18:30 4 августа 2015 | FINA-2015 — Плавание

Андрей Воронцов: "Морозов возьмет свои медали, если ему не мешать"

Андрей ВОРОНЦОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Андрей ВОРОНЦОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ВОДНЫМ ВИДАМ СПОРТА

Экс-главный тренер сборной России по плаванию, ныне работающий в Швеции, готов трудиться еще один олимпийский цикл, но предложений из родной страны 63-летнему специалисту пока не поступает.

Владимир ИВАНОВ
из Казани

– За российскими спортсменами сейчас следите?

– Конечно. Я болельщик сборной России! Это моя родина, куда ж я могу деться?

– Какие впечатления от ее выступления в первые дни?

– Много странных вещей. Вот взять хотя бы недавний "дельфин". Ну непонятно мне, как Кудашев, плывший три месяца назад почти 1.55, на чемпионате мира показывает 1.59. С Коптеловым-то все ясно. Удерживать форму на протяжении четырех недель после Универсиады – очень тяжелая задача. Вообще пока большинство россиян плывет медленнее, чем на национальном отборе. Скорее всего, проблема в планировании заключительного этапа подготовки. Зато ребята, тренировавшиеся за рубежом, выглядят неплохо.

– Первая мысль, которая возникла у вас, когда узнали, что у нас после утренней сессии будет доотбор в кролевую эстафету?

– Возник вопрос: "Зачем?" Все было устроено лишь для того, чтобы заменить одного спортсмена. И в итоге поплыл тот человек, который и должен был. Может быть, именно этот утренний фарс сказался на стартовой реакции Лобинцева. На переходе было упущено много времени.

– Вы хорошо общаетесь с ведущими зарубежными специалистами. За кем из российских пловцов им сейчас по-настоящему интересно следить?

– В первую очередь, за Морозовым. Володя – плавательный гений. Он должен состояться как звезда. Очень надеюсь, что Морозов возьмет свои медали и на чемпионатах мира, и на Олимпийских играх. Главное – не помешать ему. А еще весь мир говорит о том, насколько безумно талантливый спортсмен Данила Изотов.

– Почему ему никак не удается себя реализовать?

– Наверное, откуда-то постоянно действует черная аура… Ну и, конечно, Юля Ефимова. Тут даже добавлять ничего не нужно. А еще в Казани окончательно вернулась Зуйка (Анастасия Фесикова-Зуева. – Прим. "СЭ"). Ох, как мне приятно было видеть ее плавание уже в предварительном заплыве. Она подпрыгивает на волнах, как гребцы-академисты, которые чуточку раскачивают лодку, чтобы было меньше сопротивления. И когда Настя попадает в этот ритм, получается фантастическая красота. Нужно очень бережно относиться к ней и ее замечательному тренеру – Наталье Козловой. Хотя у нас с ней отношения были очень сложные. При этом мы всегда находили общий язык.

– Почему возникали сложности?

– Она сильная личность. У нее свои взгляды на очень многие вопросы, и нужны весомые аргументы, чтобы заставить Наталью Андреевну их пересмотреть.

– Приведите пример.

– Перед Олимпийскими играми в Лондоне мы долго уговаривали ее пропустить чемпионат Европы и поехать вместо него на сбор в Цахкадзор. А знали бы вы, сколько усилий мы приложили к тому, чтобы Настя готовила к Олимпиаде 200 м. В итоге, когда она там она промахнулась на "сотне", у нее был еще второй шанс. И она его блестяще реализовала!

– То есть того олимпийского серебра в Лондоне у Насти могло и не быть?

– По поводу 200 м было огромное сопротивление как тренера, так и спортсменки. Убежден, что Фесиковой обязательно нужно плавать двести и сейчас. Это как минимум здорово поможет ей в "сотне".

ЖИВУ НА ДЕНЬГИ, ЗАРАБОТАННЫЕ В РОССИИ

– Вы сейчас общаетесь с российскими тренерами?

– С некоторыми. Теми, кто хочет. Многие быстро проходят мимо и делают вид, что не замечают.

– А кто хочет?

– Давайте не будем выставлять их в компрометирующем свете. К сожалению, многих наших тренеров видно по лицам. Говорю "к сожалению", потому что эти лица в большинстве своем очень обременены какими-то проблемами. Ощущается, что они под огромным давлением. Как вы думаете, передается ли такое настроение спортсменам?

– Почему так?

– Не знаю. Я не в курсе, какие установки дает руководство команды. Отмечу другое. Тренеры всех стран постоянно общаются друг с другом на бортике, делятся наблюдениями, обмениваются информацией. Но вот увидеть среди них российского специалиста практически нереально. Основная проблема – в незнании языка.

– Наши специалисты относятся к вам настороженно, зато физиотерапевт вашей команды рассказывал мне, что в Швеции вас очень ценят.

– Не сглазьте (смеется). В этом плане мне, на самом деле, грех жаловаться. Спортсмены очень быстро начали воспринимать меня адекватно.

– Насколько у вас заключен контракт?

– До 31 декабря 2016 года. Дальше будет видно. Не стоит забывать, что я уже достаточно возрастной. Даже получаю пенсию в России. 10 тысяч рублей. Но силы в себе чувствую. Еще один олимпийский раунд отработать готов.

– В том числе и в России?

– В теории – да. Но предложений оттуда у меня никогда не было.

– Как вам живется в Стокгольме?

– Очень спокойный по сравнению с Москвой город. Зато природа очень красивая! В Юргордене даже грибы можно в парке собирать. Что я иногда с удовольствием и делаю. Жизнь очень размеренная. В то же время нужно понимать, что Швеция – страна, победившая социализм. Уравниловка ощущается очень хорошо. Заработать больше определенного уровня человек не может из-за прогрессивной системы налогов. Что касается финансирования, то практически все деньги идут на детский спорт. На взрослых их практически не остается.

– Как это?

– Ну, например, национальный олимпийский комитет оплачивает только сборы и соревнования.

– А зарплата?

– О чем вы? Только Сара Сьострем, уже дважды побившая мировой рекорд в Казани, в этом году получила стипендию принцессы. Речь идет примерно о 10-12 тысячах долларов. На год! У остальных нет и этого. Все сами ищут спонсоров. Да и то, там это несколько иное понятие. Вот брассистке Дженни Юхансон в прошлом году предоставили машину, на которой она могла бы ездить на тренировки. В этом сезоне пересела на велосипед…

– Серьезно?

– Чуть ли не каждый день ее прошу быть аккуратнее. Но там с этим строго. Если заденешь велосипедиста – потеряешь права до конца жизни.

– За счет чего живут взрослые спортсменки?

– Клубы платят порядка 300-400 долларов в месяц. Кроме того, спортсмены могут заработать через эти клубы, давая частные уроки. Одно занятие – примерно 60 долларов. Другое дело, что больше одного-двух в неделю ты и не дашь. Нужно ведь тренироваться самому. И восстанавливаться тоже. Еще недалеко от федерации есть ресторан. Там можно обедать с 15 или 20-процентной скидкой.

– Негусто. А как с тренерскими окладами? Намного меньше, чем в России?

– В разы. Хотя по шведским меркам зарплаты неплохие.

– И как вы живете? Стокгольм, мягко говоря, не дешевый город.

– На те деньги, которые заработал, будучи главным тренером российской команды. Но и они уже почти закончились.

– За золото Рио какие-то премии в Швеции полагаются?

– Ничего. В Сочи-2014 лыжница Шарлотта Калла выиграла сразу три медали, и никаких премий от государства не удостоилась. Другое дело, что на нее обратило внимание больше спонсоров.

– То есть спортом высших достижений в Швеции занимаются только фанаты, которым это искренне нравится?

– Именно. Заработать попаданием в эстафету там невозможно. Что вы хотите, если национальная команда тренируется в общедоступном бассейне. Нам выделено три дорожки.

– Бабули не заплывают?

– Еще как! Каждый второй день словесно боремся с ними. А они недоумевают, почему им нельзя купаться на дорожке, на которой гораздо меньше людей.

– И Сьострем тренируется в таких условиях?

– Забавно, правда? Но это часть нашей шведской жизни.

В РОССИИ ВЕТО НА ГРУППЫ

– Почему в Швеции нет массового отъезда пловцов в Америку?

– Да что вы, едут! Другой вопрос, есть ли в этом смысл? Когда я работал в сборной Великобритании, мы называли американскую систему братской могилой пловцов. У них около 300 университетов, но лишь в семи-восьми есть программы, дающие результат. Многие закапывают свои таланты в США. Около дюжины шведов сейчас учатся за океаном, но приезжают на национальный чемпионат – и ничего не показывают. Притом одна из девушек – лучшая спортсменка своего университета.

Правда, есть один, но очень большой плюс от тренировок в Америке – большие, сильные группы. Зачастую результаты у ребят появляются не благодаря системе тренировок, а за счет конкуренции. Спортсмены "зарубаются" между собой каждый день и, таким образом, тренируют сами себя.

– Российские кролисты как раз об этом и рассказывают.

– А знаете, почему они вообще поехали туда? Еще после чемпионата Европы-2010 Никита Лобинцев, Александр Сухоруков, Сергей Перунин и Саша Тихонов, которые вместе тренировались в юношеской команде, ходили к руководству и просили, чтобы им дали возможность тренироваться вместе.

– Все уперлось в деньги?

– Нет-нет. Руководство федерации сказало, что таким образом будет разрушена вся система подготовки и пострадают тренеры, которые их подготовили. И на большую дружную группу было наложено вето. В России в большинстве случаев такая схема: один тренер – один спортсмен.

Многие ругают Лобинцева за то, что он отошел от длинных дистанций к спринту. Но ведь после того как карьеру завершил Юрий Прилуков, ему просто не с кем было плавать. А три года ездить на сборы с одним только тренером – это страшно. Я в свое время предлагал специалистам хотя бы периодами проводить совместные сборы.

– Почему они не соглашались?

– Многие намертво вцепляются в своего единственного спортсмена и боятся допустить то, что между ними возникнет хотя бы еще один посредник.

– Сколько спортсменов тренируется с Сарой Сьострем?

– У нас в бригаде 10 человек. В том числе ребята. Притом она очень здорово напрягает мужиков!

– Как и установившая в Казани новый мировой рекорд на 1500 м Кэти Ледецки.

– А она вообще с юных лет тренировалась вместе с мальчишками. Притом Кэти выжила, а ребята нет (смеется). Посмотрите, какая у нее стать! Природные мышцы! Ну и, безусловно, она выполняет сумасшедшие объемы. Я много беседовал с ее предыдущим наставником. У меня даже есть ее тренировочные планы.

– Мужчины-стайеры в России столько не плавают?

– А разве в России есть стайеры?

СЬОСТРЕМ

– В финале на 100 м баттерфляем Сьострем установила мировой рекорд. Плыла идеально?

– В полуфинале было гораздо лучше. У нее была совершенно иная амплитуда движений! А в решающем заплыве сказалось давление. Но даже будучи зажатой она сумела проплыть быстро. Это говорит о том, что запас у нее очень большой.

– В чем ее феномен?

– Она очень высоко лежит на воде. Пожалуй, как никто другой в мире. Во время гребка кисть у Сары практически не смещается. Плюс она по своему телосложению – плоская. А это уже куда более экономичный "дельфин". Также в этом сезоне Сьострем заметно улучшила технику стартов и поворотов. Знаете, иногда она бывает не в духе. Любит капризничать. Говоришь ей план, а она отвечает, что какие-то части делать не будет. Но начинается тренировка – выполняет абсолютно все.

– У вас все так демократично?

– Сара – звезда. К ней нужен особенный подход. Ей важно чувствовать свободу. Да и все спортсмены – это большие дети. Мы аккуратно подталкиваем ее на правильную дорожку, а она убеждена, что это – исключительно ее выбор.

– Как она отходила от неудачи на прошлогоднем чемпионате Европы, куда ехала за мировым рекордом на 100 м баттерфляем, а вернулась лишь со вторым местом?

– Съездила в Нью-Йорк, накупила себе одежды – и вернулась в хорошем настроении. Сразу поехали на сбор. Там же убедили ее плавать 200 м кролем. По потенциалу она сильнейшая в мире на этой дистанции.

– А как же Кэти Ледецки и Мисси Франклин?

– У Сары уникальные аэробные способности, причем врожденные. И отличный спринт. Это очень редкая комбинация. Уже после майского сбора в Тенерифе она показывала на этой дистанции 1.54,7. Пока мы бережемся, но вполне возможно, на Олимпийских играх Сьострем поплывет и 200 м.

1
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Bache Gabrielsen

Любопытно. Ну и насчет наших дельфинистов - все правильно.

19:15 4 августа 2015