Газета № 7618, 25.04.2018

Владимир Камельзон: "Почему Касаткина не приехала?!"

Дарья КАСАТКИНА. Фото AFP
Дарья КАСАТКИНА. Фото AFP

Сборные России по теннису вылетели в низшие группы розыгрышей Кубка Дэвиса и Кубка Федерации. Свое мнение о том, случайны или закономерны эти результаты высказал заслуженный тренер России, директор теннисной школы "Белокаменная" Владимир Камельзон.

– По вашему мнению, к этому результату все и шло?

– Ничего не происходит просто так. В футболе к чемпионату мира у нас построены грандиозные стадионы. В хоккее есть шикарные ледовые дворцы. Это огромные вложения в будущее, это ресурсы для следующих поколений. Что сейчас есть в теннисе, одном из самых популярных видов спорта? У нас нет крытой базы для сборной страны, где можно было бы тренироваться круглогодично. Мы теряем талантливых детей. И самое страшное – никого это не волнует, а должно волновать всех.

– Вы говорите, что никого не волнует. Но почему?

– Есть большая проблема с тренерами. Им не слишком интересно то, что происходит на уровне сборной. Многие хорошие специалисты устроились в частные клубы, где играют спаррингами с богатыми клиентами, не несут ответственности за результат. Разве они пойдут на менее высокую зарплату, чтобы работать со сборной? Современные тренеры в России практически не пытаются обменяться опытом. С ностальгией вспоминаю времена СССР, когда более 150 тренеров собирались в Москве и перенимали друг у друга все то, что наработали.

– А как же Федерация?

– Беда в том, что никто в нашей федерации ничего не решает, кроме президента. Есть проблемы на уровне тренерского совета: недостатки в комплектовании сборных команд и общего понятия "национальной сборной", каждый отвечает сам за себя и это влечет разрозненность системы и так продолжается много лет.

ТРЕНЕР НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ДРУГОМ ИЛИ ПОДРУГОЙ

– Вы имеете в виду капитанов национальных сборных?

– И их тоже. В хоккее даже успешных тренеров могут сменить после триумфа. А у нас проигрывают матч за матчем, и ничего. Не будет в этом случае вообще ничего хорошего! Я часто общаюсь с гениальным тренером Николаем Васильевичем Карполем. Делал ему замечания по поводу некоторых его высказываний по отношению к спортсменкам. На что он мне ответил: "Володя, если я эти два десятка девок не прижму, то не только золотых медалей не возьму, но и до деревянных не доберусь никогда". На месте капитана должен сидеть настоящий тренер, а не друг или подружка. Он должен понимать, что можно выжать из каждого матча. Вспомните, сколько было вытянуто уже проигранных, это все нужно возвращать и поднимать.

– Как именно необходимо поднимать?

– Я бы пересмотрел состав правления ФТР, состав тренерского совета, тренерский состав национальных сборных. На контракте с федерацией есть один испанский специалист, которого на тренировках никто не слушает. Мы с Шамилем Тарпищевым в 2014-м были на тренировке мужской сборной перед игрой с Польшей. С командой на корте одновременно находились девять специалистов! Все молчали, как рыбы! А в итоге последовало поражение. Сейчас ничего не изменилось. Тренеров много, а мы Австрии проигрываем.

– Эти провалы будут как-то анализироваться, обсуждаться? ФТР будет принимать меры?

– Не думаю. Того, кто может что-то сказать и сделать, на заседание не позовут. Я не сомневаюсь, что несмотря на громкие неудачи, руководство ФТР постарается не педалировать эту тему, будет утверждать, что все нормально, что у федерации есть бюджет до 2030 года, и что скоро Россия всему миру покажет, как нужно играть в теннисе. Но кем показывать?

ЛИЧНЫЕ ТУРНИРЫ МОГУТ И ПОДОЖДАТЬ РАДИ СБОРНОЙ

– Кто сейчас должен взять на себя всю ответственность за то, что происходит?

– Президент ФТР Шамиль Тарпищев, руководитель тренерского совета Геннадий Жуков. Персонально они, поскольку кроме них никто другой не имеет возможность влиять на ситуацию. Хорошо, назначили Игоря Андреева капитаном – смелое, по-спортивному честное решение. А на кого ему опереться? Каждый игрок – целая команда: теннисист, тренер, массажист, менеджер. С ними нужно договариваться. Вот как мы могли допустить, чтобы в Ханты-Мансийск не приехала Дарья Касаткина, с которой был бы полноценный состав? Она ведь задолго до матча объявила о том, что не будет играть, и дело вовсе не в травме. К такому поведению я отношусь негативно. Она что, уже не россиянка? Разве может страна, вырастившая игрока, стоять перед этим игроком на коленях?

– А что в данной ситуации делать? Не приглашать "отказников" в сборную и закрыть дорогу на Олимпиаду?

– У меня нет универсального рецепта. Но наше слишком интеллигентное отношение к игрокам бросается в глаза. Наши тренеры не могут сказать теннисистам, чтобы к определенной дате они прибыли на сбор, иначе будут наложены штрафные санкции. Такое есть во всех видах спорта, кроме тенниса. Тем более, за сборную никто бесплатно не играет! Все спортсмены, выступающие за национальную команду, получают деньги, хотя и так много зарабатывают. Но они при этом должны понимать, что являются россиянами, а их менеджеры не должны командовать федерацией. Два-три матча в году – не самая большая нагрузка, потерпят с личными турнирами.

У ШАРАПОВОЙ НУЖНО УЧИТЬСЯ

– Вы много говорите о функционерах, тренерах. А игроки? С нынешним поколением наши команды способны вновь подняться наверх?

– Конечно! Особенно если говорить о мужской команде. За 2-4 года сборную можно поднять. Речь не о победе в Кубке Дэвиса, а о том, чтобы вернуться в Мировую группу и выглядеть там достойно. Но при условии кропотливой работы.

– А женская команда?

– Свой опыт молодым могут передавать и Светлана Кузнецова, и Анастасия Павлюченкова, и Екатерина Макарова, и Елена Веснина которые и сами еще способны играть на высоком уровне. У той же Шараповой можно еще успеть чему-то поучиться. Главное, чтобы этот опыт молодое поколение хотело перенять.

– Вы сказали про Шарапову. Мария недавно заявила, что хотела бы сыграть на Олимпиаде в Токио. Значит, стоит ждать ее появления в составе сборной России? Сумеет она вновь вернуться в число лидеров?

– Машу сильно подкосила история с мельдонием. По сути, это сломало ей карьеру. Великую теннисистку сделали крайней. И о ее перспективах сейчас сложно судить. Будет она играть на Олимпиаде или нет, но Шарапова – потрясающий пример для молодых. Надо искать с ней контакт, постараться сделать так, чтобы команда с ней на одном сборе оказалась. Она работает просто фантастически, совершенно не так, как остальные. Если сейчас подключить Шарапову, это невероятная школа. Вот она вернулась после очередной травмы, и не побоялась отказаться от своего тренера. Она даже сейчас что-то ищет, пытается использовать все возможности.

– А чем живет школа "Белокаменная"?

– Живем со своими проблемами уже 20 лет, нас никто не слышит и слышать не хочет. А ведь такой школы в мире больше нет. Да если бы у нас был крытый теннисный центр, никто бы из России в Академию Ника Боллетьери не поехал. Мы работаем и будем работать для развития российского тенниса. Мы же помимо воспитания игроков проводим еще массу детских турниров в Москве и Санкт-Петербурге , не говоря о главных наших соревнованиях АТР и WTA в Санкт-Петербурге.

– Нет ли опасений за будущее этих турниров в свете рекомендаций ВАДА не проводить соревнования в России?

– Нет, конечно. В руководстве мирового тенниса работают адекватные люди, с которыми мы в прекрасных отношениях. Они руководствуются не странными рекомендациями, а здравым смыслом. Так что опасаться за судьбу турниров точно не стоит.

Газета № 7618, 25.04.2018
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ