03:00 8 октября 2010 | Теннис

Екатерина Крючкова: "Наша "Чайка" гордится Звонаревой"

Первый тренер Веры Звонаревой - Екатерина КРЮЧКОВА. Фото Евгения ФЕДЯКОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
Первый тренер Веры Звонаревой - Екатерина КРЮЧКОВА. Фото Евгения ФЕДЯКОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

В энциклопедии "Российский теннис" статья о Екатерине Крючковой находится между статьями "Кружок любителей игры в лаун-теннис" и "Кубок Кремля". Что по-своему символично, ведь уже три с половиной десятилетия Екатерина Ивановна воспитывает будущих чемпионов из мальчишек и девчонок, для которых теннис - игра пока еще в детском, а не спортивном значении этого слова.

С заслуженным тренером России, давшим путевку в теннисную жизнь финалистке Уимблдона и US Open этого года, первой ракетке страны Вере Звонаревой, мы встретились на корте ДЮСШ "Чайка", которая находится рядом с метро "Парк культуры" и которой Крючкова верна вот уже много лет. Наш разговор состоял из двух частей с небольшим антрактом.

О ПЕРФЕКЦИОНИСТКАХ, МАКСИМАЛИСТКАХ И РАБОТЕ НА РЕЗУЛЬТАТ

- Давно тренируете, Екатерина Ивановна?

- Судите сами - c 1975 года.

- Наверное, раньше работать было труднее?

- Не скажите. Раньше ребенок изначально приходил в секцию более мотивированным. Уже в 6 лет понимал, где он оказался и для чего.

- А сейчас?

- Сейчас все иначе. Способных детей меньше не стало, но как же они перегружены! Школа, иностранный язык, всевозможные досуговые мероприятия... Для того чтобы мотивировать ребенка, в хорошем смысле слова завести его, тренеру требуется гораздо больше моральных сил. Поэтому и устаем мы сильнее. Но ничего не поделаешь - таково время.

- Сколько детей прошло через ваши руки?

- Скажу честно, не считала. Я же начинала работать еще в советской системе, которая требовала большой наполняемости групп. Чтобы получить зарплату, нужно было выполнить определенную нагрузку, отработав соответствующее количество часов. Охватить большое количество детей было очень сложно, но я справилась - при поддержке своего мужа. В памяти же, как правило, остаются ученики, которые продолжили заниматься спортом или добились в нем определенных успехов.

- В чем особенность "Чайки"?

- Наша теннисная школа всегда была нацелена на серьезную селекционную работу. Иными словами, работу на результат. Так было и в 1989 году, когда я пришла сюда из "Динамо", так же дело обстоит и сейчас. И я считаю это правильным.

- Звонарева - самая известная воспитанница этой школы?

- Безусловно. Мы гордимся тем, что в этих стенах выросла теннисистка суперкласса, которая как бы проносит через всю свою карьеру идею "Чайки".

- А в чем эта идея заключается?

- В любви к теннису, которую мы, тренеры, прежде всего воспитываем у детей. И в реализации на практике нашего понимания игры... Вера воплощает в жизнь наши мечты, и когда задумываешься об этом, становится радостно на душе.

- Когда вы поняли, что Звонареву ждет большое будущее?

- Тренер никогда не должен задумываться о подобных вещах. Иначе в итоге может ничего не получиться. Разумеется, ты всегда стремишься к тому, чтобы ученик на соревнованиях показывал какие-то домашние заготовки. И Вера это делала. Но кроме этого в ней меня подкупало две вещи. Во-первых, способность биться до конца. Она боролась так, как в свое время учила бороться одна из основательниц нашей тренерской школы Нина Сергеевна Теплякова. Во-вторых, сочетание умного тенниса и смелости. Невысокой Вере было трудно сильно бить по мячу, и часто приходилось играть затяжные розыгрыши. Но если мяч вдруг попадал в удобную для удара зону, она, порой неожиданно для всех, тут же использовала предоставившуюся возможность, била и попадала в корт.

- Вера любит говорить, что по натуре является перфекционисткой. Это ей больше помогает или мешает?

- Я считаю, что помогает. Наверное, потому, что и сама максималистка. Еще сравнительно недавно телекомментаторы часто сетовали - мол, сколько же Звонаревой можно плакать на корте? Однако Верины слезы - это проявление не слабости ее характера, а внутреннего конфликта. Иногда огромное желание сделать так, как надо, перехлестывает, и становится жутко обидно. А бороться Вера никогда не прекращает, у нее это качество с детства.

- Как вы боролись с ее слезами?

- Вере порой было достаточно маленькой подсказки, куда играть. Когда она видела и понимала план игры, эмоциональные всплески тут же исчезали.

- Ваши советы она до сих пор воспринимает?

- Ну я сейчас уже просто не имею права много советовать. Хотя иногда все-таки не могу сдержаться и влезаю со своими подсказками. Например, я вижу, за счет чего Вера может прибавить в скорости и мощи. Мы ведь расстались, когда ей было 17 лет, и я до сих пор знаю, где остались недоработки. Поэтому переживаю. Но Вера - девочка умная и, думаю, еще сумеет сделать свой теннис более скоростным и мощным.

ИЗ ДЕЛИ - НА ЧЕМПИОНАТ МОСКВЫ!

В этот момент моя гостеприимная собеседница предложила сделать перерыв на чаепитие и стала накрывать на стол в тренерской. Я же пообщался тем временем с другим - гораздо более юным, но все равно достаточно любопытным - собеседником. Смуглокожий Аман Агарвал, сын индийского дипломата и 31-й номер европейского рейтинга игроков до 14 лет, не только уже несколько лет тренируется на "Чайке", но даже успел сыграть за сборную Москвы.

- Какими судьбами ты оказался на "Чайке"?

- Известный парный игрок Махеш Бхупати, с которым знаком мой папа, в свою очередь, хорошо знает Веру Звонареву. Она и посоветовала здесь тренироваться.

- И как успехи?

- Выиграл пару европейских турниров, выступал за команду Москвы на одном из российских чемпионатов. Вот интересно: за свой родной Дели еще не играл, а за Москву уже успел сыграть. На это, правда, специальное разрешение понадобилось.

- Где тебе больше нравится заниматься теннисом?

- В Германии отличные условия для проведения турниров, а тренироваться лучше здесь, на "Чайке".

- Тем не менее, говорят, ты собираешься в Америку - в академию Ника Боллеттиери...

- Да, хочу заниматься теннисом профессионально. Кстати, у нас Индии в последнее время появились неплохие игроки. Надеюсь, будет хорошая команда в Кубке Дэвиса.

О ТРУДНЫХ ВРЕМЕНАХ И ЗВЕЗДНЫХ ТРЕНЕРАХ

- Тяжело расставаться с молодыми игроками, с которыми провели много лет? - вновь спрашиваю Крючкову.

- На душе, конечно, порой кошки скребут, ведь в каждого ученика ты стараешься вложиться по максимуму. Но умом понимаешь: жизнь продолжается, и пришло время для расставания. Просто так будет лучше.

- То есть зависти к тренерам, пользующимся плодами вашей работы, вы не испытываете?

- Ни в коем случае, ведь я сама отказалась от работы с профессионалами.

- Почему?

- Потому что мое - это школа. И мне по-прежнему интереснее всего искать способных детей.

- Неужели вам никогда не хотелось пройти с учеником путь с самого начала до больших побед?

- Конечно, хотелось. Но это не так просто. Даже легкие по характеру дети далеко не всегда дорастают хотя бы до мастеров спорта. Чего уж там говорить о ребятах, которых мы, тренеры, про себя называем сложным материалом. И потом таким максималистам, как я, в профессиональных турах приходится тяжело. Я - жесткий тренер, а там надо проявлять больше дипломатии.

- Для обычного болельщика состоявшийся игрок - это теннисист из мировой рейтинговой десятки, на худой конец - двадцатки. А что вкладывает в это понятие детский тренер?

- Это серьезный и очень интересный вопрос. Разумеется, далеко не все дети гениальны так же, как Роджер Федерер, поэтому скажу так. Для меня состоявшимся игроком становится тот, который благодаря характеру сможет до конца отработать свой талант. Значение характера в теннисе я оцениваю очень высоко. И бывает жутко обидно за тех людей, которые по каким-то причинам не смогли реализовать свой потенциал.

- Почему в женской первой сотне у нас вот уже несколько лет подряд стоят полтора десятка игроков, а в мужской - в лучшем случае в два раза меньше? Неужели только потому, что с юниорками по сравнению с юниорами работать легче?

- Я вам сейчас скажу одну вещь, которая, возможно, кому-то будет обидна. Тем не менее, на мой взгляд, это так. Еще в советские времена школа женского тенниса была у нас сильнее, чем школа мужского. Оттуда все и идет. Никто не спорит с тем, что девочки более послушны. И что когда способная девочка доходит до определенного уровня, ей легче подобрать спарринг-партнера. Но дело не только в этом. Нам крайне необходим свой центр подготовки, в котором можно было бы совершенствовать и реализовывать на практике методику подготовки мужчин. Ведь мальчикам с их непростыми характерами постоянно нужно придумывать что-то новое, какие-то нестандартные ситуации и упражнения. И за границей это делают лучше. На первый взгляд утверждать так вроде бы грешно. Примеры Чеснокова, Волкова, Кафельникова, Сафина, Давыденко, Южного, который вырос во многом благодаря нашей теннисной науке, говорят сами за себя. Тем не менее в Кубке Дэвиса скамейка запасных у нас сейчас пуста. У девочек же подрастает новая звезда - 16-летняя Даша Гаврилова, да и в других возрастах есть игроки, на которых можно рассчитывать.

- А чего, кроме центра подготовки, на ваш взгляд, не хватает российскому теннису? И за счет каких резервов он с уже достигнутых высот может подниматься еще выше?

- Хочется быть оптимисткой, но тяжелые времена переживает сейчас не только теннис - весь российский спорт. Что бы там ни говорили, Олимпиада в Ванкувере обнажила кучу проблем. Однако я верю в наших молодых теннисных тренеров. При наличии современных стимулов к работе они способны давать результат. Кстати, возвращаясь к предыдущему вопросу. Я очень хорошо знаю все возраста наших мальчиков. До 14 лет они зачастую играют здорово, а потом куда-то пропадают. Некоторые идут учиться, другие просто не меняют свой теннис, что в тот или иной момент необходимо. И тут нужна своевременная тренерская подсказка.

- Каким вам видится идеальный теннисист?

- Совместите лучшие качества Федерера и Надаля - и получите идеального игрока. Еще сравнительно недавно идеалом в плане техники, тактики и психологии был Федерер. Швейцарец, безусловно, еще будет играть в теннис, но пик его звездности уже позади. Надаль младше на 5 лет, и сейчас пришло его время. Впрочем, смена лидера - обычное явление в любом виде спорта. Вот и у женщин вот-вот появится новая первая ракетка мира - имею в виду Каролин Возняцки.

- Датчанку многие считают игроком, который зачастую побеждает в первую очередь за счет чужих ошибок. Это нормально, когда такая теннисистка, да еще не имеющая побед на турнирах "Большого шлема", становится первой в мире?

- А почему не нормально? Она заслужила! Как и Динара Сафина с Еленой Янкович, которые тоже становились первыми. Возможно, с точки зрения моего личного понимания тенниса, игра той же Возняцки не до конца идеальна. Однако это отнюдь не умаляет ее заслуг.

- На пресс-конференции после финала US Open Звонарева сказала: "Хотелось бы, чтобы рядом был человек, который проходил все стадии турниров "Большого шлема", включая выигранные финалы". Поддерживаете это желание Веры?

- Целиком и полностью, ведь это же фактически мои слова! Всегда считала, что Вере нужен звездный тренер. Ни в коем случае не хочу обижать и принижать заслуги ее нынешнего наставника Сергея Демехина, но Звонаревой нужен человек, который будет правильно ее направлять.

- Примеры таких тренеров можете привести?

- Мелани Молитор - мама Мартины Хингис. Швед Питер Лундгрен, который работал с Федерром и Сафиным. Еще американец Брэд Гилберт. Это люди, хорошо знающие теннис изнутри, обладающие интуицией и способные вывести игрока на вершину.

- Евгений Кафельников считает, что, работая с игроками высшего уровня, тренер в большей степени становится мотиватором...

- Хороший детский тренер тоже воспитывает в ребенке мотивацию, с которой тот потом идет через всю свою спортивную жизнь. Просто мотивация эта на всех этапах разная, поэтому в принципе я с Евгением согласна. На высшем уровне зачастую важно помочь обрести игроку уверенность. Там существует большое количество психологических аспектов, в которых может разобраться только очень квалифицированный специалист.

- А мотивацию в спортсмене действительно можно воспитать или это качество от бога?

- Мотивация обязательно должна быть заложена природой, а задача тренера - доставать ее из ученика, порой буквально по капле. Скажем, у Веры Звонаревой всегда присутствовало большое желание совершенствоваться. Она и сейчас ищет свой путь, причем порой идет на ощупь.

- Но вы ведь наверняка не сомневаетесь в том, что Звонарева сумеет выиграть турнир "Большого шлема"?

- Конечно, не сомневаюсь. Вера обязательно свое возьмет!

Евгений ФЕДЯКОВ

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...