20:25 8 сентября 2015 | СНОУБОРД

Екатерина Тудегешева:
"Я не делю ничего со сборной России"

Екатерина ТУДЕГЕШЕВА в гостях у "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Екатерина ТУДЕГЕШЕВА в олимпийском Сочи. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Екатерина ТУДЕГЕШЕВА в гостях у "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
2

Двукратная чемпионка мира Екатерина Тудегешева рассказала о том, как собирается вернуться в элиту мирового сноуборда

Второй сезон подряд Екатерина Тудегешева, первая в истории российского сноуборда чемпионка мира, готовится к соревнованиям вне основной команды страны. Ее пути со сборной России разошлись весной 2014-го. Решение уйти приняла сама спортсменка. Повлияли два обстоятельства – нежелание поддержать коллег в инициативе создать независимую от горнолыжного спорта федерацию, а также конфликт с главным тренером национальной команды Денисом Тихомировым. В итоге к прошлому сезону Тудегешева готовилась вместе с командой B. Особых успехов такая подготовка не принесла. Российская сноубордистка, в сезоне-2010/11 выигравшая общий зачет Кубка мира, осталась без подиумов на главных международных соревнованиях – мировом чемпионате и этапах Кубка мира. К нынешнему сезону Тудегешева будет готовиться совсем иначе. Работать с новым тренером сноубордистка начала 7 сентября в Австрии.

– Это австрийский специалист. Он работает с интернациональной командой. Она состояла из четырех человек – двух американцев, одного корейца и одной чешки. Теперь нас будет пять. Кстати, чешская сноубордистка – это та самая Ледецкая, которая выиграла в прошлом году золото чемпионата мира.

– Как вы нашли этого тренера?

– Я его знаю очень давно и очень давно хотела с ним поработать. Не было возможности.

– Почему?

– Я была в составе сборной России. У нас были и главный, и старший тренеры. Никто бы не стал специально для меня приглашать иностранного специалиста. Это было исключено.

– У пловцов и лыжников, например, тренироваться отдельно от основной сборной – нормальная практика.

– Может быть. Но у нас так не принято. Я ведь просила дать возможность поработать с этим специалистом еще перед Олимпиадой. Никто мне такой возможности не дал.

– А почему вы выбрали именно этого тренера?

– Прежде всего, он все-таки тренирует интернациональную группу, а не готовит сборную какой-либо отдельно взятой страны. В его команде собраны те, у кого нет сильной сборной, сильного тренера и возможности готовится со своей национальной командой. Те же американцы. Все прекрасно знают, что в США не развиваются жесткие параллельные виды сноуборда. В Чехии тоже нет команды, нет тренера. И вот именно таких спортсменов он и находит.

– То есть он сам вам предложил поработать вместе?

– Нет, предложила я. А он с радостью согласился. Сказал, что давно хотел со мной поработать, но думал, что это невозможно в принципе.

– Кто будет выплачивать вашему тренеру зарплату?

– Мой личный спонсор. Все остальные расходы, связанные с моей подготовкой как члена сборной России, оплачивает министерство спорта.

– То есть министр спорта Виталий Мутко полностью вас поддержал?

– Решение принимал заместитель министра Юрий Нагорных. Он уже второй год меня поддерживает в моей непростой ситуации, огромное ему спасибо за это.

– Вариант с возвращением в сборную, как я понимаю, вы совсем не рассматривали?

– Все было, на самом деле, намного комичнее. В это межсезонье тренерский совет, старший и главный тренеры сами приняли решение отправить меня на самоподготовку и даже не сообщили мне об этом. Хотя я чемпионка России и выполнила критерий отбора в сборную страны. Но, несмотря на это, меня отключили от централизованной подготовки.

– Они имели право вас исключать?

– Насколько я знаю, они имели право это сделать только по медицинским показаниям. Таких не было. Но меня смутило не отстранение от сборов, а то, что меня об этом даже не уведомили. Причем я видела старшего тренера после принятия решения, он ни слова не сказал. Только поздоровался.

"ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ ПРИНЯЛА РЕШЕНИЕ РАНЬШЕ"

– С какими эмоциями вы сейчас вспоминаете об Олимпиаде в Сочи?

– На самом деле с положительными. Это был прекрасный опыт. Мне нравится в Сочи. В нынешнем сезоне мы, например, с моим спонсором проводили детские соревнования на Красной Поляне. Приглашали детей со всей России до 15 лет. Но кроме проведения соревнований нам было важно показать детям место, в котором проходила Олимпиада, показать олимпийские объекты. Все прошло прекрасно, поэтому от Сочи – только положительные эмоции.

– Много думали о том, почему не получилось выиграть олимпийскую медаль?

– А думать особо и не надо. Еще до Олимпиады было понятно, что подготовка проваливается. Не было должного контакта с тренером. И моя вина в этом тоже была... Но это все в прошлом. Я приняла решение уйти из сборной, поменять обстановку, найти себе хорошего специалиста.

– О принятом решении не пожалели ни разу?

– Ни на секунду. Я поняла, что в сборной с теми специалистами, с которыми я работала, нам было просто больше нечего дать друг другу. Из-за и этого возникали конфликты. На самом деле это довольно стандартная ситуация в спорте. Именно по аналогичной причине между спортсменами и тренерами чаще всего и возникают конфликты. Тренеру нечего дать спортсмену, а спортсмен не так, как прежде, воспринимает тренера. Поэтому я решила уйти и считаю, что сделала правильно.

– Можно было уйти иначе, по-хорошему?

– По-хорошему мало кто уходит из сборной. Ведь в сборной комфортно, стабильно, там все за тебя решили, все за тебя сделали. А ты катаешься как сыр в масле. У тебя есть массажист, сервис и так далее. Когда ты уходишь из сборной, ты должен понимать, что 70 процентов работы, которую делала за тебя команда, тебе придется делать самому. Так что на такой шаг решиться довольно сложно. Когда я принимала решение, то все это осознавала. А как уходить... Конечно, хотелось бы по-хорошему. Но по-хорошему я просила еще после чемпионата мира 2013 года, который выиграла. Не получилось. Но федерация и тренеры должны были понимать, что ситуация может выйти из-под контроля.

– Вас с вашими желаниями воспринимали тогда как бунтаря?

– Да нет, не думаю. Я ведь хотела перемен не для всей сборной в целом, а только для себя. Зачем пытаться что-то сделать, если всех все устраивает. Тот, кого что-то не устраивало, свое мнение высказывал. Могу сказать, что не устраивало все-таки не одну меня.

– В общем, ваш уход из сборной был далеко не таким спонтанным, как могло показаться со стороны?

– Еще в 2013-м было очевидно, что результаты начнут падать. Вот вы спрашиваете, жалею ли я... Единственное, о чем я жалею, – что не приняла решения раньше, до Олимпиады.

– Тогда можно было бы ждать других результатов в Сочи?

– Сейчас мне кажется, что да. Но когда я думала об уходе в 2013-м, это мысль меня пугала. Я боялась взять на себя такую ответственность, боялась перейти на индивидуальную подготовку. Сейчас же я к этому абсолютно готова и отношусь спокойно. Для меня это стало нормой. За прошлый сезон я ко всему привыкла.

– Насколько тяжелым получился для вас прошлый сезон?

– На самом деле я бы с удовольствием начала работать под руководством австрийского специалиста уже тогда, но это было невозможно из-за финансовых проблем. Пришлось работать с командой B. Там, конечно, тренерский штаб очень слабый. Я имею в виду, для работы на уровне Кубка мира.

– Как вас встретили в команде B?

– Ну, мы все-таки были до этого знакомы. Мы часто вместе тренировались, проводили сборы, выезжали на соревнования. Да и нашу совместную работу я бы скорее назвала формальной. У меня не было завышенных ожиданий. Я прекрасно понимала, куда я иду и что меня ждет. Но все, что от меня требовалось, я выполняла – планы, объемы, посещение сборов. Но вы знаете, я проанализировала прошлый сезон и поняла, что он был одним из самых неудачных за последние, наверное, лет восемь. Еще у меня был очень плохой 2008 год, и вот с тех пор я ни разу не опускалась в рейтинге так низко. Хотя есть объективные причины – я пропустила три этапа Кубка мира (из-за отказа Федерации сноуборда финансировать специалистов, с которыми работала Тудегешева.  – Прим. "СЭ"). До этих пропусков я шла в рейтинге второй из шести девчонок, которые выступали на Кубке мира. На чемпионате мира была второй по рейтингу из четырех.

– Когда вам все-таки удавалось приехать на соревнования, насколько активно вы общались со сборной России?

– Мы нормально общаемся! Я ведь абсолютно ничего не делю со сборной. Я понимаю, что конфликты и недопонимание с тренером нельзя переносить на всю команду.

– То есть с ребятами вы продолжаете общаться так же, как общались до ухода?

– Да, конечно.

"СЕРЬЕЗНО ДУМАЛА ОБ УХОДЕ ИЗ СПОРТА"

– Насколько активно вы сейчас изучаете английский?

– Мой нынешний разговорный уровень позволяет нормально общаться, например, с моим тренером. Я понимаю все, что он мне говорит. Так что особых проблем нет. Хотя, конечно, я буду совершенствовать свой язык. Тем более когда есть практика, постоянное общение, то схватывать и запоминать намного проще.

– С такой командой у вас, кажется, нет шансов не выучить язык окончательно.

– Да, конечно! Отступать некуда, только английский, только вперед! (Смеется.) Если серьезно, то сейчас я начинаю новый сезон и стараюсь настраиваться максимально позитивно. Очень надеюсь на то, что нам с тренером удастся найти общий язык, и мы вместе сможем вернуть меня в элиту мирового сноуборда. То, что зависит от меня, я готова выполнять.

– Ваши совместные тренировки только начинаются. А как вы готовились к сезону до этого?

– У меня было два предсезонных сбора. Один в августе в Анапе, до этого мы с тренером по ОФП ездили в Кисловодск на федеральную базу. Я была там в первый раз. В Кисловодск сноубордисты вообще в принципе никогда не приезжали. База, конечно, шикарная. Там базируются борцы, боксеры, даже хоккейные команды. Классный стадион, беговые дорожки, в общем, все условия. Это среднегорье, около тысячи метров над уровнем моря. Для "физики" и "втягивания" – отличное место.

– Вернуться в элиту мирового сноуборда – ваша главная цель?

– Да, в четверку общего зачета, конечно, очень хочется вернуться. Я буду очень стараться. Давно я там не была.

– Вы внутренне сильно изменились за последние полтора года?

– Наверное, кардинально. У меня пропали постоянные сомнения по поводу того, делать или нет, уходить - не уходить... Этого нескончаемого потока вопросов к самой себе больше нет. Сейчас я абсолютно уверена – как будет, так будет. То, что я могу, я делаю, в том числе и в вопросах, связанных с подготовкой, организацией и так далее...

– По вашему голосу можно угадать, насколько рутинными вам кажутся эти обязанности.

– Не то что рутинными... На самом деле наоборот, я бы сказала, что это интересно. Ты начинаешь смотреть на все с совершенно другой стороны, глаза открываются. Когда ты в сборной, то даже не можешь себе представить, сколько вопросов надо решить.

– Вам пришлось стать собственным менеджером?

– Я уже и менеджер, и спонсор, и массажист, и врач. У меня теперь очень много функций (смеется). Но это очень ценный опыт, думаю, в будущем он мне пригодится.

– Вы сказали о том, что думали об уходе из спорта. Серьезно или так, как обычно об этом периодически подумывают все спортсмены?

– Я думала об этом серьезно, ведь надо отталкиваться от ситуации. Если бы я, например, не получила сейчас финансирование, было бы очевидно – надо заканчивать. Потому что у нас очень дорогой вид спорта – и по оборудованию, и по местам проведения. Это в основном ледники, Европа. Суммы огромные. Но все сложилось так, что я могу продолжать.

– И дело ведь не только в желании вернуться в элиту сноуборда, вас держит что-то большее?

– Если вы намекаете на Олимпиаду, я не могу пока ничего сказать. На данный момент меня держат в спорте мысли именно об этом сезоне. Если он пройдет хорошо, то в следующем году будет чемпионат мира. А дальше пока я не загадываю.

2
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (2)
Войти, чтобы оставить комментарий

joleger

Поддержу предыдущего оратора.

06:39 9 сентября 2015

Д. Мокус

Катя, Россия с тобой!!!

21:08 8 сентября 2015

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...