая продолжает выступать до сих пор, я всегда вспоминаю, как жестоко всегда гоняли наших гимнасток за лишний вес.

- Да, она на первый взгляд совсем не гимнастическая девочка. Но ведь все делает? Просто у нас в стране всегда бытовало мнение, что гимнастка должна обязательно быть красивой. Лицом всей команды. По сравнению с советскими временами программы девушек стали намного сложнее, изменились требования. Не могу сказать, что мы совсем не обращаем внимания на вес, но если спортсменка справляется с ним, выполняет всю свою программу без ущерба для элементов, то никто к ней особенно не придирается. Да и девочки у нас все равно самые красивые.

- Я бы сказала, что и абсолютная олимпийская чемпионка Пекина Настя Люкин - в какой-то степени олицетворение всего лучшего, что было в советской и есть в российской гимнастике. Вы, кстати, верили, что Настя выступит и в Лондоне тоже?

- Нет. Она слишком поздно взялась за тренировки. А нужно было не просто восстановить прежние программы, но и добавить в них сложности, чтобы была возможность составить конкуренцию сильнейшим гимнасткам. Я знаю, что это такое. Столкнулась со всем комплексом проблем, когда восстанавливала после травмы Семенову. Ксюша тогда начала сильно расти и возник дисбаланс: мышцы бедра оказались сильнее, чем тазовая кость, к которой они прикрепляются. Начались костные отрывы и отслоения. Даже когда нам казалось, что с травмой мы справились, при серьезных нагрузках она немедленно давала о себе знать. Выйти на прежний уровень мы, может быть, и смогли, но подняться выше было уже нереально. Вот и пришлось закончить со спортом.

- Знаю, что Семенова сейчас работает вместе с вами.

- И работает очень хорошо, кстати. Первое время я следила за ней очень внимательно. И убедилась, что у нее получается. Разве что организованности немного не хватает. Хотя в бытность спортсменкой Ксюша была очень собранной и четкой. Видимо, от этого тоже нужно отдохнуть какое-то время.

* * *

- Результаты недавнего чемпионата США вас не напугали?

- Опорный прыжок - да, впечатлил. По сравнению с позапрошлым чемпионатом мира американки прибавили в этом виде очень сильно. Остальные снаряды - ничего неожиданного.

- Знаю, что майское выступление нашей сборной на чемпионате Европы многие сочли разочаровывающим.

- Я бы не стала делать какие-то выводы по тем результатам. Во-первых, Вика Комова и Алия Мустафина выступали в Брюсселе по усеченной программе - восстанавливались после травм. Во-вторых, там не было Афанасьевой. А ведь именно эти три спортсменки составляют костяк олимпийской команды.

- Чего нам не хватает, чтобы обыгрывать тех же американок?

- В США очень длинная "скамейка". Прежде чем пять спортсменок отберутся в олимпийскую команду, каждая из них проходит очень жесткий отбор. У нас же в гимнастику изначально идут единицы. То ли люди напуганы потенциальной сложностью и вероятностью травм, то ли что еще. Да и дети сейчас другие. Им компьютер с интернетом гораздо интереснее.

- Получается, что с характером потенциального чемпиона человек должен родиться?

- Думаю, да. И вот еще что... Из богатых семей у нас детей нет.

 Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ