09:45 30 декабря 2017 | Волейбол — Россия

Лучшее-2017. Татьяна Грачева: "Карполь гонял альфонсов"

Февраль 2000 года. Татьяна ГРАЧЕВА и Николай КАРПОЛЬ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ Татьяна ГРАЧЕВА и Игорь ЧЕРЕВЧЕНКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ
Февраль 2000 года. Татьяна ГРАЧЕВА и Николай КАРПОЛЬ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ
1

В новогодние и рождественские праздники "СЭ" вспоминает лучшие материалы рубрики "Разговор по пятницам" за 2017 год. Авторы Юрий ГОЛЫШАК и Александр КРУЖКОВ выбрали 10 интервью, на очереди - откровенный разговор со знаменитой волейболисткой Татьяной Грачевой о великом тренере Николае Карполе, чудовищном поражении от кубинок в олимпийском финале, нынешней работе на телевидении и, наконец, о муже, бывшем главном тренере футбольного "Локомотива" Игоре Черевченко. Материал вышел 14 апреля.

***

– Баскетболистка Елена Баранова рассказывала нам, что в команде все кучкуются по трем категориям – замужние, одинокие и приверженцы однополой любви. В женском волейболе то же самое?

– Ни в клубах, ни в сборной с лесбиянками не сталкивалась. Шок испытала в Рио. Перед репортажем по пляжному волейболу в единой олимпийской информационной системе открыла профайл на Лариссу Франку из Бразилии. Наткнулась на фразу: "Ее жена играет в такой-то команде…" Первая мысль – ошибка.

– Логично.

– Нет! Франка официально в браке. Такое уже и в классическом волейболе есть. Но не в России. Мы иначе воспитаны.

– Карполь настаивал, чтоб волейболистки приводили женихов в его кабинет, – знакомиться.

– Девочки неплохо зарабатывали, ездили за границу. Сегодня этим никого не удивишь, а тогда вокруг спортсменок часто крутились бездельники и альфонсы. Николай Васильевич их гонял.

– Как?

– Проводил с девочками воспитательные беседы. Оставлял на свидания минимум времени. Мы же месяцами просиживали на сборах. Ранние браки были под запретом. Из нашего поколения первой вышла замуж Люба Соколова – в 19 лет. Но она еще за ЦСКА играла.

– В вашей жизни был альфонс?

– Бог миловал.

– В женской сборной России по хоккею накануне Олимпиады в Сочи произошло ЧП – основной вратарь забеременела.

– Девочки рассказывали мне, как перед крупным турниром неожиданно выяснилось, что Валя Огиенко, капитан сборной, ждет ребенка. Со страхом отправилась к Карполю. Представляю, как у него кипело внутри, но виду не подал. Улыбнулся: "Рожай спокойно. Желаю здоровья тебе и твоему ребенку".

Как-то я брала в Екатеринбурге у Карполя интервью. Вот тогда он произнес: "Для меня главная победа в жизни – то, что все мои спортсменки стали мамами…" Не про какие-то золотые медали сказал. Важнее, что никому здоровье не испортил.

– Кто из той "Уралочки" рекордсмен по детям?

– У Лены Василевской сразу тройня родилась – два мальчика и девочка! У Насти Беликовой тоже трое, но по очереди.

– Интервью с Карполем – испытание для вас?

– Я так волновалась, что обзвонила всех знакомых! О чем спросить? Советовали: "Про нарушения режима, любимых учеников…"

– Как все прошло?

– Как и следовало ожидать – Карполь учить меня начал: "Ты плохо комментируешь, неправильно берешь интервью, надо внятнее формулировать…" Мне хотелось его с человеческой стороны показать, душевной – спрашивала, как готовит. Что-то для меня открылось в том разговоре – я не знала, что он настолько влюблен в Белоруссию. Это его родина. Постоянно ездит туда, нахваливает дороги.

– Года четыре назад волейбольный агент обмолвился, что в женской суперлиге игроки зарабатывают от двух до пятидесяти миллионов рублей в год. Сегодня цифры другие?

– Конечно. Особняком стоят казанское и московское "Динамо". В остальных командах проблемы, "Уралочка" – не исключение. Кое-где девочки по десять месяцев зарплаты не видят!

– Как было в ваши времена?

– До отъезда в Турцию в 2001-м получала максимум тридцать тысяч долларов в год. В Стамбуле платили пятьдесят тысяч. С 2002-го три года сидела дома, не играла. Внезапно звонок из московского "Динамо": "Приезжай. Правда, у нас куча звезд, скорее всего, будешь сидеть на лавочке…" Ладно, думаю, посижу. При такой-то зарплате.

– Сколько?

– В два раза больше, чем в Турции! Потом хотели добавить. Я вместо денег попросила квартиру в Москве.

– Мудро.

– Изначально на год в волейбол возвращалась – а в итоге провела в "Динамо" три замечательных сезона. Главное – ни единого матча на скамейке! Капрара в сборную предлагал вернуться. Как раз в 2006-м перед победным чемпионатом мира в Японии.

– Почему отказались?

– К нагрузке на два фронта была уже не готова. Поняла, какое это удовольствие – отдыхать летом! Набираешься сил, по волейболу успеваешь соскучиться. В сборной – ни того, ни другого. Капрара на меня сильно обиделся.

– Общались через его жену, Ирину Кириллову?

– Нет, приехал один на матч с ЦСКА, говорили по-английски. С Капрарой давно знакома. Когда Ира была беременна, он еще с "Бергамо" прилетал в Екатеринбург, через него передавали друг другу посылки. Я ей то кефир, то квашеную капусту, она мне – сапожки.

– При Карполе в сборной премиальные были скромные?

– Это отдельная история. Сначала призовые, которые выплачивали на Гран-при, делили на всю команду. Личные премии – десять тысяч долларов как лучшему игроку турнира – тоже шли в общий котел. Позже все эти деньги Карполь стал включать в наши контракты. С того момента в сборной не получали ничего.

– Загадками говорите, Татьяна.

– Допустим, подписываешь с "Уралочкой" контракт на десять рублей в год. Заработал на Гран-при три рубля – значит, клуб тебе уже должен семь. Я Карполя не осуждаю. 90-е – тяжелейшее время. Он выкручивался, как мог, придумал разные схемы, чтоб сохранить "Уралочку". Спонсора-то не было.

– Какие еще изобретал схемы?

– Отправлял в Японию на сезон двух-трех игроков. Большую часть своей зарплаты они отдавали в клуб. На эти деньги Карполь содержал "Уралочку" и "Уралочку-2".

– Никто не взбрыкнул?

– Нет. Все оговаривалось заранее. Либо соглашаешься на такие условия, либо никуда не отпустят. Помню, Карполь вызвал меня и Морозову. Сказал, что Наташа едет в Японию, а из ее контракта будет оплачиваться моя зарплата в "Уралочке".

Татьяна ГРАЧЕВА и Игорь ЧЕРЕВЧЕНКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ
Татьяна ГРАЧЕВА и Игорь ЧЕРЕВЧЕНКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ

***

– В свердловском спортинтернате вы пересеклись с Алексеем Яшиным и Николаем Хабибулиным. Ухаживали за вами?

– Не-а. Со мной еще учился Саша Вьюхин, из волейболистов – Стас Динейкин, Игорь Шулепов. Но не так уж много времени мы проводили вместе. Ребята ночевали в интернате, я же после тренировок возвращалась домой. Хотя однажды выбрались классом во дворец спорта на концерт "Кино".

– Яшин уже тогда считался звездой?

– Мы практически не общались – он рано в московское "Динамо" уехал. А Хабибулин и Вьюхин – типичные вратари. Спокойные, ответственные, немногословные. Коля все свободное время книжки читал. Мальчишки могли дурака валять, веселиться, а он сторонился компаний. Еще французский зубрил – без особого успеха. Сашу жалко безумно. Когда узнала, что он был в том самолете с ярославским "Локомотивом", не сдержала слез.

– Ваши родители – милиционеры. Чем занимались?

– Папа – опер. Мама ушла на пенсию капитаном, трудилась в детской комнате милиции и отвечала за распределение людей, которые нигде не работали, бродяжничали. Их отлавливали, привозили в отделение.

Когда только начала встречаться с папой, к "органам" отношения не имела. Вспоминала – приехала из родной Тавды в Свердловск, он на перроне ждет. Идут к выходу, с ним каждый бомж раскланивается: "Здравствуйте, Александр Викторович!" У мамы глаза расширяются: "Господи, что ж у него за знакомые?"

– Колоритно.

– Папа периодически дежурил на вокзале, эти товарищи его уважали. А умер, когда мне было четыре года. Заболел, долго не могли установить диагноз, считали симулянтом. Позже выяснилось – онкология… Мы жили далековато от дворца спорта, возить на тренировки меня было некому. Сама добиралась. С семи лет одна отправлялась на поезде к бабушке в Тавду!

– Ничего себе. До нее от Свердловска ночь по железной дороге.

– Совершенно верно. Мама посадит в купе, предупредит проводницу, а в Тавде бабушка встречает. Тогда воспринималось нормально.

– Игорь Черевченко зимой возглавил "Балтику". Вариант с вашим переездом в Калининград не рассматривался?

– Нет. У меня в Москве работа, дочка в садик ходит. Маше в августе исполнится пять лет. Как у мужа выходной, сразу прилетает. Кстати, его фамилия – ЧеревченкО. Так мне рассказывал отец Игоря. Это Семин в "Локомотиве" начал называть ЧерЕвченко, все подхватили.

– Когда вы расписались?

– В 2008-м. Ребята, извините, но про личную жизнь не рассказываю. Я не из тех, кто выставляет ее напоказ, кричит на каждом углу о своих чувствах. Даже на "НТВ-плюс" много лет никто не знал, что Игорь – мой муж. Потом посыпались предложения снять про нас документальный фильм или хотя бы сюжет – отказываюсь наотрез. Я никогда не приглашаю домой корреспондентов, не устраиваю фотосессии для глянцевых журналов.

– У Игоря такая же позиция?

– Да. Придерживаемся принципа Шота Руставели: "Любовь надо прятать, как краденого коня".

– Понятно. Футбол-то смотрите?

– Редко. Лишь недавно узнала, что такое искусственный офсайд, например. Когда на "Матч ТВ" главным редактором был Таш Саркисян, хотел меня на футбол заслать. На послематчевые интервью.

– А вы?

– Диалог случился такой. "Таня, ты футболистов боишься?" – "Нет. Но я не справлюсь, наверное…" – "Да брось! Что, несколько вопросов не задашь?" Морально подготовилась, однако не срослось. Если снова предложат – почему нет?

– Тем более, вы уже в курсе, что такое офсайд. Игорь в "Локомотиве" многим тренерам помогал. Кажется, наиболее теплые отношения сложились с Биличем?

Мы действительно дружим, несколько раз встречались в Стамбуле, где он "Бешикташ" тренировал. Я очень люблю людей, которым все интересно. Думаю, Билич многих женщин притягивает. Знает кучу языков, играет на гитаре, элегантно одевается. Невероятно артистичный.

– Это точно.

– Как-то случайно наткнулась на трансляцию матча "Тоттенхэм" – "Вест Хэм", комментировал Александр Елагин. Билич на бровке устроил целый спектакль. Успевал и с тренером "Тоттенхэма" о чем-то потолковать, и с резервным арбитром. Выпуская на замену молодого игрока, чмокнул его в щеку. Я попыталась представить, как наш тренер целует футболиста, – и не смогла. А у Билича выглядело естественно.

– Как у него с русским?

– За год в "Локомотиве" освоил. С его ассистентом, Алешей Асановичем, общаюсь на хорватском.

– Какой рассказ Билича врезался в память?

– У него в "Бешикташе" подрались два турка. Сначала после игры – разняли. Затем на базе устроили мордобой. Билич вызвал к себе, вроде помирил. Но едва от него вышли, сцепились в третий раз. После этого Славен выгнал из команды обоих. Еще с восторгом отзывался о Стамбуле. От клубного водителя отказался: "Быстрее на лодочке переплыть через Босфор…" С туристами, за три доллара. Билич – простой и неприхотливый.

– С тех пор, как он в "Вест Хэме", виделись? Игорь собирался к нему в Лондон.

– Перед Новым годом муж был на стажировке в Германии. В Англию к Биличу пока не доехали.

– Пару лет назад Игорь обронил в интервью, что собирается показать вам родной Душанбе. Удалось?

– Тоже нет. Но обязательно побываю. Меня и в Ташкент друзья зовут. Если уж выберусь в те края, постараюсь охватить оба города, плюс Бухару, Самарканд. Говорят, красота необыкновенная.

– Что вы не умеете – но хотели бы научиться?

– Косички плести. У дочки шикарные длинные волосы, а заплетают ее утром в садике воспитательницы. Мечтаю еще английский подтянуть.

– Театр любите?

– Обожаю. Из последних спектаклей особенно понравились три. В Сатире – "Средство от наследства" с Федором Добронравовым, а в Вахтангова – "Дядюшкин сон" с Владимиром Этушем и "Пристань".

– Муж восторг разделяет?

– На "Дядюшкин сон" ходила с мамой. У Игоря теперь другие заботы. Пусть спокойно "Балтику" тренирует.

Полная версия разговора – здесь

1
<
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

Thomas_Boy_

Сколько себя помню, всегда она мне нравилась. А сейчас просто сногсшибательно выглядит.

14:37 30 декабря 2017

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!